КОНСТРУКТИВНОЕ САМОПОЗНАНИЕ ЛИЧНОСТИ

Личность как предмет конструктивного самопознания

Развивающаяся личность есть качество человека, проявляющееся в процессах его сознательной активности. «Качество» несводимо к «свойству» или механической совокупности свойств. Как утверждает Г. В. Ф. Гегель: «Нечто есть... то, что оно есть и, теряя свое качество, оно перестает быть тем, что оно есть» [73, с. 157]. Таким образом, согласно с приведенным определением, вне качества развивающейся личности воспроизводство человека как человека — неосуществимо.

Личность, как интегральная характеристика качественной определенности человека является объектом многих наук: философии и антропологии, психологии человека, социальной психологии и педагогики, социологии и других. Поэтому необходимо дополнительное рассмотрение самого понятия «личность», чтобы отдифференцировать в нем, как в объекте, содержание предмета, определяющего ее развитие.

Содержание понятий «человек» и «личность» может быть раскрыто в анализе человеческой активности. Естественные науки о человеке сосредоточены на рассмотрении физико-химической, биологической, информационно-энергетической или физиологической активности людей. В науках социальных рассматривается социальная, общественная активность, в том числе: экономическая, политическая, коммуникативная, религиозная, научная и другие формы и виды социальной активности, адекватные различным формам общественного сознания. Но как естественные, так и социальные науки едины в своих представлениях о человеке и личности в том, что рассматривают преимущественно объективное содержание универсальной личности. Даже если в социальных науках одной из важнейших проблем провозглашается формирование внутреннего мира и мировоззрения личности, — этот мир изучается объективно и объективными методами. Больше всего при этом исследователи по привычке опасаются обвинений в «субъективизме», отождествляемым с научной несостоятельностью. В целом ряде психолого-педагогических наук, какими они сложились к настоящему времени, до сих пор разыскиваются прежде всего объективные характеристики психической и социальной активности.

В чем состоит основное достоинство психологических наук настоящего времени, вполне отстоявших право на относительно независимое их определение как «современных»? Оно состоит в том, что, в отличие от содержания классических наук о человеке, психологическая антропология и гештальт-психология личности наиболее последовательны в дифференциации объектных и субъектных компонентов социальной активности.

Понятия «субъект» и «субъективность» являются в современном человекознании тем более определенными, чем теснее они соотносятся с понятием «личность». В результате личность предстает субъектом труда, игры, познания и общения, — всех основных видов и форм человеческой деятельности [6, с. 242]. Субъектность личности совершенно логично связывается с ее социокультурной активностью. Но это очевидное достоинство современной науки далее не всегда продолжается в нужном направлении-и поэтому становится не только недостатком, продолжающим достоинство, но и коренным пороком. Достигнув в настоящее время признания достоинством современной науки исследовать субъектность человека, подавляющее большинство психологов и антропологов, в том числе гуманистически ориентированных, связывают разрешение проблемы субъекта активности с вопросами самосознания и сознания. Все известные виды психотерапии, включая кли- ент-центрированную терапию К. Роджерса и логотерапию В. Франкла, направлены прежде всего на изменение содержания сознания-то есть к рационализму, в различных его противопоставлениях эмпиризму, также постоянно витающему (как предпосылка) в социально-психологической помощи человеку.

На общность недостатков рационализма-эмпиризма, снимаемую в современной антропологии целостностью человека, представленной в его личности и субъектности, казалось бы, нет необходимости вновь указывать. Но современные специалисты, не зная, каким образом далее двигаться в разработке особенного предмета субъектности и индивидуальности развивающейся личности вновь обращаются к философии с предложениями раскрыть субъектность в рефлексии человека.

Философия откликается стремлением к приватизации личности и субъектности в качестве предметов новейшей философии человека, что, правда, значительно ее психологизирует. С другой стороны, конкретные науки о человеке, по словам Б. Г. Ананьева, «эпистомологизи- руются», и, самое главное — становятся методологически беспомощными, отдавая управление собственными предметами в холодные руки философии. Так едва обретенное достоинство субъектности обращается в трудно излечимый порок предмета человековедения.

Но эпистомологичность представлений о личности может быть преодолена, если обратиться к существу вопроса о целесообразности осознанной активности. Смысл и цель этой активности состоят в воспроизводстве человека как личности в его индивидуальном опыте. Иначе говоря, для конкретного человека важнее всего не столько результаты активности, объективно воспроизводящие, воплощающие его личность, сколько субъективно переживаемые процессы самоактуализации и самоосуществления личности в этих результатах. Наивысшее удовлетворение собой переживается человеком как обретение и умножение себя в результатах, достигнутых «по-своему», то есть вполне самостоятельно. В конструктивности и продуктивности самореализации личности важнейшим становится аспект самоидентификации человека, при непрерывном обогащении его субъектных и индивидуальных свойств, а поэтому субъектно определенные продуктивность и конструктивность приобретают права антропологических ценностей, оставаясь экономическими, психологическими и, наконец, нравственными характеристиками людей.

Источники, цели, процессы и результаты активности личности, в пределе, прежде всего субъектны. Более того, и все «объективные» (объективно регистрируемые) компоненты активности также субъектно обусловлены, -как субъектные по происхождению. Можно беспристрастно констатировать, что личность и субъект, конечно, могут рассматриваться объективно, например, по объективным компонентам продуктивности, но функциональная асимметрия человеческой активности в сторону субъектности не предвещает больших успехов естественных или социальных наук в объектном (то есть в так называемом объективном) понимании реального человека.

Развитие человечества и, в частности, всей науки в целом, вне установления открытых возможностей конкретного понимания субъектности не может быть осознано. Субъектная асимметрия всех функций человеческой активности, от физиологической до социальной, указывает, почему рефлексия (самосознание) не может служить объяснению проблем субъекта активности и не может являться психологической вершиной личностного. Как подчеркивал Б. Г. Ананьев, «вершиной» всей структуры человеческих свойств является именно субъект деятельности (воплощенный в личности). Вершиной и сущностью личности человека с точки зрения психологической антропологии и гештальт-психологии человека отнюдь не являются ни (само) сознание, ни общественные его отношения, ни его достижения (продуктивность).

Продолжая традицию прагматической антропологии И. Канта, сущность и вершину гештальт-психологии человека представляет он сам в качестве субъекта, привнося соответствующее понятие субъектности, включающее к тому же потаенную субъективность, существующую на предсознательном и бессознательном уровнях человеческого самопознания. Мера осознания субъектности и индивидуальности может быть различной по качеству.

Но на примере самой необходимости обсуждения проблемы субъектности, относимой к сознанию, очевидно, что до сих пор эта проблема была поставлена «вверх ногами». Самосознание есть, безусловно, величайшее достижение эволюции живого к человеку; это такое благоприятное обстоятельство, которое принципиально возвысило человеческую субъектность над животной особенностью. Вместе с тем самосознание и есть не более чем трудно приобретаемое и сравнительно легко утрачиваемое обстоятельство, это и есть не более чем особенно выдающаяся и потому наиболее уязвимая сторона психологии человека, но не универсальная его причина.

Самосознание человеку не столько дано, сколько задано; оно не расцветает в человеке подобно его телесности. Самосознание неравномерно и гетерохронно развивается благодаря напряженной субъектной активности конкретного человека в течение всей его жизни. Жизненно важная задача саморазвития мобилизует ум, волю и чувства каждого конкретного человека в социально-историческом становлении субъектное™.

В этой связи отметим, что принцип, предлагающий исследователю искать ключ к низшему в высшем (классический принцип абсолютности и субординации в дедуктивном научном объяснении) в истории предмета гештальт-психологии личности явно недостаточен. Этот «ключ» должен разыскиваться каждый раз заново для каждого отдельного человека, при условии предварительного установления принципов координации и относительности, в контексте неоднозначных связей самосознания и субъектности. Но ни самосознание, ни субъектность в содержании предмета личности явно не могут быть соопределены как «высшее» и «низшее». Осознаваемая человеком субъектность личности и формируется, и развивается и реализуется как нерасчленимое единство, иначе человек также не может быть понят как целостный, обретающий себя человек, при восхождении от абстрактного к конкретному его бытию.

В то же время в силу субъектной асимметрии активности личности, а также в силу того, что, например, в психологии детства, в психоанализе и в психологии установки наработан значительный научный и практический капитал критического понимания сознания и значения бессознательного, следует отметить генетическую и содержательную первичность субъектного начала по отношению к началу самосознания. При этом гносеологическое рассмотрение проблемы субъектности и самосознания остается в ведении философии человека.

Заключая, подчеркнем, что если объектом теоретической и практической гештальт-психологии устанавливается социокультурная активность человека, то ее предметом является непрерывно развивающаяся личность, как средоточие отношений осознанной активности человека, в единстве его индивидных, индивидуальных и субъектных особенностей. При этом объективно осознаваемое социально-историческое бытие человека и субъектность его активности являются взаимноопос- редствующими условиями развития его личности.

Реальной моделью этого общего положения является взаимное опосредствование субъектных и объектных компонентов мотивации и продуктивной деятельности в содержании конструктивной социокультурной активности развивающейся личности.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >