Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Религиоведение arrow РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ
Посмотреть оригинал

Рим и христианство.

Во II веке на смену разнообразным общинам приходит строгая церковная организация. Уже в апостольских посланиях появляется идея единства христианских общин. Термин экклезия (первоначально — собрание) стали применять не только к отдельной организации, но ко всей церкви. В «Посланиях» Павла возникает учение о церкви, возглавляемой Христом, как о некой мистическом теле, членами которого являются отдельные общины и каждый верующий (Еф. 1:23; 1 Кор. 12:27-28). Уже во II в. складывается система управления общинами. Во главе каждой стоит пресвитер, а объединенными в пределах отдельных провинций общинами руководили епископы, первоначально — надзиратели за порядком и финансами, со временем же — духовные пастыри, игравшие основную роль в решении вопросов вероучения. Епископы считались прямыми преемниками апостолов, и это представление найдет свое отражение в богословском обосновании таинства рукоположения. Усиление позиций епископата привело к введению дисциплинарных строгостей и формированию догматики. Именно становление епископальной церкви стало основой догмата о триединстве, согласно которому Святой Дух, признанный равным Отцу и Сыну лицом Троицы, постоянно пребывающий в церкви, признавался гарантом истинности ее учения.

К концу II века не было ни одной провинции, ни одного крупного города, в которых не было бы христианской общины. Значительно расширился социальный состав христиан. Впрочем, среди современных исследователей все большее распространение получает та точка зрения, согласно которой при всем значении низов в формировании новой религии уже на первых ступенях ее существования социальной однородности не существовало. Проповедь учения, объявившего, что «нет ни эллина, ни иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, скифа, раба, свободного; но все и во всем Христос» (Кол. 3:11), дала свои грандиозные результаты.

Все это происходило на фоне довольно сложных отношений христиан с римским государством. На первых порах власти не делали особых различий между смутами, возникающими в иудейской среде, и христианским обличением общественных пороков (таковы преследования апостольских общин, описываемые в «Деяниях апостолов», или изгнание при императоре Клавдии христиан вместе с иудеями из Рима). Однако гонения при Нероне свидетельствуют о том, что христиан уже заметили. Массовые гонения были в 177 г. в Галлии при императоре Марке Аврелии. Но особенно жестокие формы гонения принимают в III в. в условиях обострившегося политического и хозяйственного кризиса. Римские власти усматривали источник смут и подрыв кардинальных основ империи в отказе христиан признать культ императора и согласиться на жертвоприношение. Пик гонений пришелся на 250—251 гг. в правление Деция и 257—260 гг. в правление Валериана. Наконец, самый широкий размах гонения приобретают при императоре Диоклетиане, объявившем себя сыном Юпитера и отстаивавшем традиционную религиозную политику. В 303—304 гг. специальными эдиктами власти потребовали от христиан выражения лояльности в отношении государственной религии. В случаях отказа следовали казни, разрушение храмов, конфискация имущества. Однако эта последняя попытка не дала существенных результатов: церковь была уже достаточно сильна.

В конце III — начале IV в. в Египте и Сирии возникает монашество, в котором нашли свое отражение христианское стремление к аскетизму и неудовлетворенность современным состоянием церкви. Основателем монашества в форме пустынножительства был Антоний Великий (251?—356).

В отношении античной культуры ранняя церковь занимала достаточно противоречивую позицию, которая может быть сведена к двум началам. Одно из них выражалось в полном отрицании языческого наследия и было запечатлено в писаниях авторитетных богословов: Тертуллиана на Западе и Татиана на Востоке. В более поздние времена в этом смысле высказались некоторые поместные соборы, например IV Карфагенский (398). Имели место и практические акции. Наиболее известной из них, благодаря литературному таланту Амвросия Меди- оланского, стало удаление в 382 г. из римского сената статуи богини Виктории (Алтаря Победы). Другое — представленное Климентом Александрийским, Оригеном, Лактанцием и др. — стремилось сохранить значительную часть древнего наследия, без чего невозможно было и влияние в государственных делах, и воздействие на умы мирян, поскольку в условиях кризиса римской цивилизации не было иного метода словесного убеждения, кроме риторики, основанной на изучении древней литературы, иной формы эмоционально-эстетического действа, кроме театрализованного музыкального представления (что нашло отражение в богослужении), иного изобразительного языка, кроме основанного на памятниках античного, в первую очередь, эллинистического искусства. У греческих и латинских писателей IV—V вв., получивших впоследствии наименование Отцов Церкви, эти тенденции находят поддержку. Так, например, Василий Кесарийский, прозванный Великим, один из столпов восточного богословия, написал специальное сочинение, озаглавленное «О том, как молодым людям извлечь пользу из языческих книг», а отец западного богословия Аврелий Августин восторгался философскими сочинениями Цицерона и в своем главном сочинении «О Граде Божием» страницами цитировал римских историков. Несмотря на это, сохранялась антитеза, выраженная в словах Тертуллиана: «Что общего у Афин и Иерусалима, у Академии и церкви?». Подозрительное отношение к античной культуре в значительной мере восторжествовало в эпоху раннего Средневековья.

Попытка Диоклетиана покончить с христианством была последней. Его преемник Константин оценил и силу вероучения, и организационное единство христианской церкви, а кроме того, уловил уже существовавшую в ней самой примирительную тенденцию. Стремясь использовать христианство как новый идейный инструмент, с помощью которого можно достичь общественного успокоения, он издал в 313 г. в Милане эдикт о веротерпимости, согласно которому объявлялась свобода вероисповедания для всех религий, включая и христианскую. Со времени Константина складывается союз церкви и светской власти, переживший не только падение Западной Римской империи, но и остававшийся основой политической жизни Запада до 70-х гг. XX в.

Первые века существования церкви в новых условиях стали временем выработки единого вероучения. Доконстантиновская церковь также вела борьбу с многочисленными ересями, возникавшими с самого начала ее существования (гностики, манихеи и др.). Впрочем, в эпоху отсутствия единой ортодоксии говорить о еретичности того или иного учения весьма трудно: его оценка всегда строится на сопоставлении с позднейшими догматами.

Так, уже в первые годы своего легального существования церковь столкнулась с учением Ария, подвергавшего сомнению божественность Иисуса-Логоса, утверждая, что он является сотворенным, а следовательно, ни в чем не подобен Отцу и является Сыном Божьим только по благодати. Учение это подрывало основу догмата Троицы. Именно для борьбы с этим учением Константин и приказал созвать I Вселенский собор в Никее (325), и в принятом на нем Символе веры были закреплены основные положения Тринитарного учения. Попытка ариан взять реванш, опираясь на поддержку некоторых императоров, была окончательно пресечена на II Вселенском соборе в Константинополе в 381 г. Благодаря проведенной на нем редактуре Символа веры, он получил название Никео-Константинопольского.

Последующие еретические движения были связаны с проблемами христологии, т. е. учения о соотношении в Богочеловеке Христе человеческой и божественной природы. На III Вселенском соборе в Эфесе в 431 г. было осуждено учение Нестория, который утверждал, что человеческая природа Христа и до соединения с божественной и после этого оставалась полной и самостоятельной. Отсюда и отрицание значения Девы Марии, которую несториане объявили не Богородицей, а человекородицей. Примерно в это же время возникает другой вариант христологического учения: Евтихий провозглашал, что единственной природой Христа является природа божественная, поглотившая человеческую. На созванном в 451 г. IV Вселенском соборе в Халкидоне был признан правильным взгляд, согласно которому соединение двух естеств в Христе является «неслитным, неизменным, нераздельным и неразлучным». Учение Евтихия было осуждено под названием монофизитства (т. е. признания одной природы). Элементы этого учения сохраняются в догматике армянской и коптской церквей.

Эпоха Вселенских соборов создала основу единого христианского учения. Но обретение идейного единства не спасло Вселенскую церковь от организационного раскола — схизмы. В 1054 г. она разделилась на православную и католическую.

Вопросы для повторения

  • 1. Как возникло христианство?
  • 2. Какие литературные памятники входят в состав Нового Завета?
  • 3. Как складывались отношения новой религии — христианства — с римским государством?

Рекомендуемая литература

Апокрифы древних христиан. М., 1989.

Ауни Д. Новый Завет и его литературное окружение. СПб., 2000.

Гатри Д. Введение в Новый Завет. СПб., 2005.

История древнего мира. Кн. 1—3. М., 1982—1983. Кн. 3. Лекция 5: Культура ранней Римской империи. Лекция 12: Идеология поздней Римской империи. Карташев А. В. Вселенские соборы. М., 1994.

Лезов С. В. История и герменевтика в изучении Нового Завета // С. В. Лезов. Попытка понимания: Избранные работы. М., 1999.

Мецгер Б. Новый Завет. Контекст, формирование, содержание. М., 2006. Свенцицкая И. С. Раннее христианство: Страницы истории. М., 1988. Столяров А. А. Патрология и патристика. М., 2001.

Тантлевский И. Р. История и идеология кумранской общины. СПб., 1994. Хосроев А. Л. Александрийское христианство. М., 1991.

ХосроевА. Л. Другое благовестив: [Ч. 1] «Евангелие Иуды». СПб., 2014; [4.2] Христианские гностики II—III вв.: их вера и сочинения. СПб., 2016.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Популярные страницы