Воззрения И. Е. Андреевского на "образовательную деятельность народа"

К превентивным мерам в сфере административной деликтологии Андреевский относил образовательную деятельность народа. В его восприятии она рассматривалась в единстве четырех составляющих: нравственного развития, религиозного, умственного и эстетического образования. Решающее значение имеет религиозное образование, в том числе содействие богослужебной деятельности и обеспечение церковной иерархии господствующей Церкви. Необходимо, отмечал ученый, "чтобы начала религии, признаваемой в стране господствующей, могли получать распространение".

Отечественной полицеистикой 1870-х гг. (период апогея созидательной деятельности И. Е. Андреевского) были предприняты первые попытки научного обоснования категории "проступок", отличной от понятия "преступление", в частности, выдвигались предложения о расширении правомочий органов мировой юстиции. Личная заслуга Андреевского - в осмыслении превентивных факторов предупреждения и пресечения правонарушений в сферах безопасности общества и государства, благосостояния народа.

Развитие отечественной полицеистики в работах В. Н. Лешкова. Концепция общественной автаркии русского народа

Особый вклад в развитие отечественного полицейского права внес В. Н. Лешков (1810-1881), заслуженный профессор кафедры законов государственного благоустройства и благочиния Московского университета, декан его юридического факультета. Один из видных русских юристов, профессор В. М. Нечаев характеризовал ученого как "образец старого московского профессора - носителя традиций, создавших славу Московского университета".

В своей основной работе "Русский народ и государство" (1858) В. Н. Лешков противопоставлял властные полномочия государства общественной автаркии русского народа. По его мнению, духовная и экономическая самостоятельность народа была подорвана чуждыми его устоям и быту реформами Петра I.

В. Н. Лешков был приверженцем защиты индивидуальных прав, которые доминируют над общим благом; по его мнению, властная мощь государства должна обеспечить именно эту цель: "Мы особенно восстаем против теории, по которой водительною мыслью государства ставится общественная польза или общественное благо. Только с точки зрения права объясняется понудительная сила законов общественного права... Основание понудительной силы - справедливость общественного закона; пределы этой понудительности - порешение борьбы частного с общим". Сторонник концепции общественного (публичного) права, В. Н. Лешков критично относился к сословному базису внутренней политики античных государств, подавляющей индивидуальные творческие силы представителей народа. Развитие институтов общественного права в Средние века, считал он, не смогло обеспечить личную безопасность. Также не принимал Лешков воздействия централизованных институтов западноевропейского государственного управления в Новое время. По мнению ученого, чрезмерность проявлений государственного принуждения содействует обоснованному противодействию народных масс.

В начальный период своей творческой деятельности Лешков был адептом немецкого полицеизма Роберта Моля и Лоренца Штейна, однако позднее он не принимал базовых идей немецкой школы, обосновывающей приоритет общего над индивидуальным в публичном принуждении.

Научные исследования Лешкова базируются на сравнительно-историческом методе и опосредованы многочисленными историческими и историко-правовыми источниками. В отличие от своего современника И. Е. Андреевского, В. Н. Лешков являлся приверженцем критической рецепции западного научного опыта, впоследствии это привело к научной полемике адептов полицейского и общественного права.

Обоснование кризиса немецкого полицеизма в работах Э. Н. Берендтса. Концепция всесословного полицейского государства

Одним из первых приверженцев французской школы административного права был профессор и директор Демидовского юридического лицея в Ярославле Э. Н. Берендтс (1850- 1925). Ученый был в числе тех, кто первым обосновал кризис немецкого полицеизма конца XIX в.: "Германия, отечество старой "Polizeiwissenschaft" ("науки о полиции". - Прим. авт.) пошла по стопам Франции. Учебники полицейской науки почти не появляются. Рассуждения об их целесообразности... находят свое место в специальных монографиях". Идеалом Э. Н. Берендтса было социально ориентированное всесословное полицейское государство, не только наделенное властными полномочиями, но и обеспечивающее необходимые гражданские свободы. Обосновывая эффективность государственного управления России середины XIX в., Э. Н. Берендтс отмечал: "Крымская кампания доказала, что военно-полицейское государство на основе крепостничества, устранившее всякую общественную самодеятельность, не успело обеспечить безопасность и благосостояние государства, не осчастливило народ, не водворило порядка".

Период царствования Николая I был, по мнению ученого, апогеем военно-полицейского государства, целостность и безопасность которого обеспечивалась исключительно карательными методами. Полицейская власть дореформенной России, считал он, должна быть подконтрольна общественности, действовать в интересах всех сословий, не только привилегированных. Крестьянская реформа 1861 г. содействовала генезису русской исполнительной власти "от воинско-полицейских порядков к порядкам правовым". Реформа государственного управления в царствование Александра II, введение специальных "судебно-административных учреждений" - присутствий по воинским, крестьянским делам, губернских и других представляет собой прообразы "развивающейся административной юстиции, в состав их входят как коронные должностные лица, так и представители сословного и всесословного самоуправления".

Ограничение полномочий полиции после реорганизации 1860 г. - передача их части судебным следователям и введение института мировой юстиции - было незначительным: "... по-прежнему жалобы на незаконные или пристрастные действия полицейских органов подаются губернскому правлению и губернатору. Великий принцип судебной ответственности должностных лиц полиции за превышение и злоупотребление властью не был введен в действие".

В оценке карательных функций государства Э. Н. Берендтс отстаивал необходимость либерально-демократического реформирования правоохранительных органов, особенно уместной, по его мнению, была рецепция французского опыта - перераспределение властных полномочий с передачей их части муниципальным органам в соответствии с Законом от 8 апреля 1884 г. Э. Н. Берендтс, сторонник децентрализации власти, все же отмечал, что подобные реформы создают опасность для целостности государства.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >