Историческая школа

К 1930-м гг. в этнологии возникла ситуация, при которой две ведущие на тот момент школы – эволюционизм и диффузионизм зашли в тупик. Причиной такого кризиса в науке стало, прежде всего, то, что обе претендовали на выявление неких универсальных законов развития культур народов мира. Однако в процессе накопления этнографических данных становился все более очевидным тот факт, что ни феномен эволюции, ни процесс диффузии отдельных культурных элементов не может объяснить всего многообразия культурных форм. Осложняло ситуацию и то, что зачастую некритичное следование отдельным теориям, приводило к заведомо ложным выводам. Например, это можно сказать о гипердиффузионизме (утверждение существования генетической связи между египетской культурой и большинством других культур мира) или о теории матриархата, которая не подтверждалась имеющимися этнографическими фактами.

Ответом на такой кризис стало появление в американской антропологии исторической школы, одной из черт которой стал культурный релятивизм, т.е. рассмотрение каждой культуры как уникальной и самоценной категории, несопоставимой в силу этого с другими культурами.

Франц Боас ("Ум первобытного человека", "Центральные эскимосы", "Об ограниченности сравнительного метода") изучал культуру народов Северной Америки. Он считается отцом современной американской антропологии. Начиная как эволюционист, Ф. Боас позже склонился к диффузионизму и, наконец, создал собственную школу, получившей название исторической, для которой характерно совмещение эмпирического подхода и элементов культурного релятивизма.

Альфред Лыоис Кребер ("Антропология") был самым последовательным из учеников Ф. Боаса. Изучая индейцев Калифорнии, он разработал и предложил концепцию культурных ареалов, где одним из первых применил этноэкологический подход к изучению традиционных культур.

Мелвилл Джон Херсковиц продолжил релятивистскую линию Ф. Боаса ("Аккультурация. Изучение культурных контактов", "Экономическая антропология", "Культурная антропология"). Несмотря на широкий спектр интересов (Африка и Латинская Америка) М. Херсковиц избегал каких либо сравнений культур между собой, ограничиваясь лишь их описанием и выявлением некоторых внутренних закономерностей.

Стержнем исторической школы, в рамках которой формировались основные ее методы, стал эмпирический метод исследования. Основной упор делался на накопление этнографических фактов в поле, но изучение этих фактов проводилось без попыток выведения любого рода общих закономерностей и без сравнений культур между собой. Далее, сторонники данного направления подчеркивали, что исследования какой-либо культуры должны базироваться на анализе, который исходит из ценностей самой культуры. Попытки же исследований с позиции установок и систем ценностей европейской культуры приведут лишь к искажению ее облика.

Такие установки сторонников исторической школы, прежде всего, обеспечили качественный и количественный рост исследований этнографической конкретики. Здесь уже исследователь сам ехал в поле, а не пытался, сидя в кабинете, вывести глобальные законы, опираясь на часто спорные источники. Однако с точки зрения науки, такие теоретические установки в перспективе могли привести науку к другому тупику – феноменологическому. Акцент на уникальность каждой культуры и невозможность в связи с этим выведения каких-либо закономерностей сводило этнологию к сугубо описательной науке, где основной задачей становилось всего лишь адекватное отражение реальных культурных феноменов, а не собственно их исследование.

Вторым дискуссионным моментом в теориях исторической школы был обозначившийся крен в сторону исследования статики культуры. Ведь, отказавшись от кросскультурных сравнений, ученый фактически мог фиксировать только современное состояние культурных феноменов. Попытки изучения прошлого культуры (привлекаемые археологические источники не могли дать исчерпывающих ответов) и тем более прогнозирование ее будущего развития заранее было обречено на неудачу. То есть историческая, по своему названию, школа была во многом антиисторична, по сути.

Однако, несмотря на принципиальную новизну самого исторического подхода, методический инструментарий во многом был заимствован у диффузионистов и, в частности, у школы культурных кругов, влияние которой четко прослеживается в трудах Ф. Боаса и А. Кребера. Об этом, например, говорит теория культурных ареалов, разработка которой была связана с именем А. Кребера. Суть понятия культурный ареал заключалась в следующем: несмотря на то, что культуры уникальны и не похожи друг на друга, можно выделить группы культур, внутри которых они обладают определенными сходствами. Основным фактором, определяющим такие сходства, А. Кребер называл природно-географические условия, которые формируют специфику хозяйственной деятельности группы народов. Культурные ареалы, по мнению А. Кребера, неоднородны. Они состоят из центра и периферии, где признаки разных ареалов смешиваются. Границы же ареалов совпадают с географическими границами, что выводит фактор природных условий на первый план при определении теоритории его распространения.

Наконец, еще одной отличительной чертой исторической школы стало смещение фокуса исследований в сторону психологии, что заложило основы будущей школы исследования культуры и личности, лидеры которой (М. Мид и Р. Бенедикт) были ученицами Ф. Боаса. Так, к этнопсихологическим идеям можно отнести теорию Ф. Боаса о существовании "гения" народа – некоего психологического стержня, который объединяет разрозненные культурные элементы в одно целое.

В заключении нужно сказать, что, несмотря на заявленный релятивизм, последователям этого направления не удалось полностью избежать каких-либо обобщений. Особенно это касается учеников Ф. Боаса. Так, А. Кребер предложил идею о существовании неких циклов развития культур, у которых, всеми силами открещиваясь от выведения универсалий, тем не менее, констатировал существование цепочки кризисов и пиков развития культур, которые могли иметь как локальный, так и общемировой характер.

В итоге можно говорить о том, что в начале последней четверти XX в. в этнологии сформировалось два магистральных направления: американская культурная антропология и британская социальная антропология.

Основное их отличие заключалось в том, что британская социальная антропология сосредотачивалась на изучении этнических групп через призму социальных, в широком смысле слова, отношений. Все же культурные феномены рассматривались, исходя из той роли, которую они играли в процессе поддержания и стабилизации социальных отношений. В этом русле, например, работал В. Тернер.

Сторонники американского культурно-антропологического направления изучали, прежде всего, именно культуру и те законы, которые отвечают за ее формирование. Социум здесь являлся лишь одним из ряда культурных феноменов, который следовало изучать так же, как и остальные составляющие культуры.

Наконец, говоря о континентальной европейской научной традиции, нужно констатировать, что какого-то четко выраженного магистрального направления здесь не выделилось. Несколько особняком в этом смысле стоит французское направление структурализма. Однако и оно к концу 1970-х гг. утратило свою популярность.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >