Источники права Европейского Союза

В отечественной науке международного права понятие источников международного права не соответствует понятию "источник", употребляемому многими зарубежными, да и отечественными авторами, исследующими правовые проблемы западноевропейской интеграции. Последние часто отождествляют источники права ЕС либо с конкретными видами актов ЕС или его государств-членов, либо с отдельными видами норм права ЕС. Встречаются и такие авторы, которые вообще не касаются этого вопроса. Распространение этого понятия на иные, чем внутригосударственные правопорядки, может привести к серьезным проблемам. Во избежание этого, они предлагают понимать под термином "источник" совокупность "нормативных категорий". Это уточнение позволяет лучше понять мотивы, которыми руководствуются западные авторы при конструировании своих систем источников права ЕС. Сомнительно, что подобными доводами нужно руководствоваться российским юристам, тем более что в нашей науке, применительно к источникам международного права, убедительно показана несостоятельность подобных опасений.

Если встать на точку зрения, что право ЕС - это своеобразная и самостоятельная правовая система, сложившаяся в рамках международной организации, то систему его источников следует строить на основе традиционного их понятия как формы выражения и закрепления правовых норм.

Как известно, общее международное право покоится в основном на международном договоре и обычае, и их взаимодействие оказывает решающее влияние на прогрессивное развитие этого права. В отличие от этого система источников права ЕС опирается на две иные составляющие: международный договор и односторонние правовые акты ЕС, вокруг которых группируются иные правообразующие процессы. Следовательно, основными источниками права ЕС являются международные договоры и акты институтов ЕС. Итак, первым основным источником права ЕС является международный договор.

Среди международных договоров в особую группу источников следует выделить учредительные акты ЕС. Кроме того, поскольку процедура присоединения к ЕС предусматривает заключение международного соглашения, соответствующие акты о присоединении новых членов также следует рассматривать как учредительные договоры.

Следующим видом международных договоров как источников права ЕС являются соглашения, заключаемые ЕС с третьими государствами и ММПО. В западноевропейской доктрине этот вид соглашений относится к производному (вторичному) праву ЕС. Основа юридической обязательности этих соглашений заложена в п. 2 ст. 216 Договора о функционировании ЕС, где говорится, что соглашения, заключенные Союзом, имеют обязательную силу для институтов Союза и для государств-членов. Следует заметить, что на практике такие соглашения часто носят характер смешанных, т.е. в них наряду с Союзом участвуют государства - члены ЕС.

Помимо этого, в актах о присоединении к ЕС новых членов, как правило, устанавливалось их обязательство присоединиться к любому соглашению, заключенному первоначальными членами и касающемуся функционирования ЕС, или которое сохраняет связь с их деятельностью. Это обязательство показывает тесную связь между упомянутыми соглашениями и учредительными договорами и косвенным образом свидетельствует о том, что они входят в правовую систему ЕС как обязывающие членов Союза.

К этой же группе норм производного права и права ЕС примыкают решения представителей правительств государств-членов в Совете. Доктрина признает за такими решениями смешанный характер, считая, что они имеют характеристики как международно-правовых соглашений, так и актов ЕС. С одной стороны, они выглядят как международные соглашения, подпадающие под действие международного права в том, что касается порядка их заключения и вступления в силу. С другой стороны, с актами ЕС их сближает то обстоятельство, что их объект и цели, а также место их принятия (институт ЕС), указывают на их внутреннее институционное происхождение, тем более что в ряде случаев наблюдалось участие других институтов ЕС в их подготовке. В соответствии с практикой Суда ЕС на них не распространяется судебный контроль. Как и в случае дополнительных соглашений, доказательством включения решений представителей правительств государств-членов в Совете в правовую систему ЕС является ст. 3 актов о присоединении новых членов к ЕС, согласно которой новые государства-члены посредством указанного акта присоединяются к решениям и соглашениям, принятым представителями правительств государств-членов в рамках Совета. Как видно из этой формулировки, в отличие от предыдущего случая, где предусматривалось обязательство присоединиться к соглашениям позднее, государства-члены становятся автоматически участниками "решений представителей в Совете" после вступления в силу акта о присоединении к ЕС.

Акты институтов ЕС представляют собой второй основной источник права ЕС. Они покрывают собой практически все сферы интеграции и сотрудничества государств-членов. Правовая система ЕС характеризуется множественностью актов, которые различаются не только по наименованию, но и по целому ряду важнейших юридических признаков (обязательность, характер адресатов и т.д.). Среди важнейших актов ЕС следует указать: регламенты, директивы, решения, рекомендации и заключения.

Говоря о вспомогательных источниках права ЕС, следует указать на то, что подавляющее большинство авторов признают возможность формирования внутри ЕС собственных правовых обычаев. Некоторые авторы даже усматривают становление обычно-правовых норм в некоторых проявлениях практики институтов ЕС. В качестве таковых можно встретить упоминания о праве Европейского парламента формулировать и направлять вопросы Совету (Р. Бебер), о принятии решений представителей правительств государств-членов (Г. Кайзер), или о функционировании Комитета постоянных представителей до того, как он был юридически включен в структуру ЕС посредством Договора о слиянии (Г-П. Ипсен) и т.д. Однако преобладающим является мнение о том, что до настоящего времени не найдено сколько-нибудь заслуживающих свидетельств возникновения правовых обычаев ЕС.

Более пристального внимания заслуживают общие принципы права как источник права ЕС. Общие принципы права относятся к юридическим категориям, которые неизбежно затрагивают глубинные вопросы природы, структуры и функционирования любой правовой системы. Так, в международном праве существует несколько концепций общих принципов права, которые применяются с различной степенью интенсивности в международной судебной и межгосударственной практике.

В правовой системе ЕС концепция общих принципов права получила распространение в правоотношениях, урегулированных правом ЕС. Это объясняется тем, что право ЕС имеет целью урегулировать специальные вопросы межгосударственных отношений (функционирование единого рынка, проведение экономической, социальной и других видов политик и т.д.), поэтому, за редким исключением, содержание его норм довольно определенно и конкретно. Учредительные договоры и акты институтов ЕС, как правило, избегают общих формулировок, однако стремление создать в высокой степени обособленную правовую систему требует формирования единых правовых начал, способных обеспечить целостное и самостоятельно функционирующее правовое пространство. В отсутствие закрепленных в договорном порядке принципов права ЕС их роль должны выполнять более общие правовые нормы, к которым обычно относят общие принципы права, способные заполнить правовые пробелы в процессе правоприменительной практики. В Европейских сообществах они сыграли важную роль в работе Суда ЕС, особенно когда он был вынужден прибегать к толкованию права Сообщества, содержание которого дает немало поводов для подобного творческого правоприменения.

Общие принципы права получили широкое применение в правовой системе ЕС, особенно в качестве источников права ЕС. Более того, можно утверждать, что в судебной практике Суда ЕС сложился целый ряд устойчивых групп общих принципов права различной природы и функционального назначения. Прежде всего следует подчеркнуть, что эти принципы относятся к нормативной категории неписаного права, а своим происхождением они обязаны ни какому-либо из установленных в договорном порядке способов нормотворчества в ЕС, а правоприменительной практике Суда ЕС. Правовое обоснование возможности применения Судом ЕС общих принципов права содержится в учредительных договорах ЕС (ст. 340 Договора о функционировании ЕС).

Итак, в том, что касается понятия общих принципов права, то концепция Суда ЕС весьма близка к международно-правовой концепции, носящей аналогичное наименование, что неудивительно, поскольку отражает объективно существующее единство исходных начал и технических приемов, используемых в рамках одной системы права (в данном случае международного права). Однако в вопросах юридической силы общих принципов права и их месте в системе норм права Сообщества ситуация в ЕС заметно отличается от концепции международного права.

Среди конкретного перечня общих принципов права наиболее важное место занимает принцип уважения основных прав и свобод личности. Это объясняется тем, что он относится к наиболее значимым правовым ценностям, превратившимся под влиянием конституционного развития демократических государств и современного международного права в универсальную правовую ценность современной цивилизации. Основные права и свободы личности составляют главное содержание современных концепций права и определяют тенденцию к дальнейшей гуманизации современного международного права. Было бы нелогичным обойти вопрос об их роли в складывающейся правовой системе, даже с учетом того, что она претендует на известную оригинальность и автономию. Концепция основных прав и свобод человека вне всякого сомнения в настоящее время определяет основу легитимности и законности любой правовой системы и право ЕС, не являются в этом отношении каким-либо исключением.

Как известно, Хартия ЕС об основных правах рассматривается Лиссабонским договором как его составная часть, что возможно свидетельствует об утрате значения концепции общих принципов права для обеспечения основных прав человека в ЕС. Важное место среди источников права ЕС принадлежит судебной практике Суда ЕС, а к вспомогательным источникам права ЕС можно отнести правовую доктрину.

В результате судебной практики Суда ЕС право ЕС должно пониматься и восприниматься не только как право, созданное государствами-членами и институтами Союза, но и как право, истолкованное, а значит, соответствующим образом понятое и объясненное Судом ЕС. По этой причине при исследовании феномена права ЕС нельзя игнорировать прецедентное право Суда ЕС, которое на полном основании может рассматриваться как источник права ЕС. По нашему мнению, вспомогательную роль по отношению к прецедентному праву Суда ЕС играет западноевропейская правовая доктрина. Хотя на работы западноевропейских юристов нельзя ссылаться в Суде ЕС для обоснования позиций сторон по конкретному делу, тем не менее роль правовой доктрины нельзя признавать пассивной и сводить ее лишь к комментированию учредительных договоров и иных источников права ЕС.

В действительности, в работах юристов часто можно найти ясное объяснение целого ряда концепций и терминов, используемых Судом ЕС, смысл которых бывает затруднен при первом знакомстве с ними. Тем самым доктрина играет роль своего рода "просветителя" прецедентного права ЕС. Кроме того, острая критика некоторых решений Суда ЕС со стороны правовой доктрины оказала корректирующее влияние на последующую судебную практику, что также нельзя сбрасывать со счетов. Все это привело к тому, что серьезные курсы по праву ЕС, издаваемые в различных государствах - членах ЕС, рассматриваются не только как учебный материал, но и как важные комментарии действующего права ЕС.

Если же говорить об общем международном договорном праве (общие многосторонние договоры, кодифицирующие отдельные отрасли международного права), или об общем обычном международном праве, то здесь необходимо иметь в виду следующее. Что касается международных договоров как формы создания норм права ЕС, то выше мы рассмотрели все допустимые правом ЕС случаи их использования. Общие многосторонние договоры в их перечне не фигурируют, потому что в этом нет особой необходимости. Дело в том, что они могут применяться государствами - членами ЕС без какой-либо особой инкорпорации в право ЕС по той простой причине, что они не утратили своей суверенности и международной правосубъектности вследствие участия в ЕС, поэтому они могут применять нормы общих многосторонних договоров при любых обстоятельствах, в том числе в их правоотношениях внутри ЕС. Что касается общего обычного международного права, то оно по аналогичным причинам может применяться в отношениях между государствами - членами ЕС. В этом качестве международно-правовой обычай может выступать источником права ЕС.

Итак, основной особенностью системы источников права ЕС является то, что большая роль в процессе создания норм права ЕС принадлежит писаным источникам, а именно международным договорам и актам ЕС. Важную роль играет прецедентное право Суда ЕС, придающее динамизм и необходимую гибкость правовой системе ЕС. Следует подчеркнуть, особую роль одной из разновидностей писаных источников - учредительных договоров ЕС, которые обеспечивают стабильность процесса правового регулирования интеграции государств-членов, формируя своего рода прочный и жесткий правовой каркас европейской интеграции. Наоборот, акты институтов ЕС и судебные прецеденты Суда ЕС являются гибкими инструментами правовой политики ЕС, позволяя государствам-членам и ЕС оперативно откликаться на изменившиеся условия интеграционного процесса. Тем самым право ЕС является активным средством прогресса интеграционного процесса, его своеобразным ускорителем, избегая негативных консервативных тенденций и застоя, характерных для правовых систем ММПО, покоящихся на традиционных правовых источниках.

Среди источников неписаных норм важное место принадлежит общим принципам права ЕС, явившимся своеобразным каналом, обеспечивающим применение в интеграционных правоотношениях, особенно посредством судебной практики Суда ЕС, важнейших правовых ценностей (обычных норм международного права, важнейших конституционных принципов государств-членов и т.д.). Сочетание международно-правовых (международные договоры, акты институтов ЕС) источников с судебным прецедентом и общими правовыми ценностями, к которым следует отнести общие принципы права, позволяет государствам-членам и институтам ЕС обеспечить эффективное функционирование правовой системы ЕС. Таким образом, внутренняя иерархия системы источников права ЕС серьезно отличается от иерархии источников общего международного права и права международных организаций, хотя обе группы источников имеют единую правовую природу, что свидетельствует о высокой степени автономности права ЕС по отношению к общему международному праву.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >