Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Религиоведение arrow РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ
Посмотреть оригинал

Исторические, политические, социально-экономические и культурные аспекты протестантизма.

Мы видели, что несмотря на заявления реформаторов о намерении лишь восстановить исключительный авторитет Библии, ее трактовки с самого начала оказались несколько различными. Провозглашенный Реформацией принцип «частного суждения» при исследовании Писания открывал неограниченные возможности для новых поколений протестантов «вычитать» там то, что представлялось им наиболее актуальным в данный момент. Это приводит к дальнейшему дроблению протестантизма.

Среди вновь возникших течений важнейшими являются: появившиеся в XVII в. баптизм и квакерство, в XVIII в. — методизм, в XIX в. — адвентизм, в XX в. — пятидесятничество. Первоначальные протестантские направления, успевшие оформиться в государственные церкви и выработать собственные догматические системы, вначале (XVI—XVII вв.) ведут активную борьбу как с католиками, так и между собой и с новоявленными протестантами, часто прибегая к обвинению в ереси. Примерами могут служить сожжение в Женеве по инициативе Кальвина М. Сервета, отрицавшего догмат о Троице (1553), а также «Акты о единообразии» в Англии в 1550-е гг., запрещавшие в стране любое богослужение, кроме официального англиканского.

Однако к концу XVII — началу XVIII в. пробивает дорогу противоположная тенденция — к утверждению веротерпимости и движению в направлении свободы вероисповедания. В протестантских странах исчезают государственные наказания за ересь, приверженцы различных направлений — сначала протестантских, а потом и католицизма — получают свободу отправления культа, а затем и уравниваются в правах с членами государственных церквей. Данный процесс проявляется гораздо раньше и идет значительно быстрее и последовательнее, чем тенденция к веротерпимости в католических странах. Это происходит во многом в силу характера протестантской догмы, которая, имея Библию в качестве последней и ни с чем не сопоставимой инстанции, не может быть сформулирована слишком жестко, а контрольный механизм в лице церковной иерархии по сравнению с католицизмом сильно ослаблен.

Но сама борьба за веротерпимость оказывается одним из этапов формирования совершенно новой государственной системы, имеющей правовой характер и ограничивающей любой произвол. Идея достоинства личности, ясно проявившаяся уже в культуре Возрождения, в протестантизме приобрела новое измерение. Представление о том, что человек вступает с Богом в персональные отношения, основанные на личной вере в собственное спасение без посредничества Церкви, становится в протестантизме определяющим. Поэтому возрастает индивидуальный статус человека, реализующего себя в обществе и несущего персональную ответственность перед Богом. «Никто не может установить хоть одну букву над христианином, если на то не будет его собственного согласия», — утверждал Лютер. Ясно, что такой христианин-протестант будет отстаивать собственные права и решительно противиться любому их ущемлению. Политическая свобода в протестантских странах в XVTI—XIX вв. считается естественной производной от свободы интерпретации библейского текста.

Как следствие, протестантизм, особенно в своем наиболее последовательном, кальвинистском варианте, действует в направлении ограничения абсолютизма королевской власти. В протестантских странах (Нидерланды, Англия) в XVI—XVII вв. произошли буржуазные революции, имевшие протестантское обоснование. В Нидерландах был установлен республиканский строй, а в Англии революция, главной движущей силой которой были сторонники более решительной Реформации — пуритане (от лат. purus — чистый), хотя и закончилась реставрацией монархии, но укрепила влияние выборного органа — парламента.

Существенным вкладом протестантизма в развитие мировой цивилизации является создание им особой трудовой этики, ставшей идейной основой для функционирования промышленно-предпринимательского капитализма. Механизм ее функционирования был раскрыт немецким социологом М. Вебером в работе «Протестантская этика и дух капитализма» (1904—1905), считающейся классической. Вебер обратил внимание на отсутствие в протестантизме характерного для католицизма разделения человеческой деятельности на сакральную, непосредственно угодную Богу (специальные «добрые дела»), и обычную, мирскую (торговля, ремесла и т. п.), имеющую значение для спасения лишь в том случае, если ее результаты жертвовались в пользу Церкви. Еще Лютер объявил, что всякая человеческая деятельность, если она одухотворена верой, значима для спасения, и никаких специальных сакральных действий не требуется: «Труды монахов и священников ни на йоту не отличаются в глазах Бога от трудов крестьянина в поле или женщины, работающей по хозяйству... все труды измеряются перед Богом лишь одной верой».

Значительное развитие идея «мирского призвания» христианина, сформулированная Лютером, получила в кальвинистской традиции. Для Кальвина, убежденного в своей персональной предызбранности к спасению, вопрос о четких критериях, позволяющих еще при жизни отличить спасенного человека от проклятого, просто не вставал. В дальнейшем, уже в трудах последователей Кальвина, утвердилась мысль о том, что если в жизни человеку сопутствует успех, если он реализовал себя в рамках «призвания», то это является знаком его избранничества. Характерно, что одобрялась не просто деятельность, направленная на получение прибыли, экономический успех, но активность, носящая планомерный и непрерывный характер, перемежаемая не бездумной растратой заработанных средств для удовольствия, а лишь необходимым минимальным отдыхом. Довольствоваться достигнутым, «зарывать таланты в землю» считалось неприемлемым. Идеолог английского пуританизма Р. Бакстер (1615—1691), развивая эту мысль, писал: «Если Бог указует вам путь, следуя которому вы можете без ущерба для души своей и не вредя другим, законным образом заработать больше, и вы отвергаете это и избираете менее доходный путь, то вы тем самым препятствуете осуществлению одной из целей вашего призвания. Не для утех плоти и грешных радостей, но для Бога следует вам трудиться и богатеть». Таким образом капиталистическое предпринимательство, направленное на неустанное получение прибыли, получило религиозное освящение.

С другой стороны, покорное принятие бедности, а также леность и расточительность протестантизм всячески порицает. Особенно это характерно для североамериканского протестантизма. Постоянно задаваемый героями американских фильмов вопрос: «С тобой все в порядке?» сегодня не имеет, конечно, никакой религиозной мотивации. Тем не менее он отражает глубоко укоренившееся в американском обществе представление о том, что человек должен стремиться подняться вверх по лестнице успеха, что быть «не в порядке» стыдно, недопустимо и этого следует всеми силами избегать.

Показательно, что Реформация отнюдь не всегда побеждала в наиболее развитых странах. Но те государства, в которых протестантизм одержал верх, как правило, быстрее выходили на путь капиталистического развития (Англия и Нидерланды), двигаясь по нему наиболее решительно (США). Выравнивание уровня экономического развития протестантских и католических стран в XIX—XX вв., а затем и «экономическое чудо» в странах Юго-Восточной Азии показало, что новый тип трудовой этики может формироваться и на основе других источников. Однако именно протестантский вариант был первым и в дальнейшем использовался в качестве образца.

Определенное влияние оказывает протестантизм на процессы национального развития. Вновь сформировавшиеся протестантские церкви действовали в рамках отдельных государств и, не имея такого внешнего центра, как папство, оказывались теснее, по сравнению с католической церковью, связаны с национальной культурной традицией. Под влиянием кальвинистских представлений об «избранности к спасению» еще в колониальный период формируется идея «Очевидного Предназначения Америки» — быть для всего человечества маяком истинного христианства и наиболее последовательной Реформации. Эта идея сплачивала воедино эмигрантов, прибывавших в Северную Америку из различных протестантских государств, оказывая влияние и на католиков. Впоследствии она трансформируется в представление американцев о США как «избранной Богом» стране, являющейся маяком для всего мира в плане воплощения в жизнь общечеловеческих ценностей, и прежде всего — свободы, являющейся центральным принципом американского самосознания. С другой стороны, кальвинистские представления об «избранности» обусловили гораздо более нетерпимое отношение американцев, по сравнению с католиками-испанцами и португальцами, к коренному индейскому населению, которое они практически не стремились подключить к восприятию европейской религиозной и культурной традиции и беспощадно истребляли.

На базе протестантизма в Северной Ирландии (Ольстере) продолжается формирование нового этноса. Здесь между прибывшими в XVII в. колонистами из Англии (англиканами) и Шотландии (пре- свитерианами-кальвинистами) первоначально существовали значительные трения, но постепенно, с середины XIX в., приверженцы обеих конфессий сближаются в противодействии католикам-ирландцам, именуя себя «ольстерцами» или просто «протестантами».

Противоречивое влияние оказывает протестантизм на развитие культуры и искусства. С одной стороны, борьба с «идолопоклонством», т. е. наличием в храмах изображений, однозначно, по мнению многих протестантов, запрещенных Библией («Не делай себе кумира и никакого изображения... Не поклоняйся им и не служи им...» — Исх. 20: 4-5), привела в процессе Реформации к разрушению многих произведений искусства. Уничтожались алтари, алтарные преграды, статуи, иконы, витражи. Распространение протестантской этики, осуждающей праздность и ориентированной исключительно на достижение конечного практического результата, препятствует стремлению к расширению общего кругозора, получению знаний, не дающих немедленного результата, развитию философской мысли. В наиболее яркой форме эти тенденции проявляются в американской культуре.

С другой стороны, отсутствие произведений искусства в храмах (у кальвинистов) или их значительное сокращение (у лютеран) снимает вопрос о жестком следовании установленным канонам. По замыслу Лютера и Кальвина изобразительное искусство должно было украсить не храмы, а повседневную жизнь христиан. Художники и скульпторы, хотя и лишились постоянного заказчика, каковым являлась католическая церковь, но начали чувствовать себя более свободно. Сфера искусства получила импульс к секуляризации.

Согласно логике учения протестантизма, недостаточно услышать отрывки из Библии в храме из уст священника, надо читать ее самому. С этой целью реформаторы, начиная с Лютера, осуществляли переводы Библии на национальные языки. Это, как и проведение на них богослужения, способствует возрастанию престижа национальных языков, распространению грамотности и повышению общего образовательного уровня. Таким в целом видится вклад протестантизма в развитие мировой цивилизации.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Популярные страницы