Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow История России

Россия в Кавказской и Крымской войнах

Вопрос о начале Кавказской войны по-прежнему остается предметом научных споров. Некоторые ученые относят развязывание военных действий между правительственными войсками и непокоренными горцами к началу XIX в. Другие настаивают на том, что они начались с 1816 г., когда командующим Отдельным Кавказским корпусом был назначен А.П. Ермолов, проводивший покорение Кавказа чрезвычайно жесткими мерами. Исследователи сходятся в одном - причины присоединения к России Северного Кавказа носили исключительно стратегический характер, а само присоединение было явной военной акцией. Дело в том, что после добровольного присоединения к империи значительной части Закавказья Северный Кавказ становился важным транспортным и стратегическим пунктом российской внешней политики.

Для успешной борьбы с горцами Ермолов решил выстроить новую линию укреплений по реке Сунже. Финансовая тяжесть возведения крепостей и дорог ложилась на местное население, облагавшееся денежными или натуральными повинностями. Горцы отвечали на это или отказом, или прямым сопротивлением. В 1819 г. 90-тысячные российские войска начали массированное наступление на горные районы Чечни и Дагестана, вынуждая их правителей к насильственной присяге российскому императору, которая на деле маю что изменила в их отношении к Петербургу. Движение горцев Кавказа, начавшееся в 1820-е гг., носило сложный, неоднозначный характер. В нем переплелись мотивы национaльно-освободительной борьбы, попытки крестьянства облегчить свое положение, желание феодализирующейся местной знати укрепить свой престиж и сильное чувство религиозного протеста против "неверных" (немусульман), разрушающих традиционные устои жизни горцев.

Знаменем борьбы жителей Кавказа сделался мюридизм - особая разновидность ислама. Его последователи посвящали себя духовному совершенствованию, а потому не только выполняли заповеди Корана, но и вели аскетический образ жизни. Они считали, что мусульманин не может быть подданным иноверца. Крестьяне же видели в равенстве мюридов перед Аллахом социальное равенство всех людей независимо от их происхождения. К началу 1830-х гг. мулле Гази-Магомеду удалось объединить Чечню и горный Дагестан в военно-теократическое государство - имамат. Гази-Маго-мед призвал горцев к газавату - священной войне против "неверных". В 1832 г. первый имам погиб в бою с русскими войсками, и его пост занял Гамзат-бек. Однако в том же году он пал жертвой кровной мести, и третьим имамом стал Шамиль.

При нем возникли органы центрального управления имамата: Диван-хан, совет из 32 человек и Тайный совет для решения особо важных дел. Имамат делился на 52 округа, которыми управляли наибы (наместники имама). Все споры решались на основе шариата - свода законов, основанного на правилах ислама. Имамат получил государственные регалии: герб, знамя; была создана армия и народное ополчение, куда зачислялись все мужчины в возрасте от 18 до 50 лет. Вооруженные силы имамата насчитывали от 20 до 30 тыс. человек. Все это вскоре позволило Шамилю вести крупные военные операции против русских войск.

В 1843-45 гг. ему удалось нанести противнику несколько чувствительных поражений. Власть Шамиля была объявлена наследственной, однако период его удач оказался недолгим. Имамат превращался в феодальное государство, а мюриды - в обычных правителей, затевающих постоянные распри друг с другом. Население имамата, недовольное растущими поборами и тяготами войны, стало отходить от движения. Попытки Шамиля вести военные действия совместно с Османской империей потерпели неудачу. По окончании Крымской войны российское правительство сосредоточило на Кавказе около 200 тыс. солдат и офицеров. В 1859 г. им удалось взять последние убежища Шамиля - Ведено и Гу ни б. Имам был перевезен с семьей в Калугу, затем в Киев. В 1871 г. ему разрешили совершить паломничество (хадж) в Мекку, во время которого он умер.

Война на Кавказе, унесшая жизни 77 тыс. русских солдат и офицеров, продолжалась и после сдачи Шамиля. В ходе нее в Турцию эмигрировали более 150 тыс. горцев, не пожелавших оставаться под властью Петербурга. Лишь в 1864 г. на Кавказе был подавлен последний очаг сопротивления и появилась возможность строить мирную жизнь.

Третий кризис восточного вопроса, тесно связанный с решающими событиями на Кавказе, разразился в начале 1850-х гг. Непосредственным поводом к началу Крымской войны 1853-56 гг. явился спор о святых местах в Иерусалиме и его окрестностях. Здесь столкнулись интересы православной и католической церквей, разрешить спор которых должен был турецкий султан, так как святыни находились на территории, принадлежавшей Османской империи. В этих условиях Николай I, надеявшийся окончательно уладить все спорные вопросы с Турцией, допустил грубые дипломатические просчеты.

Он считал, что Австрия поддержит его в столкновении с султаном, будучи благодарной России за помощь в борьбе с венгерской революцией. Во Франции Наполеон III, по мнению российского императора, занимавшийся укреплением своих позиций в стране, не сможет серьезно помешать планам Зимнего дворца. Англии же за соблюдение нейтралитета во время русско-турецкого конфликта Николай I пообещал Египет и Крит, которые, как и Бажаны, должны были выйти из-под турецкого контроля. На самом же деле Россия начинала войну с Османской империей в обстановке полной дипломатической изоляции, поскольку истинной причиной восточного кризиса являлось желание ведущих европейских государств укрепить свои позиции на Бажанах и в Малой Азии и не допустить распространения здесь российского влияния. Уже в 1853 г. Франция и Англия заключили антироссийский альянс, да и Австрия явно их поддерживала.

В мае 1853 г. Россия предъявила Турции ультиматум и вскоре в нарушение международных договоров ввела войска в Дунайские княжества. В ответ Константинополь объявил России войну и начал наступление на Дунае и в Закавказье. В ноябре 1853 г. адмирал П.С. Нахимов сжег турецкую эскадру в Синопской бухте, что послужило сигналом для вступления в войну Англии и Франции. Сосредоточив в болгарской Варне 70-тысячный экспедиционный корпус, они объявили о начале войны с Россией. В сентябре 1854 г. союзники начали высадку в Крыму под Евпаторией. Вскоре на р. Альме состоялось первое сражение с русскими войсками, проигранное не столько их солдатами и офицерами, сколько их командованием во главе с А.С. Меншиковым. Таков же был результат еще двух сражений, данных Меншиковым противнику, рвавшемуся к единственной российской военно-морской базе в Крыму - Севастополю.

В конце октября 1854 г. началась 349-дневная героическая оборона Севастополя. Чтобы противостоять морской артиллерии союзников, командование Черноморского флота затопило свои суда на рейде Севастопольской бухты, а матросы, солдаты и горожане под руководством инженер-полковника Э.И. Тотлебена возвели укрепления на слабых участках обороны города из подручных средств. Защиту Севастополя возглавил вице-адмирал В.А. Корнилов, а после его гибели - П.С. Нахимов. Против осажденных действовала 120-тысячная армия союзников, гораздо лучше вооруженная, обеспеченная обмундированием, продовольствием и фуражом. Однако ей понадобилось 9 штурмов, чтобы занять господствовавшую над южной стороной города высоту - Maлахов курган. Большие потери нес противник от "поисков" (ночных вылазок русских отрядов в расположение осаждавших). Всего под Севастополем союзники потеряли 73 тыс. человек.

В начале августа 1855 г. М.Д. Горчаков, сменивший на посту командующего Крымской армией Меншикова, предпринял неудачную попытку облегчить положение города, дав противнику сражение у Черной речки. 27 августа начался последний штурм Севастополя, во время которого англо-французским войскам удалось овладеть Малаховым курганом. Оставшиеся защитники города по наплавному мосту ушли на левую сторону Севастопольской бухты. Падение Севастополя предопределило исход Крымской войны, на который уже не могли повлиять ни успешные действия Отдельного корпуса на Кавказе, ни результаты нескольких столкновений российских и союзнических войск на Балтике, Кольском полуострове или на Камчатке.

18 марта 1856 г. был подписан Парижский мирный договор, по которому Россия лишалась южной части Бессарабии с устьем Дуная и освобождала занятую ее войсками Карскую область на Кавказе. Самым унизительным для России пунктом договора стаю провозглашение "нейтрализации" Черного моря, т. е. России, как и Османской империи, запрещалось иметь на Черном море военный флот, а на его побережье - военные крепости и арсенаты. Черноморские проливы объявлялись закрытыми для военных судов всех стран, однако в случае начала военных действий юг России оказывался открытым для вторжения неприятеля. Свобода плавания торговых судов всех государств по Черному морю и Дунаю давал простор для широкого проникновения английских, французских и австрийских товаров на Балканы и в Матую Азию. Наконец, Парижский мир лишал Россию шансов на защиту интересов православного населения на территории Османской империи, на особое покровительство жителям Сербии и Дунайских княжеств.

Поражение в Крымской войне привело к изоляции России на международной арене, поставило под угрозу ее престиж великой державы. Оно означаю крах николаевского режима, который не выдержал испытания первым же серьезным кризисом. Правительство России не смогло обеспечить армию и флот современным вооружением и кораблями. Промышленность не успевала за требованиями военного времени, оставив армию без достаточного количества пороха и боеприпасов. Система снабжения войск, разъедаемая взяточничеством и казнокрадством, страдавшая от нехватки удобных транспортных путей, не смогла выполнить свою основную задачу - обеспечить армию продовольствием, фуражом, зимним обмундированием, обувью и т.п. Поражение в Крыму показало "верхам" и прогрессивной части российского общества, что дело не только в том или ином способе политического управления империей. Широкой критике подверглась основа существования страны - ее феодально-крепостническая система. На повестку дня был поставлен вопрос о необходимости структурных социально-экономических преобразований.

приходит к выводу о том, что Россия представляет собой "молодую страну", только выходящую на мировую арену, и ей суждено сказать миру свое слово. Именно России, по мнению мыслителя, суждено выполнить особую миссию Провидения, соединив европейский и азиатский миры с их рационализмом и созерцательностью.

"Философическое письмо" всколыхнуло дворянскую интеллигенцию, заставив ее задуматься об историческом прошлом России и ее месте в современном мире. Националистически настроенное ее крыло (получившее название славянофилов) отстаивало тезис о тупиковом направлении развития Европы и мессианской роли России. Для славянофилов исторический прогресс совпадал с нравственным прогрессом человечества, осуществлявшимся под эгидой христианской религии. Западноевропейская ее разновидность, расколовшись на католицизм и протестантизм, не смогла противостоять идеям материализма и утилитаризма, а потому только православие в силу своего единства сумело сохранить ценности, свойственные истинному христианству.

Оно, по мнению славянофилов, пронизывало жизнь россиян, установив в ней редкое равновесие материальных и духовных интересов. Поэтому главной задачей верховной власти стало сохранение этого равновесия. К сожалению, Петр I, безоговорочно и насильственно проводя нужные, в сущности, реформы, нарушил своими действиями ход естественного развития страны. Бюрократия получила слишком большую власть над населением, церковь превращалась в некий государственный орган, мнение "земли" перестало учитываться в реальной политике правительств. Политический идеал славянофилов, звучавший не слишком внятно: "Сила власти - царю, сила мнения - народу", - казался Зимнему дворцу чересчур радикальным. При желании в нем можно усмотреть намек на создание российского парламента (Земского собора), хотя сами славянофилы говорили лишь о необходимости для властей прислушиваться к чаяниям и оценкам подданных.

Они стояли за отмену крепостного права, реформы в области суда, местного самоуправления, просвещения, ратовали за развитие торговли и промышленности, отстаивали свободу слова и печати. Последнее имело для славянофилов принципиальное значение, поскольку только гласность могла стать реальным оружием в борьбе общества с бюрократией. Принимая в общем виде уваровскую триаду православия, самодержавия и народности, они делали упор на соответствие самодержавия принципам православия и чаяниям народа. Другими словами, оставаясь монархистами, считая самодержавие лучшей для России формой правления, славянофилы -

С другой стороны, Герцен не идеализировал общину и уровень политического развития русского крестьянства. Он сознавал, что общинные порядки подавляют личность, самостоятельность, инициативу крестьянина, а сам крестьянин является скорее стихийным, чем сознательным социалистом. Из всего сказанного вытекали две задачи, стоявшие перед революционерами. Во-первых, требовалось соединить общинные порядки с "западноевропейской наукой", под которой Герцен понимал теорию социализма. Иными словами, посредством широкой пропаганды необходимости радикальных перемен предстояло превратить крестьянина в идейного, сознательного их сторонника. Во-вторых, необходимо было бороться за освобождение общины от власти помещика и чиновника, за приобретение ею подлинной самостоятельности.

В случае успешного освобождения общины от двух этих зол царившие в ней порядки непременно распространились бы на все государственное устройство империи, и она плавно, безболезненно превратилась бы в социалистическое государство (ведь в общинах или рабочих артелях состояло 90 % населения страны). Будучи радикалом, Герцен признавал справедливость революционного переустройства общества, но называл революцию "последним доводом" народных масс. Революционный переворот, по его убеждениям, грозил огромными человеческими, экономическими, культурными потерями, а потому, если можно было обойтись реформами, то лучше использовать именно этот путь.

Теория "русского социализма", конечно, являлась красивой утопией, поскольку русский крестьянин не был стихийным социалистом, а освобождение общины от крепостнических и бюрократических пут стало бы сигналом к широкому развитию капитализма, но никак не "общества социальной справедливости". Однако, в отличие от утопий Сен-Симона и Фурье, герценовская теория не была обращена к власть имущим. Она давала четкую перспективу радикально настроенной части общества, ставила перед ней конкретные цели, а потому сделалась знаменем народничества, определив на 30-35 лет развитие революционного движения в России.

В своих социалистических исканиях Герцен был неодинок. Начиная с зимы 1845 г. на квартире чиновника Министерства иностранных дел М.В. Буташевича-Петрашевского по пятницам собирались представители молодой интеллигенции, из которых в конце концов составился кружок поклонников идей Сен-Симона и Фурье. Петрашевский предпринял попытку издания "Карманного словаря иностранных слов, вошедших в состав русского языка", с помощью которого хотел пропагандировать идеи социализма в русском обществе. Однако уже второй том словаря был запрещен цензурой, а встревоженные власти принялись изымать из продажи и первый том издания.

Постепенно в кружке Петрашевского формировалось радикаль-ное течение во главе с Н.А. Спешневым, надеявшееся вызвать народный бунте целью свержения самодержавия, освобождения крестьян с землей и введения в России парламентской республики. К 1848 г. "пятницы" Петрашевского приобрели отчетливо выраженный политический характер. На них обсуждались проблемы революции, конституционного устройства страны, наделения ее жителей гражданскими и политическими правами. В то же время Спешнев со своими единомышленниками перешел к планированию восстания рабочих уральских заводов, которое должны были поддержать крепостные крестьяне европейской части России. Никто из петрашевцев не предполагал, что в кружке уже несколько месяцев действовал агент полиции.

В ночь на 23 апреля 1849 г. 34 участника кружка были арестованы и заключены в Петропавловскую крепость. Всего к следствию были привлечены 122 человека, и 21 из них был приговорен к расстрелу, хотя суд не смог доказать никакой их вины, кроме "заговора идей". В декабре 1849 г. по приказу Николая I была разыграна страшная инсценировка казни петрашевцев. Им зачитали приговор, одели в белые балахоны и привязали к столбам напротив готовых к стрельбе солдат. В этот момент флигель-адъютант императора огласил помилование петрашевцам и замену им смертной казни ссылкой в Сибирь или отдачей в солдаты. Среди наказанных оказался и Ф.М. Достоевский.

Попытки Петрашевского пропагандировать устройство фаланстеров (коммун), как и надежды Спешнева на народное восстание, оказались тщетными. Фаланстерное устройство общества являлось абсолютной утопией, а для восстания народных масс в России 1840-х гг. не было никаких предпосылок. Однако эти попытки и надежды свидетельствовали о том, что общественное движение в стране становилось в жесткую оппозицию по отношению к правительству и начинало предлагать свои (пусть и утопические) пути развития России. Проблема взаимоотношения власти и общества делалась все более острой, поскольку речь шла не только об улучшении существующей системы, о выправлении правительственной политической линии, но и о замене самодержавного, монархического режима иным, более справедливым, более "народным".

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы