Понятие и содержание основных элементов общих положений криминалистической методики

Круг обстоятельств, подлежащих установлению по каждому виду преступлений, определяется соответствующей статьей УК РФ, устанавливающей ответственность за преступления данного вида, а также ст. 73 и некоторыми другими статьями УГ1К РФ. Руководствуясь нормами закона и следственной практикой, криминалистическая методика разрабатывает рекомендации, позволяющие следователю точнее определить перечень обстоятельств, подлежащих установлению по каждому виду или группе преступлений.

Обстоятельства, подлежащие установлению, — это не простое механическое сочетание элементов предмета доказывания и диспозиций соответствующих статей уголовного кодекса. Названные категории, относящиеся соответственно к наукам уголовного процесса и уголовного права, в криминалистике обобщаются, пополняются и в силу этого приобретают новое качество. Как известно, при расследовании преступлений часто устанавливаются такие обстоятельства, которые правового значения не имеют и поэтому не нуждаются в доказывании, но необходимы в криминалистическом отношении, для успеха расследования. Например, не имея данных о личности свидетеля и его взаимоотношениях с подозреваемым, крайне трудно определить тактику допроса этого свидетеля. Иными словами, существуют факты и обстоятельства, которые имеют важное криминалистическое значение, т.е. подлежат установлению, но которые не входят в предмет доказывания по делу.

Очевидно, что понятие и содержание обстоятельств, подлежащих установлению, являются весьма важными элементами общих положений методики расследования отдельных видов и групп преступлений.

Типовую криминалистическую характеристику преступлений можно определить как систему данных о криминалистически значимых признаках преступлений конкретного вида или группы, отражающих закономерные связи между этими признаками, и служащую построению типовых версий, которые берутся за основу при планировании расследования преступлений данного вида или группы[1]. К числу наиболее значимых в криминалистическом отношении особенностей преступлений определенных видов (элементов или компонентов их криминалистических характеристик) относятся:

  • 1) непосредственный предмет преступного посягательства;
  • 2) способ совершения и сокрытия преступления;
  • 3) обстоятельства, при которых готовилось и было совершено преступление (время, место, условия охраны объекта и т.д.);
  • 4) особенности оставляемых преступниками следов (механизм следообразоваиия в широком смысле);
  • 5) личность преступника и потерпевшего.

Криминалистическую характеристику можно рассматривать на двух уровнях: 1) как общее понятие (высший уровень абстракции применительно к данной научной категории) и 2) как криминалистические характеристики конкретных видов и групп преступлений. Разумеется, можно говорить и о третьем уровне классификации — о криминалистических характеристиках отдельных преступлений, но в таком случае речь будет идти лишь об обстоятельствах одного преступления, которые могут оказаться нетипичными. Для науки криминалистики такие случаи, как правило, не представляют особого интереса, поскольку ее приемы и рекомендации рассчитаны именно на обстоятельства типичные, характерные для определенных видов и групп преступлений.

Таким образом, криминалистическая характеристика — это категория, связанная преимущественно с конкретными видами преступлений.

Компоненты (элементы) криминалистических характеристик неразрывно связаны между собой и взаимозависимы. Поэтому, зная, например, способ совершения преступления, обстоятельства, при которых оно было совершено, следы, которые были оставлены преступниками, можно с очень большой степенью вероятности определить неизвестные элементы, в том числе личность преступника. Знание типичных криминалистических характеристик видов и групп преступлений дает возможность выдвинуть наиболее обоснованные типичные версии по конкретному преступлению данного вида или группы.

Однако надежды многих ученых-криминалистов, которые считали, что разработка криминалистических характеристик, типичных следственных ситуаций и связанных с ними программ (алгоритмов) действий следователя открывает перед криминалистикой новые широкие перспективы, оправдались не в полной мере. Как показала практика, типовая криминалистическая характеристика вида или группы преступлений, разработанная без учета специфических особенностей конкретного, достаточно узкого региона, существенного практического значения не имеет. Кроме того, применительно даже к одному региону эти особенности очень быстро изменяются в связи с изменениями в экономике, законодательстве, политике и т.д.; появляются новые виды преступлений, новые способы их совершения и сокрытия, изменяется контингент преступников. Следовательно, типовые криминалистические характеристики, чтобы иметь практическую значимость, должны быть строго конкретными не только по месту, но и по времени — уже через год-два они могут оказаться устаревшими.

Отсюда следует вывод: типовые криминалистические характеристики видов и групп преступлений, разработанные без учета указанной выше специфики, следует рассматривать лишь как теоретическую базу для создания па их основе видовых и групповых криминалистических характеристик преступлений для определенного региона и на определенный (весьма непродолжительный) период.

Следственная ситуация — это сумма значимой для расследования информации (доказательств, а также сведений, полученных непроцессуальным путем), имеющейся в распоряжении следователя к определенному моменту расследования. Содержание следственной ситуации составляют:

1) собранные по делу доказательства; 2) иная информация, имеющая значение для расследования; 3) сведения об источниках получения такой информации. Эти фактические данные в их совокупности представляют собой полную и объективную картину расследуемого события на данный конкретный момент и позволяют следователю дать им надлежащую оценку и принять вытекающие из этой оценки решения о своих дальнейших действиях.

Предметом острой дискуссии был вопрос о том, входит ли оценка следственной ситуации в ее содержание. Некоторые авторы утверждали, что в понятие следственной ситуации обязательно входит оценочный субъективный момент и что она состоит из двух взаимосвязанных частей — фактической и перспективной. Перспективная часть, по мнению этих авторов, представляет собой оценку следователем состояния расследования на данный момент, определение стоящих перед ним задач, выбор методов и средств их достижения. Важнейшим элементом следственной ситуации является сам следователь: «сформированная в сознании следователя перспективная часть определенной ситуации по ходу ее материализации, благодаря усилиям прежде всего самого следователя, в той или иной мере каждый раз переходит в фактическую часть очередной ситуации»[2].

Согласиться с мнением о необходимости включения «перспективной части», а также самого следователя в содержание следственной ситуации нельзя.

Конечно, следователь должен постоянно анализировать ход расследования, давать собранной но делу информации ту или иную оценку и на этой основе планировать свои дальнейшие действия. Очевидно также, что перспективы дальнейшего расследовании, задачи, стоящие перед следователем, всегда закономерно вытекают из собранных по делу доказательств и других данных, которыми располагает следователь к конкретному моменту. Иными словами, уже достигнутые результаты и перспективы расследования находятся в неразрывной диалектической взаимосвязи. Но «перспективная часть», т.е. определение характера ситуации, представляет собой относительно самостоятельную категорию, которая существует вне рамок следственной ситуации и не может входить в ее содержание.

Определяя характер следственной ситуации, необходимо исходить, прежде всего, из объективных, реально существующих факторов. Оценка следователем каждого фактора и ситуации в целом может быть различной (он может оценить их правильно, в соответствии с действительной значимостью каждого обстоятельства и всей совокупности обстоятельств или ошибочно, субъективно), разные должностные лица (например, следователь и начальник следственного отдела) могут расходиться в оценке хода расследования и достигнутых результатов, но сама следственная ситуация от этого не изменится. Установленные по делу данные, реальная обстановка, сложившаяся в ходе расследования, не меняются в зависимости от того, как расценивает их следователь или иное должностное лицо. Да и вообще оценка какого бы то ни было явления, определение его характера и перспектив развития не могут входить в содержание этого явления.

Разумеется, следователь непрерывно оценивает и анализирует ход своей работы, изменяя при этом план и корректируя тактику намеченных следственных действий. Очевидно, точно так же обстоит дело и при любом другом трудовом процессе; но в любом случае, независимо от характера работы, оценка ее хода, предварительных итогов и перспектив со стороны субъекта деятельности (исполнителя) не может быть частью этой работы или ее результатов. Любой факт, событие, явление представляют собой материальную категорию, а их оценка со стороны какого бы то ни было лица, в том числе и того, которое непосредственно причастно к возникновению данного факта или события, — категорию мыслительную, идеальную. Поэтому утверждение, что субъективная оценка факта входит в содержание этого факта, принципиально недопустимо.

Особо следует сказать о позиции Р. С. Белкина. Согласно его определению, «следственная ситуация — это совокупность условий, в которых в данный момент осуществляется расследование, т.е. та обстановка, в которой протекает процесс доказывания». Таким образом, следственная ситуация определяется предельно широко — в нее включается все, что в той или иной степени влияет на ход и результаты расследования.

Соответственно определяются и компоненты следственной ситуации. К их числу Р. С. Белкин относит:

  • 1) компоненты психологического характера: результат конфликта между следователем и противостоящими ему лицами, проявление психологических свойств следователя, лиц, проходящих по делу, и т.п.;
  • 2) компоненты информационного характера: осведомленность следователя (об обстоятельствах преступления, возможностях их обнаружения и экспертного исследования, местах сокрытия искомого и др.); осведомленность противостоящих следователю и иных проходящих по делу лиц (например, о степени информированности следователя и свидетелей, об обнаруженных и необнаруженных доказательствах, о намерениях следователя) и т.п.;
  • 3) компоненты процессуального и тактического характера: состояние производства по делу, доказательства и их источники, возможность избрания меры пресечения, изоляции друг от друга проходящих по делу лиц, проведения конкретного следственного действия и т.п.;
  • 4) компоненты материального и организационно-технического характера: наличие коммуникаций между дежурной частью и оперативно-следственной группой; наличие средств передачи информации из учетных аппаратов органов внутренних дел; возможность мобильного маневрирования наличными силами, средствами и др.[3]

Эти суждения, на первый взгляд, представляются весьма убедительными. Действительно, кажется очевидным, что психологическое состояние следователя, уровень его знаний, практический опыт и т.д. должны входить в следственную ситуацию, поскольку все эти обстоятельства влияют на ход расследования. Если, например, следователь переутомлен или плохо знает специальные вопросы, которые необходимо выяснить в ходе допроса, он не сможет провести допрос на должном уровне и, значит, не получит необходимой информации; в результате расследование будет затруднено или даже может зайти в тупик. Несомненно, ход и результаты расследования во многом зависят и от технической оснащенности следователя, и от уровня его взаимодействия с оперативно-розыскными аппаратами, и от многого другого. Все это бесспорно. И тем не менее рассматривать следователя и все другие факторы, прямо или косвенно влияющие на результаты его работы, как элементы следственной ситуации было бы неправильно.

Разработка проблемы следственных ситуаций имеет вполне конкретную практическую цель: выявить типичные ситуации, складывающиеся при расследовании определенных видов и групп преступлений и на этой основе создать комплексы рекомендаций по методике расследования соответствующих преступлений. Понятие и содержание следственной ситуации должны отвечать этой задаче. Значит, в понятии и содержании данной криминалистической категории должна быть отражена возможность типизации следственных ситуаций. Если же включить в содержание ситуации все названные выше компоненты, типизация ситуаций окажется невозможной.

Совершенно очевидно, что нельзя предложить одну группу рекомендаций для следователя решительного и склонного к риску и другую группу — для следователя менее решительного, но зато более вдумчивого и осторожного, одни рекомендации — для следователя-сангвиника и другие — для следователя-меланхолика, одни — если следователь располагает автомашиной и другие — если он вынужден добираться до места происшествия пешком и т.д. Никакая методика не в состоянии типизировать бесчисленное многообразие интеллектов, физиологических и психологических особенностей, состояний, житейских ситуаций и других обстоятельств, которые проявляются при работе следователя но конкретному уголовному делу. Положения науки криминалистики рассчитаны на творческое их использование обычным, «стандартным» следователем, который хорошо подготовлен в профессиональном отношении, располагает обычным комплексом современных технико-криминалистических средств, имеет возможность получить помощь со стороны специалистов, органов дознания, воспользоваться при необходимости служебным транспортом и т.д. Конечно, здесь имеет место абстракция: в реальной жизни сам следователь и условия его работы далеко не всегда соответствуют стандарту. Но такого рода абстракции в науке совершенно неизбежны и закономерны.

Итак, следственная ситуация как криминалистическая категория не может совпадать по объему с ситуациями, складывающимися на практике. Содержание этого понятия должно быть значительно более узким и, в частности, факторы, относящиеся к личности следователя, его технической оснащенности, условиям его работы и т.п. в рассматриваемое понятие входить не могут, поскольку это исключило бы возможность типизации следственных ситуаций и сделало бы разработку данной проблемы практически бесцельной. Оптимальным является включение в содержание следственной ситуации лишь одной группы факторов — информационных. Как показывает практика, этого вполне достаточно, чтобы выработать конкретные рекомендации по расследованию преступлений.

Следственные ситуации можно классифицировать по самым различным основаниям. Представляется наиболее удачной следующая классификация: 1) ситуации типичные и конкретные; 2) ситуации, складывающиеся при расследовании по делу в целом и при проведении отдельного следственного действия; 3) ситуации конфликтные и бесконфликтные.

Типичные — это ситуации, характерные с точки зрении объема и содержания имеющейся информации для преступлений определенного вида или группы на конкретном этапе их расследования. Так, для первоначального этапа расследования краж и ряда других преступлений характерны три типичные ситуации: 1) преступник задержан на месте преступления с поличным; 2) преступник не задержан, но о нем имеется определенная информация, позволяющая организовать его розыск; 3) преступник не задержан и никаких данных о нем нет (например, при карманных кражах). Для изнасилований на первоначальном этапе расследования характерны две типичные ситуации: 1) потерпевшая знает насильника или может дать о нем информацию, позволяющую организовать его розыск; 2) потерпевшая не может дать никакой информации о насильнике (скажем, если нападение произошло внезапно для потерпевшей и она не смогла рассмотреть преступника) и т.д.

Конкретными являются ситуации, складывающиеся при расследовании по определенному уголовному делу. Они могут как совпадать с типичными, так и не совпадать с ними, быть атипичными. Разумеется, при наличии атипичной ситуации рекомендации, разработанные в криминалистике для тех или иных типичных случаев (иногда их называют «алгоритмы действий следователя»), использоваться не могут.

Ситуации, складывающиеся при расследовании по делу в целом, всегда являются в той или иной мере конфликтными. Ситуации, возникающие при проведении отдельного следственного действия, могут быть как конфликтными, так и бесконфликтными.

Этапы расследования преступлений. На основе обобщения многолетнего опыта криминалисты пришли к выводу о том, что расследование преступлений, как правило, фактически делится на два этапа — первоначальный и последующий.

На первоначальном этапе следователь должен решить следующие основные задачи:

  • 1) проверить общие типичные версии о событии преступления, выдвинутые на основании данных, имеющихся к моменту принятия решения о возбуждении уголовного дела;
  • 2) уяснить факты, подлежащие исследованию;
  • 3) безотлагательно собрать и закрепить доказательства, могущие быть утраченными, принять необходимые меры для розыска и задержания лица, заподозренного в совершении преступления;
  • 4) принять срочные меры к возмещению ущерба, причиненного преступлением;
  • 5) начать работу по выявлению обстоятельств, способствовавших совершению данного преступления.

На последующем этапе расследования продолжается работа но собиранию проверке и оценке доказательств с целью полного установления всех обстоятельств дела.

Первоначальный и последующий этапы расследования различаются между собой не только задачами, стоящими перед следователем в ходе каждого этапа. На первоначальном этапе следователь обычно работает в очень напряженном ритме, характерном для расследования преступлений «по горячим следам», без письменного плана, поскольку его в этот момент некогда составлять. На последующем этапе темп работы следователя несколько снижается. Границей между первоначальным и последующим этапами нередко становится момент, когда следователь, выполнив неотложные следственные действия и собрав значительный доказательственный материал, приступает к его анализу и составлению развернутого плана расследования по делу. Конечно, эта граница является условной; первоначальный этап может закончиться, например, после задержания подозреваемого, получения какого-либо важного доказательства, определяющего дальнейшее направление расследования, и т.д.

Для первоначального и последующего этапов расследования в криминалистике разработаны по каждому конкретному виду преступлений рекомендации, касающиеся круга и последовательности следственных действий, розыскных и организационных мероприятий, а также тактики их проведения.

В последнее время некоторые криминалисты взамен традиционного деления процесса расследования на два этапа стали говорить о трех, четырех и более этапах. Действительно, в зависимости от характера дела число этапов может быть и более двух. В частности, для многих категорий дел весьма характерен этап возбуждения уголовного дела, в ходе которого осуществляется проверка материалов о событии, имеющем признаки преступления, поступающих в распоряжение следователя. По делам о присвоении чужого имущества, о преступлениях, совершаемых организованными группами, и некоторым другим завершение расследования и составление обвинительного заключения также целесообразно выделять в самостоятельный этап. Для ряда других дел наиболее удобным в практическом отношении остается принятое сейчас деление на два этапа.

Литература

  • 1. Белкин, Р. С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории к практике / Р. С. Белкин. — М., 1988. — С. 166-260.
  • 2. Гавло, В. К. Теоретические проблемы и практика применения методики расследования отдельных видов преступлений / В. К. Гавло. — Томск, 1985.
  • 3. Предмет и система криминалистики в свете современных исследований : сб. науч. тр. — М„ 1988.
  • 4. Следственная ситуация : сб. науч. тр. — М., 1984.

Схемы к главе 1

Схема 2

Схема 4

Схема 6

Вопросы и задания для самоконтроля

  • 1. Сформулируйте понятие методики расследования отдельных видов групп преступлений.
  • 2. Какова структура общих положений криминалистической методики?
  • 3. Какова структура частных методик?
  • 4. Назовите элементы общих положений криминалистической методики и раскройте их содержание.

  • [1] За основу взято определение, предложенное И. Л. Николайчуком.См.: Криминалистика : учебник для вузов / под ред. А. А. Хмырова,В. Д. Зеленского. Краснодар, 1998. С. 30.
  • [2] См.: Образцов В. А., Танасевич В. Г. Понятие и криминалистическое значение следственной ситуации // Сов. гос-во и право. 1979. № 8.С. 109-115.
  • [3] См.: Белкин Р. С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории к практике. М., 1988. С. 91—92, 94.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >