Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политэкономия arrow История экономических учений

Традиции российской экономико-математической школы в советский период

Два направления

Традиция экономико-математических исследований в России оказалась в прямой зависимости от двух поворотных точек отечественной (да и мировой) истории: революции 1917 г. и "великого перелома" 1929 г.

В революционной ломке экономических отношений элементы математики были востребованы прежде всего с точки зрения задач государственного строительства, поставленных перед "организованным общественным разумом". В самом конце 1917 г. вышла статья А. В. Чаянова "Очерки по теории водного хозяйства", содержавшая графический анализ возможных государственных мер по регулированию водопользования в сельском хозяйстве. Впоследствии Чаянов, перейдя на советскую службу, применил математику для разработки безденежной единицы хозяйственного учета. Подход Чаянова был подвергнут критике С. Г. Струмилиным, предложившим собственную методику расчета "трудовых единиц" "тредов". Струмилин также дал набросок оптимизационного подхода к хозяйственному плану, предлагая логарифмическую формулу для "меры организованности общества" как отношения создаваемой полезности к затрачиваемому труду.

Переход от "военного коммунизма" к НЭПу придал двойственный импульс экономико-математическим исследованиям. С одной стороны, продолжалось обоснование различных подходов к составлению единого государственного плана и процесса восстановления и реконструкции народного хозяйства, достигшее теоретической (но отнюдь не прикладной) кульминации в модели темпов роста народного дохода, выдвинутой Г. А. Фельдманом. С другой стороны, развернулась работа по моделированию рыночных отношений, в которой главное место заняла деятельность руководимого Н. Д. Кондратьевым Конъюнктурного института, куда в 1926 г. пришел Е. Е. Слуцкий, сотрудничавший с институтом и ранее.

Вклад Е. Е. Слуцкого в основание эконометрики

Возвращение Е. Е. Слуцкого к математической экономии произошло в 1923 г. в связи с дискуссией о формуле дохода государства от денежной эмиссии; дискуссию начал известный математик и советский государственный деятель О. Ю. Шмидт (в то время чиновник Наркомата финансов) и продолжил В. А. Базаров. В 1927 г. Слуцкий вступил в переписку с Р. Фришем по поводу эконометрики как новой области пауки и опубликовал в журнале "Вопросы конъюнктуры" статью "О сложении случайных величин как источнике циклических процессов", которую послал Фришу, позднее не раз называвшему эту статью классической, но вместе с тем напечатавшему ее перевод в журнале "Есопотемеа" только в 1937 г., когда Слуцкий отошел от экономических проблем. Открытый Слуцким независимо от английского статистика Дж. О. Юла эффект цикличности скользящего среднего суммы случайных рядов стали (эффект Слуцкого - Юла), был использован Фришем в его концепции механизмов "импульса" и "распространения" в экономической макродинамике. Открытие Слуцкого указывало на дополнительные проблемы в построении теории больших циклов, ввиду опасности генерирования "ложных циклов" математической обработкой статистических данных. Его статья в настоящее время оценивается как пионерная в области макроэкономического прогнозирования, не нуждающегося в структурной модели1. Однако самому Е. Е. Слуцкому пришлось дистанцироваться от эконометрики в связи с политико-идеологической ситуацией в стране.

Обрыв традиции

"Великий перелом" 1929 г. привел к обрыву российской традиции экономико-математических исследований. Это было вызвано тем, что ее ведущие представители (В. А. Базаров, Н. Д. Кондратьев, А. В. Чаянов, Л. II. Юровский) противостояли волюнтаристскому подходу к планированию. Репрессированы были не только они, но и категория "равновесие", основополагающая для математической экономии. По "теории равновесия" был нанесен двойной идеологический удар (1929): речью И. Сталина на Всесоюзной конференции аграрников-марксистов и публикацией замечаний В. Ульянова-Ленина на старую книгу Н. Бухарина "Экономика переходного периода". Положения Бухарина, опирающиеся на термин "равновесие", были расценены как идеалистическая "богдановщииа". После этого экономисты были вынуждены избегать понятия "равновесие". Оно могло навлечь упреки в "недиалектичности", "механицизме" и "капитулянтской" позиции "сохранения в народном хозяйстве СССР старых пропорций, бывших при капитализме". Кроме того, в многочисленных "разгромных" статьях того времени применение математики в экономике подвергалось обличению как формализм, "попадание экономистов в плен буржуазной науки, выступающей в математической маскировке", смыкание с "экономистом империализма И. Фишером" и т.п.

 
Внимание, данный материал имеет низкое качество распознавания
Для получения качественного изображения воспользуйтесь загрузкой
одним файлом в формате Djvu на странице Содержание
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы