Иммануил Кант

При общей очень высокой оценке эстетики Иммануила Канта отношение к ней у разных авторов двойственно. Ее воспринимают как переходное явление от немецкого просвещения к так называемому классическому немецкому идеализму (И. Фихте, Г. Гегель, Ф. Шеллинг), но и как вполне самостоятельное явление, по сравнению с которым позднейшие авторы являют собой некое топтание на месте. Призывы вновь вернуться к Канту, открыть глубину постановки им фундаментальных проблем раздаются вновь и вновь.

Сам термин "эстетика" Кант употреблял не в привычном для нас значении, обозначая им раздел своей теории познания. Эстетическая же концепция изложена мыслителем преимущественно в "Критике способности суждения" (третьей фундаментальной книге из цикла его знаменитых "Критик" наряду с "Критикой чистого разума" и "Критикой практического разума"). Отношение к некоторым вопросам демонстрирует аналогии с Баумгартеном, хотя отношение Канта к его взглядам в целом было отрицательным (как к философски недостаточно проработанным). Кант говорит о бесперспективности эстетики как науки о "вкусе" и считает такое понимание признаком отсталости. Эстетика у Канта - типичного философского систематика - является органической частью его системы в целом, а в последней вопросы гносеологические занимают исходное фундаментальное значение. Не случайно вопросами эстетики Кант занялся сравнительно поздно: во-первых, он ясно сознавал их сложность, влекущую искушение расплывчато писать о "прекрасном", "хорошем и дурном вкусе", не делая эти слова понятиями. Во-вторых, в первых "Критиках" Кант создает необходимый базис, без которого эстетика невозможна. Изначально решая вопрос о познаваемости мира, Кант приходит к умеренному агностицизму: мир вне нас существует, он воздействует на наши чувства ("аффинирует" их), но знать о том, что этот мир собой представляет, мы принципиально не можем. Привычный для нас образ мира - результат нашей собственной познавательной деятельности, начиная с пространства и времени, которые являются лишь формами познания, в результате чего мы воспринимаем мир, а не свойства самого мира. В системе Канта появляется принципиальный дуализм: мир вещей самих по себе (вещей в себе, ноуменов) и мир вещей, данных нам в познании, т.е. феноменов. Различие ноуменального и феноменального миров сильнейшим образом повлияло на эстетическую теорию Канта. Все, с чем мы имеем дело, - это своеобразные "схемы", в которые наше сознание переводит непознаваемый и совершенно свободный мир вещей в себе, ноуменов. Но эти схемы постоянны, что создает, в сущности, иллюзию того, что этот мир схем единственно подлинный, а вместе с тем дает впечатление объективных законов и возможность действовать в этом мире, ориентироваться в нем, использовать практический разум. Суждение опосредует два мира, первоначально противопоставленные Кантом очень жестко. При восприятии вещей, наделяемых нами эстетическим значением, мы совершаем это при помощи уже имеющейся у нас заранее схемы, "системы эстетических координат" (но обыденное сознание, не задумываясь над этим, полагает, что сами предметы являются носителями прекрасного или безобразного). Эстетика - область чистого удовольствия, исключающего корыстную заинтересованность, которая всегда связана со стремлением к обладанию предметом. Поэтому грубые чувственные удовольствия (удовлетворение потребности в пище) не могут считаться бескорыстными. Эстетическое восприятие переносится Кантом во власть познания вещи, а не стремлений к ее приобретению (или иным, более тонким, формам обладания ею; стремление уничтожить вещь, которая не нравится, является только вариантом стремления к обладанию, так же как научный интерес к красивому предмету, например, кристаллографа к кристаллу). В противном случае остается интерес к предмету, но именно эстетический компонент из отношения к этому предмету исчезает. Влечение к предмету может быть интенсивным, но оно свободно, поскольку бескорыстно.

Исходя из примата гносеологических вопросов, Кант противопоставлял логические и эстетические суждения. Последние (Кант называет их суждениями вкуса) субъективны и не имеют познавательной ценности. Обобщим сказанное выше. Суждения вкуса:

  • 1. Незаинтересованные. Крайние интерпретации незаинтересованности предлагали понимать ее в духе волюнтаризма, творческой автономности и легли в основу теорий чистого искусства.
  • 2. Носят всеобщий характер, поскольку отсутствие установки на личную выгоду и придает им этот характер.
  • 3. Нецелесообразны, поскольку определяемые нами цели являются "видимостями", "полезными фикциями", с помощью которых мы упорядочиваем и организуем наше бытие. Кант говорит о "целесообразности без цели". Из отсутствия цели вытекает признание непонятийного характера эстетического суждения. Это свойство суждения вкуса очень наглядно демонстрирует последовательную связь эстетики Канта с его философией в целом.
  • 4. Обязательны для всех (в отличие, например, от того, что доставляет удовольствие).

Как видим, к вопросу о вкусе Кант все же счел нужным вернуться, хотя и разработал эту проблему иначе, чем его предшественники. Суждение вкуса - область свободы, чистого незаинтересованного бескорыстного удовольствия.

Кант предъявляет очень жесткие требования к подлинно эстетическому восприятию (чистой красоте). Вводится понятие менее совершенной привходящей красоты, в которой присутствует и практическая полезность. Интересно, что красота человека относится к привходящей красоте, хотя и является высшей ее разновидностью (по Канту, мы не можем воспринимать человека, отвлекшись от цели его существования, его назначения). Такая красота вполне может, и даже должна содержать, и нравственный компонент. Подобный подход еще раз говорит о том, что эстетики чистого искусства, "искусства для искусства" Кант не создавал, они являются позднейшими интерпретациями. Отсюда становится понятным учение Канта об идеале. Идеал слагается из суждения вкуса и идеи разума, сопряженный с конкретной вещью, неким человеком, выступающим в качестве идеала. Вещи, не одушевленные идеалами, быть не могут, поскольку идеал должен содержать цель своего бытия в себе, а это может только человек.

Идея, в отличие от идеала, только людьми не ограничивается и формируется своеобразным усреднением большого числа свойств и облика какого-либо предмета, на основе чего мы выводим усредненный "канон", идею.

Гениальность, по Канту, состоит в умении творить, отвлекаясь от правил, но и начиная от правил, заданных самой природой. Создавать при этом нечто, что само может служить образцом, т.е. правилом. Сфера гения - сфера произвольного вдохновения, и это принципиально различает искусство и науку. Отсутствие духа гениальности влечет подражательность, эпигонство. Однако при этом поведение посредственностей вполне рационально, поскольку гений создал правило, которому надлежит следовать. Кроме того, такая деятельность имеет познавательную ценность, так как способствует уяснению того, в чем же состоит гениальность творения, поскольку сам гений не в состоянии это объяснить.

Из эстетических категорий Кант наиболее подробно исследовал прекрасное и возвышенное, посвятив им отдельные работы. Аналитика возвышенного, излагаемая обычно, в основном опирается на Канта. Возвышенное подразумевает две стадии:

  • - стадия ощущения подавленности и бессилия перед тем, что превосходит возможности человека;
  • - стадия осознания собственного морального превосходства и способности восхищаться тем, что могло бы вызывать только страх.

Одна из основных черт философии Канта - антиномичность. Как известно, он выделял несколько базовых антиномий, несовместимых установок, разрешить противоречие между которыми в пользу одной из них невозможно (это и обусловливает агностицизм Канта). Антиномический подход мы видим и в эстетике. Прекрасное и морально благое. Идеал подразумевает нравственно благое, идея - нет (мы видим, что эстетика Канта в классическом первоначальном виде далека от теорий чистого искусства, освобождающих последнее от соображений "нравственной полезности"). Индивидуальность и всеобщность идеала. Идеал и реальность. Антиномии, по Канту, принципиально неразрешимы, поэтому и в данном случае ждать снятия антиномичности не приходится. Некоторые видят в этом слабость философии Канта (приверженцы Гегеля, неосхоластики), некоторые, напротив, сильную сторону его философии.

При последовательной установке Канта на создание системы было бы странно не предпринять систематизацию искусств - их классификацию. Им выделены три основных вида:

  • 1) словесное искусство (красноречие, поэзия);
  • 2) изобразительное искусство (скульптура, живопись, архитектура, обычно не относимая нами к изобразительным искусствам - Кант несколько иначе понимал изобразительность);
  • 3) искусства игры ощущений (музыка, искусство красок).

При классификации Кант использует единый систематизирующий принцип - способ выражения. В первом случае это слово, во втором - жест. В третьем - тон (звуковой или цветовой). Поэзия признается высшим видом искусства. Классификация Канта может показаться схематичной и даже странной, но ей нельзя отказать в ясности и логической четкости.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >