Как отразился мировой кризис на России?

В первый период "горячей фазы" американского финансового кризиса, когда обанкротились Fannie Мае и Freddie Мас, российские аналитики-экономисты с изумлением наблюдали за тем, как руководители финансово-экономического блока правительства с пренебрежением высказывались в следующем духе: "Россию американский кризис не заденет, у нас устойчивая экономика, большие золотовалютные резервы (600 млрд долл.), стабильная финансовая система и т.д.". Этот тезис повторяли и люди более высокого ранга. Создавалось впечатление, что они не понимают, что такое мировая экономика, мировая финансовая система, не совсем представляют себе причины того, почему российская экономика более уязвима для динамики мирового финансово-хозяйственного процесса, чем многие другие национальные экономики.

А тем временем общая финансовая ситуация в стране была не особенно радужной, беспокойство ощущалось в действиях банкиров, непрерывном ужесточении кредитных линий, свертывании инвестиционных программ, а проблема с ликвидностью становилась все тревожней. Уже с весны нерезиденты плавно выводили свои активы из России. Ситуацию взорвала пятидневная российско-грузинская война на фоне начавшихся в Токио Олимпийских игр (в начале августа 2008 г.) - начался бурный отток иностранного капитала из страны; по данным Forbes, к середине сентября объем оттока составил свыше 20 млрд долл. (По официальным данным, эта величина составила около 5 млрд долл.) С учетом того обстоятельства, что финансовые рынки России все еще весьма слабы, а деньги, находящиеся в сфере их оборота, незначительны, 20 млрд долл. - очень большой денежный объем, вывод которого имел два принципиальных последствия.

Во-первых, это подрывало позиций российских банков, порождало кризис доверия к ним, в том числе уже со стороны российских клиентов. Банки стали терять клиентов, "таяли" их активы, они стали "нервничать", а это усиливало панику клиентов.

Во-вторых, в условиях политической и финансово-экономической неопределенности, созданной не столько войной на Кавказе, сколько ее последствиями в виде осложнения отношений с Западом, российская банковская система показала свою откровенную слабость и полную зависимость от государства.

В-третьих, особую нервозность обстановке придала, на наш взгляд, огромная внешняя задолженность российских банков и компаний (в том числе государственных) - на сумму почти в 500 млрд долл, что сравнимо с суммой Резервного фонда.

Эта задолженность - следствие очевидно неразумной финансово-денежной политики правительства, которая привела к тому, что легче и дешевле было получить кредит в иностранном банке, чем в российском. В условиях же резко изменившейся глобальной политической ситуации банкиры стали чувствовать себя крайне "неуютно" по причинам, связанным именно с этими огромными внешними долгами. Это привносило дополнительное смятение в банковские круги, стимулируя их панические действия. Естественно, ускорился и процесс изъятия гражданами своих вкладов, все острее становилась проблема ликвидности.

На этом фоне и произошел обвал фондового рынка, бегство иностранного капитала, обесценивание акций практически всех крупных корпораций и банков, растерянность в деловых (и не деловых) кругах. Далее, мы видели лихорадочную деятельность высоких должностных лиц, финансовых властей, приведение в движение огромного массива ликвидных средств в качестве "подушки" для смягчения более тяжелого удара со стороны мировой финансовой системы, находящейся в тисках кризиса. В частности, три самых крупных банка России - "Сбербанк", ВТБ и "Газпромбанк", получили 1,5 трлн руб. на поддержание банковской системы страны. Эта "тройка" должна была обеспечить в течение трех месяцев предоставление ликвидных средств другим банкам, которые нуждались в наличности. Перед ними была поставлена и другая задача - приоритетное кредитование малых и средних предприятий. Помимо этого, Минфин России предложил банкам дополнительно 900 млрд руб. (через аукционы) также на три месяца. Общая сумма средств, направленных государством на стабилизацию финансовой банковской системы и помощь крупным корпорациям, составила около 250 млрд долл. Это огромные деньги, и то обстоятельство, что даже в условиях не столько кризиса, сколько его предвестия они оказались в распоряжении государства, безусловно, оказало позитивное воздействие на состояние общей банковской системы и предотвратило ее возможный крах. В самом конце сентября премьер Владимир Путин объявил еще об одной важной акции, предпринятой для стабилизации банковской системы - предоставлении Внешэкономбанку 50 млрд долл. для обеспечения погашения иностранной задолженности российских банков. Это, несомненно, также увеличило "запас прочности" последних в условиях мирового финансового кризиса. Но насколько? Это большой вопрос, поскольку российская экономика крайне несбалансированна и поэтому восприимчива к глубокому спаду. Да и правительство не скоро разработало серьезную антикризисную программу, продолжая старый курс; она была принята лишь к лету 2009 г., спустя год после начала кризиса. В основе антикризисных действий - оказание помощи крупным частным банкам и корпорациям, а также некоторые меры, связанные с предотвращением роста безработицы, незначительным повышением пенсии и т.д. Многие банки, получив льготные ресурсы, поспешно переводили их в оффшорные банки, нисколько не заботясь об их вложении в реальный сектор.

Российская экономика сильнейшим образом связана с мировой экономикой не только через поставки больших объемов нефти и газа на мировой рынок (рентная модель экономики). В страну поступают все возрастающие объемы продовольствия, поскольку отечественное сельское хозяйство разрушено и находится, в лучшем случае, в режиме устойчивой стагнации. Сельскохозяйственная техника, машины по переработке сельскохозяйственной и животноводческой продукции, энергетическое и электроэнергетическое оборудование, трактора, грузовые машины, подвижный состав для железной дороги, самолеты, весь набор электроники и многое, многое другое - все это импортируется из множества стран мира. Экономика в целом характеризуется крайней степенью разбалансированности, когда для ее нормального функционирования импортируются целые звенья производств. Таким образом, импорт приобрел жизненно важное значение для функционирования российской экономики и продовольственного обеспечения населения. Поэтому говорить об экономической самостоятельности России не приходится.

В этом лежит причина спадов, стагнации производства, тем более что кризисы в западных странах самым сильнейшим образом влияют на российскую экономику. Так, последствия кризиса в России оказались более тяжелыми, чем во многих других странах: спад в 2008 г. - на 5,2%, в 2009 г. - на 9%. Это больше, чем в США, где спад составил 7,0%, и в ЕС - 4,2%. Китай в 2008 г. показал рост на 7,8% (снижение темпа роста с 8,5% в 2007 г.) и 8,5% в 2009 г. В Индии также рост был на уровне 4,8% (6,2% в 2007 г. и 6,7% в 2009 г.).

Однако заметим, что полное освобождение от влияния иностранного рынка не может быть целью ни для одной страны мира. Умелое использование процессов международного разделения труда, когда страна производит то, что определяется ее естественными преимуществами, - вот тот путь, который является наиболее рациональным для обществ, достигших успехов и процветания.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >