Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Религиоведение arrow РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ
Посмотреть оригинал

Популярные верования

Под термином «популярные верования» понимаются как действительно простонародные религиозные формы, свойственные низовым слоям населения, так и культы, получившие официальное признание и входившие в государственную религию имперского Китая на протяжении последних нескольких столетий его существования.

В XIV—XIX вв. именно эти верования были доминантой религиозной жизни страны, определяли ее по социальной вертикали общества — от низших групп до верхних властных эшелонов, и во всех ее аспектах — от каждодневных домашних обрядов до общенациональных календарных праздников и торжеств государственного масштаба. Эти верования отличаются эклектичностью и чрезвычайной объемностью божественного пантеона.

Этот пантеон включает восемь типов божеств:

  • 1) повелители мира, отдельных сфер мироздания, частей света и судеб живых существ;
  • 2) податели жизненных благ;
  • 3) повелители природных стихий;
  • 4) аграрные божества и покровители отдельных сфер сельскохозяйственной деятельности;
  • 5) городские божества, покровители ремесел и профессиональных групп;
  • 6) домашние боги;
  • 7) защитники от злых сил;
  • 8) повелители загробного мира.

Возглавляется пантеон Нефритовым императором. Его первоочередными помощниками почитаются Три министра (Сань гуань), или Три Великих Владыки (Саньгуан-дади): Министр Неба (Тянь-гуань) — податель счастья в виде различных благ, Министр Земли (Дигуань), следящий за делами людей и отпускающий их прегрешения, и Министр Воды (Шуй-гуань), который ведет запись добрых и злых деяний каждого человека. Понятно, что эта триада во главе с Нефритовым императором есть копия даосского пантеона в его варианте, предложенном Школой Совершенной истины. Надзором за людьми и решением их судеб занимаются также Матушка Ковша (Доу-му) и Владыка гор Тайшань (Тайюэ- дади, или Восточный Владыка, Дундади). Матушка Ковша — астральное божество (олицетворение китайского созвездия Южный Ковш, состоящего из шести звезд созвездия Стрелец), образ которого возник в результате слияния образов персонажей индийской (дочь Брахмы) и буддийской (одна из тантрических женских форм Аволокитешвары) мифологии. Равно почитаемая в китайском буддизме и в даосских религиозных представлениях, она тоже мыслилась в популярных верованиях ведущей реестры поступков всех живых существ и вершитель- ницей человеческих судеб. Владыка гор Тайшань (сильно трансформированный вариант образа древнего божества — повелителя Востока) выступает как бы регентом Нефритового императора в земном мире, ответственным за все в нем происходящее, включая определение времени рождения и смерти каждого человека. В этом ему помогает его «административный аппарат», состоящий из семи с лишним десятков ведомств, состоящих из сети департаментов и отделов. Среди них есть, например, Ведомство рождений и Ведомство смертей, в штат которых входят департаменты, отвечающие за рождение каждого из четырех видов живых существ (буддийское заимствование) — в облике человека, в облике животных, рождаемых из яиц и рождаемых через трансформацию. Особые ведомства занимаются определением числа детей в семьях и будущей служебной карьерой и материальным положением новорожденных. Чиновники одних ведомств и департаментов наблюдают за добрыми поступками людей (по отношению к родителям, друзьям, животным), другие за их проступками, третьи — за профессиональной деятельностью, включая воров и проституток.

Еще большее количество персонажей мыслились в китайских популярных верованиях подателями счастья и защитниками людей от бедствий и злых сил. Следует пояснить, что под «счастьем» в Китае понимался строго определенный набор жизненных благ, известный как «пять условий счастья» (у фу), которые впервые были сформулированы еще в чжоуских книгах («Шу цзин»). В окончательном варианте этот аксиологический набор включает в себя:

  • 1) долголетие (шоу);
  • 2) благосостояние/богатство (.фу);
  • 3) знатность (гуй), что подразумевает и успешную служебную карьеру (лу);
  • 4) пребывание в мире и покое (ань пин), т. е. душевное состояние личности, семейное счастье, обусловленное, в том числе, многочисленным мужским потомством (только потомки по мужской линии могли приносить жертвоприношения предкам), и процветание общества и государства;
  • 5) достижение старости и естественной кончины, т. е. избежание преждевременной и насильственной смерти в бою, казни, убийства и т. д.

Из божеств-повелителей главным персонажем, исполняющим функции дарительницы счастья и покровительницы людей, мыслилась Небесная Владычица (Небесная Императрица, Тянь-хоу), или Небесная Наивысочайшая Совершенная Матушка (Тяныпан-шэнму), ласково именуемая Божественная Бабушка (Мацзу-шэнь). Небесная Владычица почиталась богиней-милостливицей, защитницей всех живых существ, а также чадоподательницей.

Первоочередными подателями отдельных жизненных благ мыслились: Три Бога Счастья (Сань шэнь) — Бог Счастья (Фу-шэнь), Бог Служебного положения (Служебной карьеры, Лу-шэнь) и Бог Долголетия (Шоу-шэнь), а также Бог Богатства (Цай-шэнь), под началом которого, опять-таки, находилось целое небесное Министерство Богатств с такими чиновниками, как Небесный достопочтенный, отыскивающий сокровища, Небесный достопочтенный, доставляющий драгоценности, Бессмертный министр финансового успеха. Кроме того, в дополнение к главному Богу Богатства имелись Гражданский цай-шэнь, он же покровитель книготорговцев, и Военный цай-шэнь — покровитель военных и ремесленников, чей труд связан с активной физической деятельностью, например, кузнецов. Почти в каждом регионе Китая был культ местного цай-шэня, в Пекине — Бог Богатства, умножающий счастье, на юго-востоке — Бог Богатства, помогающий обретению материального благополучия.

Когорта божеств-защитников состоит из персонажей, охраняющих как весь мир и человеческое общество от любого зла, так и конкретного человека от злых духов и каждодневных напастей. К их числу относится, во-первых, Наисовершенный Генерал Сокровенный Воин (Сюаньу- шэнцзян) — некогда дух-покровитель Севера, превратившийся, через даосские религиозные представления, поддержанные государственной религией, во всемогущего повелителя северной части неба, борца с мировым злом и покровителя любой правящей династии. Во-вторых, это внучатый племянник Желтого императора Эр-лан. В-третьих, Государь Гуань (Гуань-ди) — своего рода «благородный рыцарь», всегда готовый, подобно бодхисатвам, прийти на помощь нуждающимся в нем. Одновременно он тоже выступал в роли покровителя правящей династии, ниспосылателя богатства и жизненных благ и даже чадопо- дателя. Его культ, восходящий к образу полководца по имени Гуань Юй, жившего в конце Хань, сформировался под влиянием и конфуцианства (воплощение идеала благородной личности), и даосизма (обладание магическими способностями), и буддизма (уподобление бодхисатвам).

Отдельная когорта персонажей предназначалась для защиты людей от нечисти (духов/чертей-гуй). Это Чжун-куй (персонификация древнего обряда изгнания злых сил), Министр Цзян (обожествленный полководец начала эпохи Чжоу), Небесный наставник Чжан (собирательный образ руководства школы Небесных наставников). Специально за защиту детей и детского здоровья отвечали богини-чадоподатель- ницы — Небесная Бессмертная Совершенная Матушка (Тяньсянь-нян- нян), Госпожа Сыновей и Внуков (Цзысунь-няннян) и Госпожа, Ниспосылающая Детей (Сунцзы-няннян), и их свитские, типа Госпожи Зрения и Госпожи Слуха, предохранявшие детей от соответствующих болезней. Дети мужского пола находились под дополнительным покровительством Бессмертного Чжана (служившего также персонификацией архаического обряда родин).

Фактически те же самые функции, но применительно к отдельной семье, исполняли и домашние божества. Проникновению в дом злых сил препятствовали Божества Дверей (Мэнь-шэнь), парные живописные изображения которых, в полный человеческий рост и более, обязательно помещались на створках дверей (или по бокам от них) в любое здание, исключая буддийские храмы. Истоками этого культа послужили древний культ Пяти домашних духов (У-ди) и представления о божественных стражах, защищающих весь земной мир от проникновения в него злых сил. Семейное, брачное счастье и счастье материнства находились в ведении Господина Постели (Чуан-гун) и Матушки Постели (Чуан-му). Надзор за поведением членов семьи осуществлял Бог Кухонного очага (Цзао-ван), докладывавший об их хороших и дурных поступках лично Небесному (Нефритовому) императору. Для этого он раз в год (в 23-й день последнего месяца года) отправлялся в его резиденцию. Церемонии проводов и встречи (20-й день первого месяца нового года) Цзао-вана занимали ключевое место в сценарии новогодних праздников. А то, что случится с семье в новом году, считалось непосредственным результатом его доклада: удача и процветание — награда за достойные деяния, беды и неприятности — наказания за проступки и прегрешения. Покровителем дома и хранителем семейного счастья считался iy-ди (изначально Бог Земельного участка, т. е. дух- покровитель сельскохозяйственного угодья), облик и функции которого делают его образ типологически сходным с образом Домового (седобородый старик в холщовом одеянии и крестьянской обуви, хранитель домашнего очага и семейных обычаев). Одновременно семейные iy-ди входили в состав местных божественных административных органов, возглавляемых — для населенных пунктов городского типа — Богом Городских стен и рвов (Чэн-хуан). В сельской местности Ту-ди отвечал за все, что происходит не только в доме, но и на территории всего крестьянского хозяйства. В этом ему помогали божества — покровители домашних животных (Царь быков и лошадей, Царь лошадей, Царь быков, Священная Свинья), защитники урожая от вредителей (Царь насекомых) и покровители отдельных сельскохозяйственных культур и связанных с ними промыслов (например, Бог Чая и Бог Вина). Все сферы общественной жизни городского населения и отдельные ремесла также имели собственных покровителей.

Образы городских божеств, включая чэн-хуанов, в подавляющем своем большинстве восходят к обожествленным историческим деятелям, литературным героям и персонажам даосского или буддийского пантеонов. Тогда как образы сельских божеств оказываются персонификацией древних аграрных верований и обрядов. Столь же архаические истоки обнаруживаются и для образов божеств — повелителей природных сущностей и стихий, культы которых получили преимущественное распространение среди сельского населения. Среди них присутствуют Владычица-Земля (Хоу-ту), бог ветра и бог дождя, имена которых — Дядюшка-Ветер (Фэн-бо) и Управляющий Дождем (Юй-ши), присутствуют уже в «надписях на гадательных костях». Особое место в этом структурном отделе занимают божества грозы: Царь Грома (Лэй-ван), Дух Грома (Лэй-шэнь) — дух грозы и олицетворение раскатов грома, архаические корни образа которого без труда прослеживаются в его иконографии (тело человека, птичья голова, лапы и крылья), и Матушка Молний (Дянь-му), которая, по поверьям, испускает молнии с помощью двух зеркал.

В китайских представлениях о загробном мире ад превратился в подобие государственно-административного образования с собственной иерархической системой и бюрократическим аппаратом. Всего признавалось существование десяти отдельных адов (адских земель), повелители которых были сведены в очередную когорту — Десять Царей (Ши-ван). Царь Цинь Гуан возглавлял Первый ад и лично занимался рассмотрением дел усопших, поступивших в его канцелярию от чэн-хуанов и прочих божественных ведомств и административных органов. Во Втором — Девятом адах души грешников проходили через мучения, назначенные им Цинь Гуаном. А в Десятом аду происходило новое рассмотрение их дел с учетом уже пройденных ими мучений, после чего определялась форма их нового существования. Представления и об этом аде включают в себя еще один специфически китайский сюжет: приготовление божеством по имени Матушка Мэн (Мэн-попо) Отвара Забвения, выпив который, души забывают обо всем, произошедшем с ними в адах, и уже в таком виде выпускаются в земной мир для новой жизни.

В популярных верованиях переплелись самые разные по происхождению религиозные формы и элементы — локальные культы, осколки архаических представлений и мифологических сюжетов, заимствования из верований и обрядов других народностей, персонажи и сюжеты, порожденные буддизмом и даосизмом, но приобретшие совершенно немыслимые для этих вероучений воплощения. Включение столь значительного числа божеств-надзирателей в популярный пантеон нередко объясняется отражением в верованиях устоев имперского общества и условий жизни населения, подчиняющегося огромному бюрократическому аппарату. Однако при ближайшем же рассмотрении выясняется, что никто из этих божеств был не вправе самовластно распоряжаться судьбой человека: все ниспосылаемые блага и наказания являлись следствием его собственных деяний. Представления о множественности божеств и их постоянном участии в жизни людей есть результат ритуалистического мировосприятия идеи органического единства человеческого и иного (божественного, загробного) миров. Общность исходных моделей осмысления мира и ментальных констант, лежащих в основании всех разобранных религиозных комплексов, как раз и обусловила, на наш взгляд, возможность их сосуществования в одном и том же культурно-религиозном пространстве.

Вопросы для повторения

  • 1. Что представляла собой государственная религия имперского Китая начиная с III в. н. э.?
  • 2. В чем проявляется связь космологических и натурфилософских представлений с ритуальной деятельностью?
  • 3. Какие мифологические персонажи входили в когорты «Трех великих первопредков», «Пяти совершенномудрых государей древности» и божеств — повелителей частей света?
  • 4. В чем заключается своеобразие культа Конфуция?
  • 5. На какие основные направления подразделяется даосская традиция?
  • 6. Докажите правомерность тезиса, что популярные верования являлись доминантой религиозной жизни китайского имперского общества на протяжении многих столетий его существования.

Рекомендуемая литература

Алексеев В. М. Китайская народная картина. М., 1966.

Баранов И. Г. Верования и обычаи китайцев. М., 1999.

Кравцова М. Е. История культуры Китая. СПб., 1998 (1-е изд.), 2003 (2-е изд.).

Кравцова М. Е. История искусства Китая. Учебное пособие. СПб., 2005.

Малявин В. В. Конфуций. М., 1992.

Переломов Л. С. Конфуций: жизнь, учение, судьба. М., 1993.

Торчите Е. А. Даосизм. Опыт историко-религиоведческого описания. СПб., 1993 (1-е изд.), 1998 (2-е изд.).

Торчинов Е. А. Даосские практики. СПб., 2001.

Фэн Юлань. Краткая история китайской философии. СПб., 1998.

Яншина Э. М. Формирование и развитие китайской мифологии. М., 1984.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Популярные страницы