Взаимосвязь ценностных ориентаций человека и эффективности социального развития

Когда произносят слова «социальное развитие», чаще всего подразумевается, что речь идет об экономическом и политическом развитии, которое влечет за собой развитие социальное. При этом политики и экономисты в качестве субъектов социального развития рассматривают отдельные социальные группы, т.е. обсуждают проблемы развития страны с точки зрения исключительно общественных отношений.

Однако в общественные отношения, как показано в гл. 2, вступают не абстрактные представители социальных групп, занимающие определенную позицию в обществе и исполняющие определенную экономическую, политическую, социальную роль, а живые люди со своими темпераментами, характерами, способностями и мировоззрением, т.е. со своей психологией. Внутри общественных возникают отношения психологические, и следовательно, психологические особенности поведения людей и групп во многом влияют на особенности их экономического или политического поведения.

К сожалению, при разработке программ экономического и политического развития особенности психологии человека (прежде всего его ценностно-смысловой сферы) не учитываются или учитываются самым худшим образом.

Например, нередко при формировании общественного отношения к тем либо иным экономическим, политическим или социальным нововведениям используются методы грубого манинулятивного воздействия, которые в итоге приводят к противоположным по отношению к запланированным результатам (имеются в виду результаты не фактические, а психологические).

Инициаторы нововведений, видимо, в силу недостаточности психологических знаний или пренебрежения ими, исходят из представлений о психике человека как о зеркале, инертно отражающем внешний мир, и о самом человеке как о пассивном объекте манипуляций. В действительности же необходимо исходить из следующих положений:

  • 1) психика человека как высшая форма его взаимосвязи с предметным миром выражается в способности самостоятельно реализовывать свои побуждения и активно действовать на основе информации о нем;
  • 2) при сопоставлении информации, полученной разными путями, предпочтение отдается той, которая подтверждается реальным опытом (как известно, практика есть критерий истины);
  • 3) отбор информации о предметном мире и активная целенаправленная деятельность человека осуществляются на основании ценностных критериев, в роли которых выступают такие ценностно-смысловые образования, как личностные смыслы, ценности и ценностные ориентации;
  • 4) ценностно-смысловые образования, выступающие в качестве критериев — ориентиров человеческой активности, обладают значительной устойчивостью к внешним переменам;
  • 5) потребности (будучи ситуативными, завязанными на «здесь и теперь») консервативны, равно как и социальные нормы (те и другие задают некий эталон поведения);
  • 6) ценности, завязанные на перспективу, прогрессивны, ориентируют на развитие и позволяют человеку регулировать свое поведение изнутри;
  • 7) попытки внешнего, революционного слома ценностно-смысловой сферы человека (даже если это осуществляется ради благой с точки зрения «революционеров» цели) приводят к возведению барьеров и созданию системы личностной защиты;
  • 8) если слом все же удается осуществить, то навязанные ценности могут разрушить личность (а вслед за тем и общество).

Обратите внимание

Классическим примером революционного слома ценностно-смысловой сферы в нашей стране является замена в начале 1990-х гг. всех «устаревших» ценностей такими «универсальными», на взгляд реформаторов, ценностями, как деньги и обогащение. Но деньги, будучи универсальным товарным эквивалентом, не могут быть универсальной ценностью. Они всего лишь инструмент обмена теми или иными ценностями (да и го малой их частью). Обогащение (или, более скромно и цивилизованно, — материальное благополучие) как терминальная ценность (т.е. цель, которая стоит того, чтобы к ней стремиться) должно сочетаться с определенными инструментальными ценностями (т.с. убеждениями в том, что предпочтительным для достижения данной цели в любой ситуации является определенный образ действий). Так получилось, что в нашей стране терминальная ценность «обогащение» оказалась связана с инструментальной ценностью «любыми (даже преступными) путями». По существу, тогда общество начало двигаться к состоянию аномии.

За прошедшие десятилетия данное сочетание укоренилось в ценностно-смысловой сфере российских граждан, и теперь, когда возникла настоятельная потребность в опережающих экономических, политических и социальных изменениях, требующих изменения ценностных приоритетов, оказывается, что для многих людей значимы только деньги, желательно огромные, желательно полученные без усилий. К счастью, «многие» не значит «все».

Вернемся к вопросу о взаимосвязи личностных и социальных ценностей. Личностные ценности и ценностные ориентации возникают как присвоенные социальные ценности. При этом, формируя собственную систему ценностей, человек ориентируется не на декларируемые (т.е. провозглашаемые на уровне властных структур), а на реальные социальные ценности. Степень реальности той или иной социальной ценности подтверждается общественной практикой. Например, то же «материальное благополучие» для подавляющего числа граждан страны оказывается декларируемой ценностью. Об этом говорят любые показатели, характеризующие расслоение общества (например, децильный коэффициент). На уровне общества значительное расхождение между декларируемыми государством и реальными социальными ценностями вызывает социальное недовольство, апатию и недоверие к любым новым инициативам, спускаемым сверху.

Однако и на личностном уровне также формируется двойная система ценностей: декларируемых и реальных. Первые позволяют человеку приспосабливаться к навязанным извне требованиям, на вторые он ориентируется при построении собственной траектории жизни. «Встреча» социальных и личностных декларируемых ценностей, как правило, приводит к тому, что социальное взаимодействие приобретает характер неподлинно- сти, а следовательно, останавливается социальное развитие. (Замечательно отражает момент такой «встречи» выражение «Вы делаете вид, что нам платите, а мы делаем вид, что работаем».)

В то же время сформированные личностные ценности и ценностные ориентации обретают определенную независимость от регулирующей роли внешних, неприсвоенных ценностей.

Обратите внимание

Так, в исследовании смысловых детерминант эффективности самореализации студенческой молодежи было установлено, что верхние ступени в иерархии ценностных ориентаций занимают ценностные ориентации на семью, счастье и добро. Наименьший вес при этом имеют ценностные ориентации на карьеру, сгабильность и материальное благополучие1. Конечно, можно говорить, что такое положение карьеры, стабильности и материального благополучия во многом обусловлено возрастными и статусными особенностями участников опроса. Между тем в другом исследовании, где в качестве респондентов выступали взрослые, ценностная ориентация па материальное благополучие занимала низшие ступени иерархии, а первые три места занимали ценностные ориентации на семью, здоровье и друзей. Эти данные позволяют говорить о позитивных тенденциях в формировании ценностно-смысловой сферы наших сограждан.

Когда мы говорим о необходимости опережающего социального развития, нам следует целенаправленно формировать такую систему ценностных ориентаций, которые бы побуждали человека к инновационной активности и определяли ее направление, т.е. выступали в качестве ее ценностных детерминант. В то же время активность участия того или иного человека в инновационных социальных процессах определяется тем, какое место в его иерархии ценностных ориентаций занимает ориентация на самореализацию.

Ценностная ориентация на самореализацию является показателем личностной зрелости человека и одновременно условием ее достижения, а также источником целенаправленной личностно и социально продуктивной активности. Ориентация на самореализацию определяет содержательные и динамические характеристики движения человека к раскрытию его потенциала в ходе жизненного пути; проявляется в постоянных творческих поисках и обеспечивает человеку выход за пределы своих возможностей, максимальное самоосуществление через изменения в себе самом и в других людях, а также в социально значимых результатах деятельности[1] [2].

Несомненно, что государство, которое экономически, политически и социально обеспечивает для наибольшего числа своих граждан возможность транслировать их индивидуальности через результаты труда, а также через изменения в них самих и в других людях[3], получает значительные преимущества в процессе развития. Средства, которые может использовать государство для формирования у большинства членов общества ценностной ориентации на самореализацию, давно известны:

  • • на экономическом уровне — расширение и модернизация сферы производства (на уровне отдельного человека это позволит значительно расширить возможности при выборе профессионального пути);
  • • на политическом уровне — обеспечение для каждого члена общества свободного доступа к непрерывному личностно и профессионально ориентированному образованию (на уровне государства это должно рассматриваться как инвестиция в будущее страны);
  • • на социальном уровне — формирование системы социальных ценностей, в которой реальные и декларируемые ценности максимально бы совпадали, а ведущими реальными ценностями были бы ценности, ориентирующие человека на саморазвитие и самореализацию.

  • [1] Методика исследования исключала для его участников возможность дать социальножелательный ответ.
  • [2] См.: Селезнева Е. В. Смысловые детерминанты самореализации // Мир психологии.2010. №4. С. 78-91.
  • [3] См.: Леонтьев Д. А. Самореализация и сущностные силы человека // Психологияс человеческим лицом. Гуманистическая перспектива в постсоветской психологии / под ред.Д. А. Леонтьева, В. Г. Щур. М.: Смысл, 1997. С. 156—176.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >