Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Религиоведение arrow РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ
Посмотреть оригинал

Направления в буддизме

На рубеже старой и новой эр в рамках буддизма появляется новое крупное направление, называющее себя «большой колесницей» (маха- яна). Ее последователи противопоставляют свои идеи и практические методы тому, что было в ранних школах буддизма, получивших от них совокупное полупрезрительное название «малой колесницы» (хинаяна). В силу того что хинаяна укрепилась в Южной и Юго-Восточной Азии, она стала называться «южным буддизмом», тогда как махаяна, распространившись на Дальнем Востоке и в Центральной Азии — «северным буддизмом».

Еще в махасангхике складывается идея о том, что Будда — это не столько конкретный человек, как о том говорили последователи тхе- равады, сколько надмирная «дхарма пробуждения». Махаяна развивает эту мысль. Согласно последователям «большой колесницы», существует некая высшая, запредельная реальность — дхарма всех дхарм, или «дхармовое тело» Будды — дхармакая. Однако с идеей исторического Будды в махаяне не расстались: Будда-человек стал восприниматься как «превращенное тело» (нирманакая), т. е. как некая иллюзорная эманация дхармакаи, появившаяся в мире людей с сотериологическими целями. Кроме этих двух «тел», есть также и «самбхогакая», или «тело блаженства», в котором Будда является перед особенно одаренными адептами в «мире форм». Таким образом, махаяна постулирует «три тела» Будды.

Другое отличие махаяны от хинаяны заключалось в ином понимании идеальной личности. В хинаяне такой личностью был архат. По мнению же приверженцев махаяны, архат, хотя он и способен подчинить аффекты эмоционального характера, все-таки не может справиться с гносеологическими препятствиями, преодоление которых возможно только на пути махаяны. Поэтому нирвана, главная цель хинаяны, считалась в махаяне менее высоким уровнем, чем обретение высшего знания, т. е. полное просветление.

Кроме того, архат критиковался махаяной за то, что он ищет только собственного освобождения. В махаяне утверждается идея всеобщего, универсального освобождения. Одна из первых посылок этой идеи была следующей: есть выдающиеся в духовном отношении личности, которые способны не только сами достичь нирваны, но и спасти (освободить) остальных живых существ, как бы «поделившись» с ними своими духовными заслугами. Такие выдающиеся личности получили название бодхисатв (букв, те, чья сущность — просветление); в раннем буддизме бодхисатвой назывался Будда в своих предыдущих перерождениях. Имея возможность уйти в нирвану и наслаждаться ее великолепием, бодхисатвы все-таки остаются в мире, чтобы помогать менее развитым в духовном отношении людям.

В буддизме махаяны развивается настоящий культ бодхисатв. Некоторые бодхисатвы становятся объектами массового поклонения, по существу мало чем отличаясь от божеств. Наиболее важные из них — Авалокитешвара (воплощающий собой аспект сострадания), Ман- джушри (бодхисатва мудрости), Кшитигарбха (бодхисатва, спасающий из ада) и др. Немалую роль играет также грядущий будда Майтрея, который в ранге бодхисатвы пока пребывает на небе Тушита, готовясь впоследствии снизойти на землю. Все эти существа могущественны и сострадательны, они приходят на помощь, спасают от врагов и других опасностей и т. д. Тексты махаяны описывают немало случаев беззаветного самопожертвования бодхисатв. В более широком смысле бодхисатвами называют всех искренних последователей махаяны, которые усердно взращивают в себе так называемую бодхичитту, или устремленность к просветлению. Ступень бодхисатвы считается в маха- яне более высокой, чем уровень «слушателей», т. е. общинных монахов и так называемых «будд-одиночек», т. е. монахов, живущих особняком, представленных в хинаяне, поэтому махаяну даже называют бодхисат- ваяной, или «колесницей бодхисатв».

В противовес раннебуддийской системе восьмеричного пути буддизм махаяны исповедует шесть так называемых парамит, или совершенств. Это необходимые качества, которые должен развивать человек, идущий по пути бодхисатвы: даяние, соблюдение обетов, терпение, усердие, медитация и мудрость. Шесть «совершенств» сгруппированы в два класса. В первый входят пять первых парамит, в своей совокупности называющихся «средствами»; второй образует мудрость. Сочетание искусных средств, которые суть практическое выражение сострадания, и праджни-мудрости, образует становой хребет махаяны. В других списках число парамит увеличивается до десяти. Используя парамиты, бодхисатва постепенно проходит десять ступеней совершенствования (что занимает невероятно большое количество жизней) и в конце концов достигает пробуждения.

Все вышесказанное делает понятным и переоценку роли мирян в новом буддизме. Если хинаяна представляет собой сугубо монашескую традицию, и высшую цель (нирвану) могут обрести исключительно монахи, то в махаяне оказывается возможным достижение пробуждения (как высшей цели) и мирянами. Немалой популярностью пользовалось произведение «Вималакирти-сутра», в котором описывается мудрый и просветленный домохозяин Вималакирти, на равных беседующий с могучими бодхисатвами. Впрочем, монашество продолжало быть приоритетным и в махаяне.

Помимо культа бодхисатв, в махаяне большое значение имеет также и культ будд. Будд (в смысле нирманакаи) насчитывается великое множество, и каждый из них вместе со своей многочисленной свитой духовно руководит тем или иным миром в необъятной вселенной. Некоторые будды становятся особенно популярными. Помимо упомянутого выше Майтреи, к таковым относится также будда Амитабха, создавший далеко на западе «чистую землю» Сукхавати, которая представляет собой пространство возвышенной духовности. Чтобы попасть в это место, приверженец культа Амитабхи должен искренне верить в этого будду и созерцать в сериях медитаций дивные окрестности его райской сферы. После смерти такой верующий адепт переродится в Сукхавати. Культ этого милосердного будды впоследствии получил массовое распространение в странах Дальнего Востока, особенно в Японии.

В махаяне по сравнению с хинаяной в большей степени развита культовая сторона; буддам и бодхисатвам устраиваются различные службы. Немалую роль играет произнесение сакральных формул-мантр и заклинаний, что открывало дорогу развитию буддийской магии.

Как и в случае с Палийским корпусом для хинаяны, единый канонический свод всех махаянских текстов отсутствует. Интересно, что первые тексты махаяны возникают примерно тогда же, когда фиксируется Палийский канон. В этих текстах развиваются новые воззрения — например, идея запредельной мудрости {праджняпарамита), приобщиться к которой способны только существа, стремящиеся к просветлению; идея единой реальности, не постижимой рациональными средствами; идея пустотности всех вещей и т. д. Среди наиболее известных произведений этого класса — «Хридая-сутра» и «Ваджрач-чхедика- сутра», которые в ряде позднейших буддийских школ даже становятся литургическими текстами.

Первая половина I тысячелетия н. э. была чрезвычайно плодотворна для создания махаянских сутр. В отличие от палийских текстов, эти сутры пишутся на санскрите — языке общеиндийской учености, с которого они были переведены на другие языки (китайский, тибетский и др.). Подлинные авторы сутр неизвестны. Согласно махаянской традиции, первоначально эти произведения, созданные самим Буддой, были сокрыты от непосвященных; они проявились только тогда, когда созрели подходящие для этого условия. По сравнению с палийскими суттами махаянские сутры вносят более фантастический колорит в описание обстановки и действующих лиц, их объем часто довольно велик.

Претендуя на происхождение от Будды, махаянские сутры подчеркивали различные положения и претендовали на исключительность, что порождало проблему их истинности. Стремление сгладить подобные противоречия привело махаянистов к идее разделения текстов на два типа: нитартха (полное значение, не требующее истолкований) и неяртха (предварительное значение). Впрочем, эта идея не смогла решить всех проблем, поскольку махаяна оказалась разбита на различные школы. Среди самых значительных текстов махаяны можно назвать «Саддхарма-пундарику» (так называемая «Лотосовая сутра»),

«Ланкаватару», «Сандхинирмочану», «Аватамсаку», «Махапаринир- вану» и др.

Примерно в середине I тысячелетия н. э. в рамках махаяны складывается третье крупное направление буддизма — ваджраяна, или «алмазная колесница». Слово «ваджра», среди прочих, имеет значения «алмаз» и «молния», и оба они обыгрываются в этом названии. В нем подразумевается то, что состояние будды, «буддовость», обретается молниеносно, а также то, что оно несокрушимо, как алмаз. Другое частое название этого позднего буддийского направления — тантризм, или тантраяна, происходящее от слова «тантра», означающего класс особых эзотерических текстов. Мировоззрение буддийского тантризма представляет собой причудливый сплав учений мадхьямаки и виджня- навады. Но в целом теоретизирование не имеет в тантризме большого значения: куда более важна для него практическая сторона. Примечательно, что и самые абстрактные философские категории становятся в тантризме символами, применяемыми на практике. Так, например, идея абсолютной недвойственности иконографически представлена в виде двух соединенных начал — активного мужского и пассивного женского, первое из которых олицетворяет силу тантрических методов, а второе — мудрость.

Важнейшее тантрическое положение — о том, что состояние будды можно обрести уже «в этом теле», в текущей жизни. Для достижения такой цели используются различные, подчас очень своеобразные и сложные практики. Считается, что некоторые из них, пробуждающие скрытые и могущественные силы, достаточно опасны и могут в случае неудачи вызвать безумие или смерть практикующего. Поэтому огромную практическую роль играет наставник, без чьего руководства ученик не способен духовно развиваться.

Тантристы на практике реализуют махаянский тезис о том, что «наши клеши (аффекты) суть наше бодхи (просветление)»: аффективные качества следует не искоренять, а трансформировать в чистую энергию просветления. В целом тантрические практики представляют собой сложно организованные разновидности йоги — например такие, как «йога тепла» (способность усилием мысли разогревать свое тело при низкой окружающей температуре), «йога сновидения» (осознанная деятельность во сне), «йога иллюзорного тела» (создание тонкого энергетического тела вместо грубого физического) и др.

В тантрических практиках часто используются особые мистико-магические средства, например мантры (тайные сакральные формулы), мандалы (сложные схематические изображения буддийского психо- косма), мудры (жесты), визуализации образа божеств и др. У каждого адепта есть свое охранное «желанное божество» (санскр. ишта-девата, тиб. йидам), покровительствующее ему и развивающее его способности. Эти божества часто представлены в яростных обличьях, что символизирует готовность «переплавить» негативные силы личности в более позитивные. По сравнению с «патриархальной» махаяной, в тантризме немалое значение приобретают женские божества. Особую известность имеет Тара (букв. Защитница, Спасительница); ее часто именуют Праджняпарамитой, тем самым персонифицируя важнейшее «совершенство» буддизма махаяны.

Большое внимание в тантризме уделяется телесности, особенно ее «тонкому» уровню, на котором располагаются энергетические центры и каналы. Тем самым процесс достижения просветления перестает быть достоянием одного лишь сознания и целиком задействует всю психофизическую структуру индивида.

Уникальность и специфичность тантрических практик (некоторые из них имеют сексуальный и «черно-магический» характер) были тесно связаны с адептами особого типа — махасиддхами (букв. Великими Совершенными), для которых характерны неприятие обычных условностей «внешнего благочестия» и социальных стандартов, оригинально выраженная мудрость, просветленность, наделенность сверхъестественными силами. Махасиддхи пользовались большой популярностью в народе, их считали могущественными чародеями и в то же время — святыми покровителями.

Появление тантризма знаменовало вступление буддизма на поздний этап своего развития. С одной стороны, буддизм в этот период достигает своего расцвета. Действуют крупные центры буддийской учености («университеты»), в частности в Наланде, собиравшие со всей буддийской ойкумены многочисленных учеников и паломников, располагавшие выдающимися книжными собраниями. Достигает своих высот буддийская философия, создаются и переводятся многочисленные произведения. Но, с другой стороны, примерно тогда же начинается постепенный закат буддизма в Индии — и это в то время, когда буддийская религия занимает господствующие позиции в культурах Китая, Японии, Тибета. К концу второй половины I тысячелетия н. э. буддизм сохраняется только в некоторых районах Северной Индии, и дольше всего (до XIII в.) в Бенгалии и Бихаре, при династии Палов — последней династии, поддерживавшей буддизм. Существует несколько причин исчезновения буддизма из Индии. Во-первых, он постепенно утрачивает государственную поддержку: индийские правители все чаще ориентируются на иные религиозные традиции. Во-вторых, буддизм теряет и опору в народных массах, которые вовлекаются в движение бхакти и другие индуистские направления. В-третьих, нашествия тюрков- мусульман приводят к варварскому истреблению богатой буддийской культуры; спасаясь от расправы, индийские буддисты перебираются в более благоприятные регионы, прежде всего в Тибет.

Только с середины XX в. начинается возрождение буддийской религии в Индии, что было вызвано политическими причинами. Вопервых, ряды буддистов стали пополнять бывшие неприкасаемые, протестовавшие тем самым против своего бесправного положения в индуистском обществе; во-вторых, после того как в 1951 г. Тибет был аннексирован Китаем, в Индию хлынул поток тибетских беженцев, в массе своей буддистов. Духовный лидер тибетских буддистов — Далай-лама

XIV — основал свою резиденцию в Дхарамсале (штат Химачал-Прадеш, Северная Индия). Таким образом, буддизм вновь начинает развиваться в Индии, хотя его нынешнее влияние на индийскую жизнь не может идти ни в какое сравнение с влиянием, которое он оказывал на нее в минувшие столетия. В настоящее время в Индии насчитывается примерно 5—6 миллионов последователей буддизма. Точное же число буддистов во всем мире подсчитать сложно; по одной из версий, их насчитывается свыше 400 миллионов.

В России буддизм известен в течение последних столетий. Он распространился на территории России из Монголии в форме школы гелугпа (основана буддийским реформатором Цзонкхапой в XIV—

XV вв. в Тибете). Буддистами стали буряты и тувинцы, а также перекочевавшие в Россию в XVII в. из областей современного Северо-Западного Китая калмыки. После указа 1741 г. императрицы Елизаветы буддизм в его тибето-монгольской форме официально стал одной из религий Российской империи.

В наши дни буддизм представляет собой сложный сплав разных концепций, верований, культовых и йогических практик, распространенных в различных регионах мира, в том числе в странах Запада.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Популярные страницы