Уголовное право феодально-раздробленной Руси (XIV-XV вв.)

Страх мщения, доносов, обвинения в неверности власти наполнял воздух Древней Руси, более плотно окутывал Русь феодально-раздробленную, а позже — преобразованную в централизованное феодальное государство. Однако жестокость наказаний за некоторые преступления не исключала разумную снисходительность в других случаях, в ходе доказывания противоправности деяния. Так, в середине XV в. среди норм Новгородской Судной грамоты и Псковской Судной грамоты1 появилось мирное соглашение между зачинщиком (преступником) и потерпевшим, клятва в невиновности — присяга перед Богом и целование креста (см. ст. 13—15 Новгородской Судной грамоты; ст. 37, 80, 105 Псковской Судной грамоты), проявилось поручительство как форма обеспечения исполнения обязательств (см. ст. 32, 33, 45 Псковской Судной грамоты)[1] [2].

Псковская Судная грамота возникла, вероятно, после отделения Пскова от Новгородской республики, создания Псковской республики. Дату ее принятия можно только предполагать [равно как и время составления Новгородской Судной грамоты: 1385 г. (Л. В. Черепнин), 1440 г. (М. М. Михайлов, П. Н. Мрочек-Дроздовский), 1446 г. (А. Н. Филиппов, Б. М. Кочаков), 1456 г. (И. Д. Беляев[3])]. Дата принятия Псковской грамоты, но рассуждениям И. Д. Беляева, связана не с 1397 [6905] г., как указано в самой грамоте, а с 1462—1463 гг. По мнению Н. Н. Мурзакевича, М. К. Рожковой и др., этой датой может быть 1467 г. Между тем большая группа исследователей (М. Ф. Владимирский-Буданов, М. А. Дьяконов, Н. В. Калачов и др.) дату, указанную в рукописи (1397 г.), считали вполне реальной с учетом ее последующих редакций[4].

Оригинал Псковской Судной грамоты так же, как и Русской Правды, не сохранился; к сожалению, часть текста утрачена. До нас дошли Ворон- цовский и Синодальный списки этого документа (более позднего происхождения). Псковская грамота явилась по сути окончательной редакцией узаконений, изданных в разное время псковскими князьями. Грамота закрепила ответственность за предательство, г.е. измену, переход на сторону врага (см. ст. 7), за самоуправство (см. ст. 26, 58, 67). Также предусматривались наказания за убийство (см. ст. 96, 97), побои (см. ст. 58, 111, 120), кражу (см. ст. 1, 7, 8, 34, 35), грабеж (см. ст. 1, 20, 67), разбой (см. ст. 1, 20), поджог (см. ст. 7, 116), оскорбление (см. ст. 117), взяточничество

(тайный посул — см. ст. 4, 48). Смертная казнь получила законодательное закрепление как вид наказания в ст. 7, 81.

Новгородская Судная грамота «О суде и о закладе на наездщики и на грабещики» (т.е. о суде и наказаниях за нападения и грабежи) дошла до нас в одном единственном списке — в составе рукописного сборника новгородских и двинских актов 1471 г. Грамота предусмотрела уголовную ответственность за такие преступные деяния, как клевета (см. ст. 6), убийство (см. ст. 33, 36), взяточничество (посул — см. ст. 26), поджог (см. ст. 36), самоуправство (см. ст. 36), а также нападение (наезд), грабеж, кражу и раз- бой (см. ст. 6, 10, 11,33,36)[5] [6].

В период преодоления феодальной раздробленности Руси, образования и укрепления русского централизованного государства создавались и нормативные правовые акты «наместничьего управления», которые имели уголовно-правовое содержание. В числе таковых — Двинская (вероятно, 1397—1398 гг.) и Белозерская (по-видимому, 1488 г.) уставные грамоты Московского государства[7].

  • [1] Псковская Судная грамота позднее исследователями разделена на 120 статей, а Новгородская — на 42 статьи. Эти грамоты впоследствии явились источниками СудебникаИвана III 1497 г. и действовали наряду с Русской Правдой более поздних редакций.
  • [2] См.: Российское законодательство X—XX веков. Т. 1... С. 305, 313—314, 334—336, 339,341, 360, 362, 366, 374, 381, 382.
  • [3] По его мнению, в 1471 г. данная грамота лишь переписана на имя великого князяМосковского Ивана III Васильевича (см.: Беляев И.Д. История русского законодательства.СПб.: Лань, 1999. С. 324).
  • [4] См.: Российское законодательство X—XX веков. Т. 1... С. 303,304,328,329; Беляев И.Д.История русского законодательства... С. 307.
  • [5] См.: Российское законодательство X—XX веков. Т. 1... С. 331—338, 340,342, 345, 347—349, 356-357, 360-362, 367, 369, 371, 378-379, 384-386.
  • [6] См.: Российское законодательство X—XX веков. Т. 1... С. 304—308, 312—313, 317—319 ; История государства и права : словарь-справочиик / под ред. М. И. Сизикова. М. :Юрид. лит., 1997. С. 190.
  • [7] См.: Беляев И. Д. История русского законодательства... С. 332—334 ; История государства и нрава : словарь-справочник. С. 18, 63 ; Российское законодательство X—XX веков :в 9 т. / под общ. ред. О. И. Чистякова. М. : Юрид. лит., 1985. Т. 2: Законодательство периода образования и укрепления Русского централизованного государства / отв. ред. томаА. Д. Горский. С. 179-186, 191-200.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >