Культурный сдвиг постмодерна на Западе

Новый этап в развитии социальной этики связан с возникновением общества постмодерна (во второй половине XX в.), когда произошел крупный ценностный сдвиг в сторону осознания возросшей необходимости внедрения этики в разные сферы социальной жизни как результат осмысления трагических событий двух мировых войн. Бурными темпами стала развиваться этика прав человека (после появления Нюрнбергского этического кодекса, осудившего нарушения прав человека в фашистских режимах), возникли новые виды этики.

Кроме того, во второй половине XX в. развитые страны достигли высокого уровня экономического развития и перешли на стадию постиндустриального (информационного) общества, возросла роль нематериальных (нравственных и социальных) потребностей, они стали осознаваться как жизненно необходимые (это потребность в творческом труде, в положительной оценке со стороны окружающих, потребность приносить пользу, потребность в любви, преодолении одиночества, смысле жизни). Увеличилась востребованность этики во всех сферах жизни общества — в экономике (экономическая и предпринимательская этика, этика бизнеса), медицине (медицинская этика, биоэтика), в науке и культуре (этика науки, этика журналиста, этика рекламы, медиаэтика, педагогическая этика). Динамично развивается этика управления (этический менеджмент, административная этика).

С начала XXI в. с переходом на стадию все более увеличивающейся интеграции и глобализации появились новые проблемы, и потребности в этике еще больше возросли. Современная этика отличается от традиционной масштабом своих проблем (в условиях роста взаимосвязей и взаимозависимости людей, стран и народов практически любая проблема этики приобретает глобальный контекст), а также более системным характером.

Бурное развитие информационного общества было связано с появлением в 1990-х гг. Интернета. Если задача модерна заключалась в развитии материального производства, основанного на жесткой дисциплине и рациональной организации труда (система Тейлора, дисциплинарные государства, осуществлявшие тотальный контроль за поведением индивида, режимы неограниченной власти бюрократических структур), то задачи информационного общества связаны с развитием нематериальных активов.

Уже в 1960-х гг. в экономике источником богатства становится сфера обслуживания. Это означало, что типичные работники постиндустриального общества работают не на заводе или в промышленности, а в кафе, универмаге, университете. Умственный труд все больше заменяет физический, а роль знаний, воплощенных в людях, неизмеримо возрастает.

Информационные технологии (телевидение, радио, электронная почта, факс) делают более легким распространение информации. Развивается сообщество, базирующееся на информации, что подрывает власть больших, негибких социальных образований, которые стремились все контролировать и использовать в своих целях. Современная экономика построена не на контроле и дисциплине, а на знаниях. Эта крутая ломка, связанная с переходом к экономике, основанной на знании, сопровождается еще большими моральными проблемами, кризисом семьи, ростом преступности, кризисом национальных идентичностей.

"Изучение того, как возникает порядок — в том случае, если он появляется не в результате указа сверху, рожденного иерархической властью, политической или религиозной, но как результат самоорганизации независимых индивидов, является одним из наиболее интересных и важных интеллектуальных процессов нашего времени", — отмечает Ф. Фукуяма.

Предпосылкой подобной самоорганизации являются интернализированные правила и нормы поведения, которые предполагают, что мир XXI в. будет в значительной степени зависеть от таких неформальных норм. Неформальными нормами, от которых будет все более зависеть мир, являются нормы морали.

Ф. Фукуяма считает, что низшую точку морального кризиса человечество уже прошло (в США это были 90-е гг. XX в., когда наблюдались всплеск преступности, распад семьи, рост социальной аномии как следствия сексуальной революции 1960-х гг.). Он связывает большие надежды с переходом от морального упадка к моральному возрождению и социальному порядку, а именно укреплению семьи, укреплению профессиональной идентичности, развитию социальной организованности и социального единства, этике организаций, усилению роли неформальных структур, в том числе профессиональных союзов, укреплению базовых моральных ценностей и добродетелей. Критика модерна — это преимущественно критика такой формы рациональности, которая мало обременена этикой. Дисциплинарное общество имело цель упорядочить жизнедеятельность больших масс людей с помощью дисциплины, надзора и наказания. Однако, дойдя до определенной точки (тоталитарные режимы), оно столкнулось с непреодолимыми трудностями, обусловленными отсутствием индивидуальных прав и свобод, и было осуждено историей.

В условиях постмодерна (и затем информационного общества) пришло, наконец, осознание, что, хотя значение и роль нравственных ценностей и чувств ничем нельзя заменить, необходимо каким-то образом компенсировать их девальвацию или даже отсутствие, а по возможности воспитывать их и формировать в новых поколениях. Это связано с осознанием того простого факта, что индивидуальная и социальная нравственность как формы саморегуляции, не нуждающиеся в сложных системах контроля, являются наиболее эффективными способами поддержания социального порядка.

Социальные ценности не являются вопросом свободного выбора индивида, они культивируются обществом, выступая необходимыми условиями социального взаимодействия. Правила социального сотрудничества и партнерства облегчают общение и взаимодействие; честность, выполнение обязательств, взаимность объединяют нас с другими людьми, формируют социальные общности, спасают от одиночества и позволяют вместе достигать целей. Социальная этика, основанная на фундаменте нравственных ценностей и целей, производит социальный капитал, ничем другим не заменимый, именно социальный капитал становится решающим фактором развития экономики в информационном обществе.

В качестве базовой ценности современной социальной этики и этики бизнеса некоторые исследователи выдвигают принцип солидарности всех людей (К. Хоман), другие авторы особо выделяют значение социального капитала доверия, третьи — справедливость. Большинство авторов склоняются к мнению, что базовой ценностью социальной этики и этики бизнеса является социальная ответственность. Эти социальные ценности будут рассмотрены дальше.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >