Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Религиоведение arrow РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ
Посмотреть оригинал

Конфуцианство

Конфуцианство представляет собой своего рода социально-этическую антропологию, сосредоточенную на проблемах природы и бытия человека как члена социума и государственного управления. В ходе своей эволюции оно прошло через несколько этапов, на каждом из которых приобрело новые черты. Первый из них — древнее конфуцианство — представлен протофилософскими сочинениями («Пяти- каноние», У цзин) и авторскими трактатами. К их числу относятся «Рассуждения и изречения [Конфуция]» («Лунь юй») — единственное сочинение, запечатлевшее идеи Учителя в виде его высказываний; трактат «Мэн-цзы», принадлежащий самому крупному, после Конфуция, мыслителю — Мэн Кэ (372?—289? гг. до н. э.); и «Сюнь-цзы», собрание философско-теоретических работ Сюнь Куана (313/298—238/215 гг. до н. э.). На втором этапе классического конфуцианства, который соотносится с ханьской эпохой, произошел синтез древних конфуцианских концепций и идей с идеями, принадлежавшими другим позд- нечжоуским школам, что и способствовало превращению этого учения в официальную идеологическую систему китайского имперского общества. Начало третьего этапа — неоконфуцианства — приходится на XI—XII вв., а его основу составляет очередная редакция конфуцианского учения, заключающаяся в дальнейшей разработке его онтологической и гносеологической проблематики с привлечением уже буддийских концепций. Несмотря на перечисленные изменения и новации, теоретический фундамент конфуцианства составляют доктринальные положения, принадлежащие чжоуским мыслителям.

В китайской традиции конфуцианство никогда не возводилось к теоретическому наследию одного-единственного мыслителя. Об этом свидетельствует уже само его оригинальное обозначение — Школа образованных людей (Жу цзя), без включения в него имени Конфуция. Сам он тоже настаивал на том, что не является творцом чего-то нового, а только изучает и систематизирует опыт прошлого. Поэтому правомерно говорить, что конфуцианство есть порождение и воплощение всего духовного опыта предшествующей национальной цивилизации.

Краеугольным камнем конфуцианских теоретических построений выступает учение об идеале личности («благородный муж», цзюнь- цзы), под которой понимается человек, обладающий «пятью благими качествами/добродетелями» (у дэ). Такими «добродетелями» считаются: «гуманность» (жэнь), «благопристойность» (ли), «справедливость» (и), «мудрость» (чжи) и «верность» (син). Примечателен сам факт использования в конфуцианском терминологическом словаре термина «дэ», являющегося одной из древнейших и важнейших древнекитайских культурных категорий. Именно через «дэ» передавалась магическая сила правителя, ниспосылаемая ему свыше, с помощью которой он мог исполнять свои жреческие функции. Столь же древней и непосредственно связанной с институтом верховной власти является и категория «ли», с достаточной долей условности переводимая в ее конфуцианском значении как «благопристойность». На самом деле, через «ли» изначально определялись обрядовые акции и ритуально-этикетное уложение. Все это подтверждает тезис о том, что конфуцианство складывалось путем концептуализации и этизации предшествовавших ему идеологем, причем имевших первоочередное отношение к официальному идейно-обрядовому комплексу.

Принципиально важно, что морально-этические регламентации распространялись в конфуцианстве и на государя, который полагался ими не более как первым лицом из сообщества «благородных мужей». Отсутствие или неразвитость у него любого из пяти «благих качеств», по мысли конфуцианских теоретиков, неумолимо влекли за собой изъяны государственного правления, падение нравственности всего населения, общую духовную деградацию страны и, как следствие, гибель правящего режима. Тем самым в конфуцианстве имплицитно опротестовывалась идея сакральной сущности правителя. Однако оно, во-первых, никогда не отрицало объективной надобности и божественного происхождения института верховной власти, признавая его учреждение легендарными государями. Во-вторых, полностью разделяло тезис о необходимости централизованной формы правления, аргументируя его ссылками на природные закономерности: в мире людей должен быть только один монарх, как на небе имеется одно солнце. И, наконец, переведя древние религиозно-обрядовые устои в плоскость этики (принципы взаимоотношений между людьми и правила поведения индивида), оно, на самом деле, ратовало и за сохранение древних ритуалов, видя в них верный способ упорядочивания социума. Более того, конфуцианцы-книжники почитались экспертами в ритуальной деятельности благодаря своим познаниям в национальной истории и духовном наследии древности. Поэтому, будучи провозглашенным при Хань (втор. пол. I в. н. э.) официальным учением имперского общества, конфуцианство оказалось способным взаимодействовать с государственными религиозными формами в рамках общего культурно-идеологического континуума по принципу соотношения этического и религиозного начал.

Их взаимодействию способствовало также наделение конфуцианства некоторыми чертами религиозной системы, что на первых порах выразилось в сакрализации книжного наследия этой школы. Еще при ханьском У-ди был выделен свод ее канонических памятников «Пятиканоние», создание которых, так или иначе, связывалось с Конфуцием (обработка, редактирование и комментирование древних текстов, составление свода). Был создан и специальный институт эруди- тов-боши, которые занимались истолкованием этих книг. В I—II вв. н. э. изучение конфуцианских сочинений, включая «Лунь юй», стало обязательным для наследника престола, что в дальнейшем (в эпоху Шести династий) переросло в церемонию, очень близкую по сути к религиозной практике. Сразу после возведения его в сан наследника престола принц крови (независимо, заметим, от его возраста) приступал к обучению, длившемуся не меньше года. Затем он сдавал экзамен, завершавшийся особым жертвоприношением Конфуцию и пиром.

Несколько по-иному складывался культ самого Конфуция. Само слово «Конфуций» — это латинизированная форма оригинального сочетания Кун-фуцзы, «Почтенный учитель из рода Кун». Подлинные имена этого человека — Цю (Холм) и Чжунни (Второй из глинозема). В традиции они объясняются как намек на обстоятельство его рождения: в пещере близ священного холма (недалеко от современного г. Цюйфу в провинции Шаньдун). Его родители совершали паломничество к этому холму с целью испросить себе сына. Хотя подобные легенды о рождении Конфуция, равно как и другие апокрифы (тоже начавшие складываться при Хань), содержат в себе немало откровенных мифологем, Учитель Кун является первым древнекитайским философом, личность которого полностью исторически достоверна. А его жизненный и творческий путь подробно освещается в позднечжоуских и ханьских текстах, включая его отдельное жизнеописание, созданное во II—I вв. до н. э. Конфуций родился в 551/552 г. до н. э. в семье обедневших аристократов, живших в царстве Лу (небольшое царство на территории провинции Шаньдун). Он рано осиротел, провел детство и юность в нужде, что не помешало ему заниматься самообразованием. После нескольких лет, проведенных на службе, он подал в отставку и занялся преподаванием в организованной им же частной школе. Тогда же Конфуций приступил к разработке своего учения. Скончался Конфуций в 479 г. до н. э., уже имея многочисленных учеников и последователей, и был похоронен почти рядом с пещерой, ставшей местом его рождения.

Начало культу Конфуция было положено его почитанием родственниками и учениками сразу же после его смерти. На месте его погребения было сооружено поминальное святилище, в котором хранились некоторые его личные вещи (предметы одеяния, книги и даже колесница). Но это святилище, несмотря на все возрастающий авторитет конфуцианства, в течение долгого времени оставалось сугубо частной кумирней. Только в 60-е гг. I в. н. э. вместе прежней кумирни было приказано возвести настоящий храм и приносить там регулярные жертвоприношения. В начале VI в. был построен и первый храм Конфуцию с его изображением (правда, не ясно, где именно).

Дальнейший ход развития культа Конфуция нетрудно проследить по изменению его титулатуры. В 729 г. он был пожалован титулом «царя» (ван) вместо прежнего «князь» (гун), данного ему еще в начале I в., а в 1106 г. возведен в ранг «императора» (ди). Последнее изменение в его официальной титулатуре произошло при Мин. Августейшим декретом от 4 декабря 1530 г. ему был присвоен специфический и не имеющий аналогов титул: «Достигший совершенства Наипервейший Учитель» (Чжишэн-сяныии, принятый в отечественном китаеведении перевод — «Мудрейший Учитель»). Этот титул сразу же выделил Конфуция из сонма почитавшихся в то время божественных персонажей, превратив его в уникальную на фоне государственных верований и культов фигуру. Параллельно в минскую эпоху предпринимались и другие меры по упрочению культа Конфуция. В 1382 г., менее чем через 20 лет после воцарения минского правящего дома, развернулись работы по реконструкции поминального храма в г. Цюйфу, превратившегося впоследствии в грандиозный храмовый комплекс, включающий в себя и место рождения Учителя.

Своего пика культ Конфуция достиг при Цин, когда посвященные ему храмы — «Кумирни Учителя Куна» (Кунцзы-мяо) или «Кумирни Просвещенности» (Вэньмяо) — в обязательном порядке имелись в любом административном (уездном, губернском, провинциальном) центре страны. Была окончательно регламентирована и литургия. Дважды в год, приблизительно в середине второго и восьмого месяцев (т. е. фактически в середине весны и осени), ему приносились так называемые большие жертвоприношения. Они представляли собой пышные церемонии, обязательно возглавляемые руководством соответствующих административно-территориальных подразделений, для столицы — лично императором или, в крайнем случае, специально посланным им сановником. В церемониях непременно должны были принимать участие все местные и гражданские чиновники руководящих рангов, а также учащиеся, которые и выполняли основную черновую работу по их подготовке и проведению. Все участники церемоний проходили через двухдневный пост. Церемонии сопровождались музыкой, но исключительно светского характера (гражданские музыкальные произведения), а в качестве жертвенных яств преподносились фрукты и овощи. Кроме «больших жертвоприношений» дважды в месяц — в дни новолуния и полнолуния — в храмах Конфуция исполнялись «малые». Литургия, присущая культу Конфуция, с одной стороны, явно перекликается с китайским календарным обрядовым циклом. Однако, с другой, она обладает рядом специфических черт, подчеркивающих уникальность этого культа.

Еще одна специфическая примета культа Конфуция — это запрет (по указу еще основателя династии Мин) помещать в посвященных ему храмах, за исключением поминального святилища, его живописные или скульптурные изображения. Этот запрет, призванный еще больше отдалить культ Конфуция от культов божественных персонажей и его святилища от буддийских и даосских храмов, неукоснительно соблюдался. Во всех «Кумирнях Учителя Куна» вместо художественных изображений Конфуция и его учеников стояли таблички с их именами, расставленными в строго определенном порядке. Запрет, наложенный основателем минской династии на художественное оформление храмов Конфуция, не распространялся на светское изобразительное искусство и на изображения, использовавшиеся в государственных учреждениях, учебных заведениях и частными лицами. Многие представители служилой интеллигенции цинской эпохи имели у себя дома живописный или скульптурный портрет Конфуция. Однако они хранились, как правило, не на домашних алтарях, где помещались изображения богов, а в кабинетах. Статуи Конфуция, судя по гравюрам того времени, устанавливались также в специально отведенных для этого помещениях учебных заведений, где и происходила ежедневная церемония поклонения ему учащихся. Почитание Конфуция распространялось и на его учеников. Уже в ханьскую эпоху утвердилась когорта из 72 его ближайших учеников, которые удостаивались жертвоприношений. В начале Тан эта когорта была законодательно утверждена соответствующим эдиктом. Однако в скором времени в иерархию учеников и их список стали вноситься изменения. Вначале (720) было выделено десять ближайших учеников Конфуция (такое их число действительно проявляется при чтении «Лунь юя»). В XIII в. (1267) установлена еще одна когорта из четырех учеников, получивших общий титул «Четыре наимудрейших» (Сы-сянь). Ее состав окончательно определился в первой половине XIV в. (1330), когда в нее были введены Мэн-цзы, два любимейших ученика Конфуция и его внук. Подобные перестановки повлекли за собой и изменения в составе 72 учеников, наиболее серьезные из которых были сделаны в 1530 и 1724 гг. В него вводились все новые персонажи, ученые и литераторы сунской, минской, а затем и цинской эпох. Последние добавления в этот список были сделаны в 1919 г., правительством уже Китайской Республики. А через девять лет (1928) культ Конфуция и все проводимые в его честь мероприятия были официально отменены.

Итак, своеобразие культа Конфуция заключается в том, что он, во-первых, был сформирован по модели древнейших национальных культов предков, Неба и Земли, о чем однозначно свидетельствует запрет на художественные воспроизведения его образа и их замена на ритуальные таблички. Во-вторых, в отличие как от данных культов, так и от культов собственно божественных персонажей, он был призван подчеркнуть сугубо земную ипостась Конфуция — Учитель.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы