Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Религиоведение arrow РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ
Посмотреть оригинал

Даосизм

Даосизм (от оригинальных терминов дао цзя, школа дао, и дао цзяо, учение о дао) представляет собой идеологическую систему, обладающую значительно более сложной внутренней композицией, чем конфуцианство. Она распадается на два относительно самостоятельных, хотя и связанных между собой доктринальной и терминологической общностью магистральных направления: философское и религиозное, которые заметно различаются по их установкам и ценностям. Философское направление ориентировано на достижение личностью духовного совершенства, а религиозное направление есть совокупность учений, практик и верований, нацеленных на обретение человеком бессмертия и его превращение в существо особого типа, обладающее, подобно древним сяням, сверхъестественными свойствами и способностями. К этому же направлению принадлежат верования и культы даосских божественных персонажей, даже если они не связаны напрямую с обретением бессмертия. Подобная дискретность даосской традиции указывает на возможную неоднородность его историко-культурных истоков. Философское направление, как это и утверждается в даосизме, восходит к древней школе дао, основанной, по преданию, в царстве Чу легендарным мудрецом Лао-цзы (Старый учитель или Старик-ребенок), который был старшим или младшим современником Конфуция. То, что такая школа и вправду начала складываться в VI—V вв. до н. э., на сегодняшний день полностью доказано археологическими материалами. В захоронениях были найдены тексты ряда древних даосских трактатов, считавшихся ранее безвозвратно утраченными или сфальсифицированными, и, самое главное, древнейшие версии основополагающего теоретического сочинения — «Канон о дао и дэ» («Дао дэ цзин»). Религиозное направление выросло из описанных ранее космолого-мифологических представлений восточного и южного регионов древнего Китая. Процесс контаминации перечисленных региональных идеологем формирования даосской традиции (Дао цзяо) как таковой приходится на первую половину Хань. А в I—II вв. вступила в силу тенденция к ее институализации, ознаменовавшаяся возникновением первых даосских социальных организаций (школ) во главе со школой Небесных наставников (Тянъ ши дао).

Учения и практики, нацеленные на обретение человеком бессмертия, в свою очередь распадаются на два идейно-практических комплекса, обозначаемых как «внешняя» (вай дань, внешняя киноварь) и «внутренняя» (нэй дань, внутренняя киноварь) алхимия. «Внешняя» алхимия предполагает изготовление снадобий бессмертия в лабораторных условиях и в ходе моделирования искусственно сжатых во времени природных процессов. «Внутренняя» алхимия представляет собой своеобразную форму психофизического тренинга, нацеленного на радикальную трансформацию биолого-физиологических параметров личности и включающего в себя различные психотехники (медитацию, гимнастику, дыхательные упражнения) и сексуальные практики. Оба названных комплекса также зародились в рамках соответственно восточных и южных оккультных знаний и практик. Однако вплоть до VIII— IX вв. даосское религиозное направление было отмечено господством «внешней» алхимии, главным теоретическим сочинением которой считается трактат Гэ Хуна (284?—363?) «Мудрец, объемлющий пустоту» («Баопу-цзы»).

Рецептура изготовления «снадобий бессмертия» в виде эликсиров, пилюль или порошков включала использование преимущественно минеральных и растительных ингредиентов. Первоочередное значение придавалось золоту, которое воспринималось как совершенный металл, неподвластный тлению и способный оказать соответствующее воздействие на тело адепта. Золото получалось искусственным путем. Процесс его «созревания», для которого в природе требуется, по представлениям китайцев, 4320 лет, в алхимической реторте занимал год. Другим важнейшим алхимическим веществом является киноварь (дань), осмысляемая в качестве воплощения взаимодействия Инь и Ян: белый цвет этого вещества (сульфид ртути) соотносился с мужской спермой, а содержащиеся в нем ярко-красные кристаллические вкрапления — с менструальной кровью. Киноварь могла дополняться и замещаться свинцом (Инь) и ртутью (Ян). Широко употреблялись также мышьяк, источенные драгоценные и полудрагоценные камни (нефрит, горный хрусталь). Анализы костных останков в погребениях указанного периода однозначно свидетельствуют о частых случаях смертельного отравления даосских алхимиков в результате приема ими такого рода снадобий. Однако такая смерть предусматривалась в даосской теории и объяснялась ею как обретение человеком состояния «бессмертного, освободившегося от трупа». К тому же перечисленные вещества в случае их приема малыми дозами в течение длительного времени оказывали консервирующий эффект, препятствуя разложению мертвого тела, что также воспринималось окружающими как доказательство превращения усопшего в бессмертного.

Из растительных ингредиентов фигурируют реальные и полумифи- ческие-полуреальные растительные виды и формы. К числу последних относится гриб-чжп. Эта разновидность зонтичных грибов повсеместно встречается в Китае. Но в алхимических текстах им нередко придаются черты волшебных растений: грибы о девяти ножках, с пятицветной шляпкой, цветущие по несколько раз в году и т. д. Активно использовались также хвоя, смола и семена сосны, которые, по некоторым рецептам, могли исчерпывать собой снадобья бессмертия — упоминается питание даосского адепта «сосновой» пищей.

«Внутренняя» алхимия, занявшая главенствующее положение в религиозном направлении приблизительно с XII в., по существу, является алхимией только по общим с «внешней» алхимией методологическим основаниям своей практики и общему языку описания. В действительности она представляла собой своеобразную форму психотренинга, направленную на радикальную трансформацию биолого-физиологических параметров личности, достигаемую через комплекс физических, психосоматических и психологических упражнений, которые включают религиозное созерцание, гимнастический тренинг, дыхательные упражнения (ци гун) и сексуальные практики. Цель последних заключалась в получении адептом-мужчиной через половой контакт с женщиной отсутствующей в его собственном организме инь- ной пневмы/энергии и доведение ее до концентрации, необходимой для соития иньной и янной пневм и зачатия в самом себе «бессмертного зародыша». Для предотвращения иссякания янной пневмы сексуальные практики предполагали воздержание от эякуляции (практика «повернув сперму, напитать ею мозг»). После девятимесячного «пестования бессмертного зародыша», сопровождаемого специальными пси- хоматическими процедурами («зародышевое дыхание»), и «родов» (подъем «зародыша» по каналу позвоночника к макушке головы) тело «новорожденного» и тело даосского адепта сливались и становились одним бессмертным и нерушимым телом. В такого рода эротологиче- ских теориях и практиках угадывается реликтовое влияние древнего южного культа Великой богини как подательницы бессмертия.

Главное место в даосских верованиях, безусловно, принадлежит Лао- цзы в его ипостасях как основоположника даосизма, так и божества. Процесс обожествления Лао-цзы прослеживается приблизительно с I в. в русле социально-утопического учения Великого равенства (Тайпин дао). В нем провозглашалась неизбежность нового прихода в мир Лао- цзы и наступления под его правлением (или правлением избранного им наместника-государя) царствия всеобщего благоденствия, справедливости и духовного процветания. Сам Лао-цзы объявлялся божеством, способным перерождаться и являть себя людям в новом облике. Впервые он появился в облике старца, ставшего наставником Желтого императора. Поэтому в рамках учения Великого равенства его культ получил название Желтый Лао (Хуан Лао). Основные идеи этого учения были восприняты школой Небесных наставников, но Лао-цзы получил в ней другой титул — Высочайший Господин Лао (Тайшан Лао-цзюнь) или, сокращенно, Господин Лао (Лао-цзюнь), который и закрепился за его культом. III—V вв. ознаменовались созданием подлинной мифологии Господина Лао, в которой он превратился в вечного и всемогущего бога, действующего лица процесса космогенеза и всех последующих событий космического масштаба и мира людей. Он периодически рождается в мире людей, принимая облик советника государей и наставляя их на путь благого правления. Исторический Лао-цзы и есть одно из таких воплощений Господина Лао, для чего он создал свою мать (госпожу Ли) и сам вошел в ее чрево, проведя в нем 81 год и появившись на свет уже седым старцем. По отношению к самой даосской традиции Господин Лао выступает, кроме того, источником доктрины Дао и хранителем всех таинств даосских знаний. В танскую эпоху культу Господина Лао был придан официальный характер. Во всех городах и уездах страны повелевалось возвести посвященные ему святилища. Хотя почитание Лао-цзы на государственном уровне продлилось недолго, оно способствовало упрочению его культа в общенациональном религиозном сознании.

Однако культ Господина Лао отнюдь не являлся центральным для даосского божественного пантеона. Дело в том, что процесс институциализации даосской традиции так и не привел к образованию единой церкви. Эта традиция продолжила свое существование, варьируя в самых разных организационных формах (школы, секты, эпизодические структурные образования). И практически в каждой из них предлагался собственный вариант космологических представлений и соответствующий ему божественный пантеон. Так, согласно учению Школы Небесных наставников, вселенная состоит из трех сфер — Неба, Земли и Воды, порожденных тремя космическими пнев- мами. Каждая сфера управляется Божественным Министром (Гуань), триада которых и занимает верхнюю позицию в божественном пантеоне этой школы. В учении другой школы — Маошань (или школы Высшей чистоты, Шанцин), появившейся в VI в., мир подразделялся уже на семь иерархически расположенных сфер. Соответственно, ее пантеон включал в себя божеств этих сфер, а также обожествленных основателей школы — «трех братьев Мао», которые и служили главными объектами почитания. Одновременно в названных и в прочих даосских школах признавалось существование множества богов и духов, организованных по подобию национальной административной или военной системы: божественные генералы, офицеры, в подчинении которых находились сонмы «духов-солдат». Большое внимание уделялось также божествам, олицетворявшим астральные объекты, и локальным и региональным природным божествам (повелителям стихий, покровителям местностей и элементов ландшафта, гор, рек, озер).

Приблизительно в минскую эпоху наметилась тенденция к унификации космолого-религиозных представлений, принадлежащих различным школам, что привело к появлению подобия общедаосской религиозной системы. Особую роль в этом процессе сыграла позднедаосская школа Совершенной истины (Цюаньчжэнь дао), основанная во второй половине XII в. Ею был предложен вариант божественного пантеона, возглавляемого Нефритовым императором (Юйхуан) (полный титул Нефритовый Августейший Высший Владыка, Юйхуан-шанди). Следующую после него позицию заняли Три Наичистейших (Три Небесных Достопочтенных), образы которых возникли на основании синтеза мифологии Господина Лао и космолого-религиозных представлений Небесных наставников и Маошань. Вслед за ними располагаются Четыре Правителя, культ которых есть, по сути дела, модифицированный вариант культа Повелителей частей света, объединенный с буд- дами-татхагатами.

Даосские религиозные верования и культы существовали и вне каких-либо организационных структур. В даосских текстах называется множество персонажей, не принадлежащих ни к одному из принятых в школах пантеонов. Например, Сокровенная Дева Девяти Небес, почитаемая приближенной Желтого императора; Нефритовая дева, вдохновительница и покровительница, если верить письменным источникам, эзотерических мистерий оргиастического характера, культ которой процветал в эпоху Шести династий; Изначальная Госпожа Бирюзовой Зари, считающаяся помощницей Нефритового императора, следящей, по его поручению, за человеческими судьбами, и повелительницей бессмертных. Немалую часть в таких верованиях занимают бессмерт- ные-сяни, возглавляемые Царицей Запада Сиванму и ее супругом (Дун Вангун, Царь Востока). Она мыслилась прародительницей и покровительницей всех женщин-сяней, а ее супруг — прародителем бессмертных мужского пола. Основной корпус сяней тоже претерпел в ходе развития даосских религиозных представлений немало изменений. Судя по даосским сочинениям и литературным произведениям, в ханьскую эпоху и в эпоху Шести династий основное место в нем занимали легендарные личности, обретшие бессмертие в незапамятной древности. Постепенно им на смену пришли переосмысленные локальные божества и обожествленные исторические лица — даосские мыслители, алхимики-практики, знатные особы, покровительствовавшие даосизму, и т. д. Отдельного упоминая заслуживает и когорта сяней, известная как Восемь бессмертных (Ба сянь), которая пользовалась исключительной популярностью в даосских и низовых верованиях минской и цин- ской эпох.

Итак, даосские религиозные представления также постепенно превратились в идеологический континуум, образованный по принципу соотношения в нем перманентного ядра и переменных величин. Первое сформировалось из верований и культов, разработанных в рамках даосских институтов и опиравшихся на определенные доктринальные основы. Роль переменных величин выполняли, как и в случае с государственной религией, разнородные по происхождению мифологемы и идеологемы, включая исходно низовые верования и культы. Поэтому не удивительно, что даосские религиозные представления оказали воздействие на популярные верования, во многом определив их иерархическую структуру и состав пантеона.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы