Обстоятельства непреодолимой силы в квалификации корпоративной вины

Точная квалификация имущественного статуса организации (в том числе и ее финансового положения) представляет собой один из основных факторов, необходимых для установления субъективных критериев корпоративной вины. Для существа юрисдикционной деятельности имеют значение не только рассмотренные выше факторы, всегда обусловленные волевой деятельностью физических лиц, но и обстоятельства, независящие от волевой деятельности, а именно - обстоятельства непреодолимой силы, в цивилистическом восприятии к ним относятся чрезвычайные и непредотвратимые при данных условиях обстоятельства (п. 3 ст. 401 ГК).

Рассмотренные выше факторы, влияющие на финансовое положение организации, урегулированы цивилистическим законодательством, а применительно к публичным финансам также и административным законодательством, в отличие от них обстоятельства непреодолимой силы недостаточно юридически формализованы, в частности сфера правовой регламентации не распространяется на предпосылки возникновения таких обстоятельств. Правовыми средствами урегулированы лишь отдельные аспекты правового режима чрезвычайной ситуации, а также следствия осуществления властных действий, обусловленных введением такого режима. Обстоятельства непреодолимой силы представляют собой особый объект публичной регламентации, наличие таких обстоятельств обусловлено факторами, не зависящими от воли людей (наводнения, землетрясения, иные стихийные бедствия), либо с факторами, связанными с жизнедеятельностью (эпидемии, эпизоотии, аварии, катастрофы) (ст. 1 Федерального закона от 21 декабря 1994 г. № 68-ФЗ "О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера"), однако и в этих случаях возникновение чрезвычайной ситуации не связано с целенаправленной вредоносной деятельностью, а представляет собой следствие негативного воздействия на природную среду.

Обстоятельства непреодолимой силы представляют особый критерий квалификации субъективной составляющей виновного деяния. В отличие от других критериев, наличие которых подтверждает или исключает возможность легитимной деятельности корпоративного образования, а именно - финансовых и имущественных критериев, наличие обстоятельств непреодолимой силы во всяком случае исключает квалификацию вины, нарушение норм и правил, совершенное в условиях непредвиденных и непредотвратимых обстоятельств, не может быть вменено в ответственность юридическому лицу. Иное происходит при установлении факторов, свидетельствующих об имущественном потенциале организации, подозреваемой в совершении проступка, в этом случае необходимо доказать взаимообусловленность неблагоприятного финансового и имущественного положения организации с фактом административного правонарушения, при этом последнее явилось нежелательным следствием негативных имущественных обстоятельств. Наличие обстоятельств непреодолимой силы влечет за собой различные правовые последствия в цивилистическом и публичном законодательстве. Применительно к гражданско-правовой регламентации их наличие влечет за собой приостановление исполнения цивилистических процедур (см. абз. 1 п. 1 ст. 202 ГК), одностороннее прекращение обязательств по договору (см. п. 1 ст. 795 ГК), либо нарушение таких обязательств (см. п. 3 ст. 401 ГК), однако факт цивилистического правонарушения, так же как и в публичном законодательстве, не может быть вменен в ответственность. В отличие от рассмотренных выше случаев публичная регламентация предусматривает исполнение обязанностей даже в условиях действия непреодолимой силы, применительно к сфере таможенного регулирования перевозчик в этих случаях обязан принять все меры для обеспечения сохранности вверенного ему имущества (см. п. 1 ст. 157 ТКТС, ч. 3 ст. 194 Федерального закона от 27 ноября 2010 г. № 311-Φ3 "О таможенном регулировании в Российской Федерации"). Возникновение обстоятельств непреодолимой силы может повлечь за собой приостановление исполнения фискальных обязанностей (см. п. 1 ч. 1 ст. 134 Федерального закона "О таможенном регулировании в Российской Федерации"). Неисполнение рассмотренных выше обязанностей, либо их ненадлежащее исполнение квалифицируется как административное правонарушение по ч. 1, 2 ст. 16.6 КоАП, вместе с тем применение санкций к юридическому лицу, во всяком случае, оспоримо, поскольку исполнение обязанностей в условиях непреодолимой силы заведомо сопряжено с риском нарушения таких обязанностей, наличие последних возможно только у публичного субъекта, но не у частноправового лица, как это предусмотрено таможенным законодательством. Именно публичные органы обязаны принять надлежащие меры по минимизации вредоносных последствий обстоятельств непреодолимой силы (стихийных бедствий и иных). К их ведению отнесены обязанности по предотвращению причинения имущественного ущерба, вверенного перевозчику, последний не наделен для этого надлежащими материальными и прежде всего техническими средствами, принятие надлежащих мер в этих случаях является прерогативой спасателей или иных должностных лиц правоохранительных органов.

Действие корпоративного образования при наличии обстоятельств непреодолимой силы рассматривается как фактор, исключающий субъективные критерии вины и соответственно - применения административных санкций, для этого не требуется установить причинно-следственную связь между нарушением и его последствиями, однако организация должна подтвердить, что она действовала в месте и во время возникновения непредотвратимых обстоятельств. Таким образом, в условиях непреодолимой силы организация наделена лишь ограниченными юрисдикционными обязанностями, от нее не требуется доказывать наличие фактов, устраняющих субъективные критерии виновного деяния, как это предусмотрено в тех случаях, когда правонарушение обусловлено негативным имущественным положением организации.

В целях квалификации корпоративного правонарушения необходимо принимать во внимание наличие обстоятельств, влекущих за собой возникновение чрезвычайной ситуации, а именно - наличие публичных, техногенных, политико-правовых и экономических факторов.

Публичные факторы обусловлены введением административных режимов военного, чрезвычайного положения, режима проведения контртеррористической операции, устанавливающих особые методы публичного контроля, специальные разрешительные режимы и иные публичные процедуры, обременяющие корпоративную деятельность. Установление административных режимов негативно сказывается на инвестиционной, торгово-промышленной и иной хозяйственной деятельности, осуществление которой в этих условиях экономически невыгодно ввиду наличия особых политических рисков, либо невозможно в силу установления запретов и ограничений, несовместимых со свободным перемещением товаров, услуг, финансовых средств.

Наличие экономических факторов обусловлено фискальными потребностями публичной власти, в этих целях устанавливаются дополнительные корпоративные имущественные обязанности, усиливающие бремя налогов, сборов и иных фискальных платежей, существенно затрудняющих хозяйственную деятельность или влекущих ее полное прекращение.

Политико-правовые факторы связаны с установлением особых мер осуществления внешней и внутренней торговли в целях обеспечения общегосударственных потребностей. В сфере внешнеторговой деятельности такие меры включают в себя введение специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных режимов, устанавливающих экономические обременения субъектов предпринимательства. Принятие таких мер обусловлено внешнеполитическими факторами в случаях присоединения Российской Федерации к режиму экономических санкций или внутриполитическими обстоятельствами в тех случаях, когда импорт товаров негативно сказывается на экономических интересах отечественных товаропроизводителей.

Наличие техногенных факторов связано со стихийными бедствиями и, в отличие от рассмотренных выше правовых факторов, не может быть юридически формализовано в виде императивных предписаний. Природные катаклизмы, влекущие за собой стихийные бедствия, недостаточно исследованы и находятся вне сферы правовой регламентации.

Таким образом, возникновение чрезвычайных и непреодолимых обстоятельств связано с правовыми или с техногенными факторами, ухудшающими экономическую конъюнктуру, однако для существа юрисдикционной деятельности в целом и в особенности для квалификации корпоративной вины необходимо установить юридические критерии обстоятельств непреодолимой силы, наличие которых несовместимо с легитимной хозяйственно-экономической деятельностью организации и, в частности, с выполнением ею норм и правил, нарушение которых влечет за собой административную ответственность. При установлении объективных критериев необходимо установить наличие немногочисленных правовых признаков, характеризующих возникновение чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств, следует прежде всего учитывать непредвиденность их возникновения. При введении специальных административных режимов организация заведомо попадает в особые условия экономической деятельности, при этом не имеет значения ее осведомленность об установлении административного режима, поскольку предусмотрено опубликование соответствующих правовых актов и их обнародование. Вместе с тем предварительное оповещение организации о введении особых условий предусмотрено далеко не всегда, особенно при проведении оперативно-розыскных мероприятий, обусловленных режимом контртеррористической операции, а также при проведении разрешительной деятельности в условиях режима чрезвычайного положения. В этих случаях организация обязана соблюдать публичные процедуры, связанные с проведением спецрежима, при этом предварительное оповещение организации не предусмотрено, либо организация информируется о тех или иных властных действиях непосредственно перед их проведением. Юридическое лицо не в состоянии прогнозировать свою деятельность в условиях особых административных режимов чрезвычайного, военного положения, проведения контртеррористической операции, введение которых во всяком случае препятствует исполнению ранее принятых цивилистических обязательств или негативно сказывается на возможности инвестирования договорной деятельности.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >