Предисловие

Биоэтика (биомедицинская этика) — относительно новая учебная дисциплина. Сам термин «биоэтика» предложен американским онкологом- исследователем В. Р. Поттером (1911—2001) в 1970 г.1 и стал обозначать смежную область сотрудничества философов, биологов, медиков, теологов, экологов. Этические проблемы, возникающие в ходе экспериментов на животных и связанные с отношением к ним и растениям независимо от применения результатов в лечебной практике, также относят к биоэтике. Однако проблемы, охватываемые этой дисциплиной, возникли и начали осмысляться гораздо раньше. В истории мировой культуры общеизвестны имена Галена, Гиппократа, Пифагора, Авиценны, о чудесах исцеления в деяниях Христа упоминается в Евангелии, безусловно, положительный в нравственном плане смысл слов «лечебный», «врачующий» свидетельствует о прочной культурной традиции уважения к профессии, соединяющей в прошлом и настоящем мудрость врачевания тела и души с пониманием сложнейших вопросов науки и жизни.

В основе термина биоэтика — признание моральной ценности жизни вообще. Здесь впервые ставится вопрос о понимании этики не только в отношениях между людьми, но и в отношении всех форм жизни. Биоэтика требует осторожного обращения с живыми существами, способными ощущать боль и страдание, обладающими эмоциями. Биоэтика призвана быть на страже жизни, всего живого, поскольку загадка зарождения жизни из неживой материи до сих пор неподвластна человеку, который единственный из живых существ гак широко использует формы жизни в своих интересах и поэтому должен осознавать свою ответственность за них.

Становлению биоэтики предшествовал длительный путь философской рефлексии, в которой участвовали представители отечественной научной мысли — Д. И. Менделеев, К. Э. Циолковский, В. И. Вернадский, II. А. Умов, философы В. С. Соловьев, Н. А. Бердяев, Н. Ф. Федоров, создатель «Живой этики» Н. К. Рерих, представители русской теософии. «Русскую этическую мысль можно назвать этикой жизни. Для нес характерно прежде всего осознание самоценности жизни, нравственное освящение жизни как фундаментальной ценности, причем жизни, наполненной духовным смыслом»[1] [2]. Ярким примером осмысления задач биоэтики является учение протестантского теолога, философа, гуманиста, врача, лауреата Нобелевской премии мира А. Швейцера — «этика благоговения перед жизнью». Именно им сформулирован важнейший принцип биоэтики: «Этика заключается <...> в том, что я испытываю побуждение выказывать равное благоговение перед жизнью как по отношению к моей воле к жизни, так и но отношению к любой другой. В этом и состоит основной принцип нравственного. Добро — то, что служит сохранению и развитию жизни, зло есть то, что уничтожает жизнь или препятствует ей <...> Этична только абсолютная и всеобщая целесообразность сохранения и развития жизни <...> Любая другая необходимость или целесообразность не этична, а есть более или менее необходимая необходимость. В конфликте между сохранением моей жизни и уничтожением других жизней или нанесением им вреда я никогда не могу соединить этическое и необходимое в относительно этическом, а должен выбирать между этическим и необходимым, и в случае, если я намерен выбрать последнее, я должен отдавать себе отчет в том, что беру на себя вину в нанесении вреда другой жизни. Равным образом я не должен полагать, что в конфликте между личной и надлич- ной ответственностью я могу компенсировать в относительно этическом этическое и целесообразное или вообще подавить этическое целесообразным, — я могу лишь сделать выбор между членами этой альтернативы. Если я под давлением надличной ответственности отдам предпочтение целесообразному, то окажусь виновным в нарушении морали благоговения перед жизнью»[3].

В медицине биоэтика приходит на смену патерналистской этике, рассматривавшей пациента только как объект лечения, внимания медицины, приравниваемый но статусу к беспомощному ребенку, решения за которого принимают родители, т.е. врачи. Биоэтика формулирует моральную автономию и ценность достоинства человека как хозяина своей жизни, своего тела, имеющего право на принятие решений, касающихся его лично. И наряду с этим — ответственность человека за все живое, с чем связана его жизнедеятельность. Нам, живущим в России, важно помнить, что впервые наиболее остро в плане практической этики эти вопросы были поставлены нашим соотечественником В. В. Вересаевым в книге «Записки врача» (1901). Осмысляя первые трудные случаи своей практики, свои ошибки, он пытается найти ответ в системе обучения врачей, показывает, как важно, чтобы выпускник медицинского вуза получил в нем не только диплом, не только знания и опыт наблюдений, но реальный опыт лечения, понимания своей ответственности за сохранение жизни, здоровья, достоинства пациента. Он говорит о значении этики во всех аспектах работы врача, даже в обращении с подопытными животными. Именно Вересаев обозначает проблему противоречивости исканий в медицине, порой идущих на ощупь, но не оправдываемых безусловным забвением милосердия: «Необходима этика в широком, философском смысле, и эта этика, прежде всего, должна охватить во всей полноте <...> вопрос о взаимном отношении между врачебною наукою и живою личностью. Между тем <...> именно он-то должен был занимать в медицинской этике центральное место»1. Озабоченный воспитанием в медиках ответственности, Вересаев аргументирует свои идеи авторитетом зарубежных коллег, понимая вместе с тем, что никто не владеет истиной в вопросах морали: «Билль “о жестокости к животным” был принят английским парламентом в августе 1876 г. Дата знаменательная: как раз в это время в Болгарии свирепствовали турки, поощряемые дружественным невмешательством Англии. Неужели пытаемые в лабораториях лягушки были английским депутатам ближе и дороже, чем болгарские девушки и дети, насилуемые и избиваемые башибузуками? Конечно, нет. Дело гораздо проще: парламент понимал, что вмешательство в болгарские дела невыгодно для Англии, невыгоды же ограничения живосечений он не понимал»[4] [5].

Многие проблемы медицинской этики, возникшие в результате успехов науки в прошлом и даже позапрошлом веках, не только не решены окончательно, но и в начале XXI в. подчас требуют пересмотра и готовности к новым вызовам. К биоэтическим относят вопросы трансплантации, искусственного оплодотворения, суррогатного материнства, права женщин на аборт, клонирования, генетической паспортизации, констатации смерти, эвтаназии и др., что подчеркивает необходимость общих этических подходов к деятельности человека на грани жизни вообще. Как справедливо отмечает специалист в области этики Л. В. Коновалова, «биоэтика не часть медицинской этики, а совершенно новый, может быть, самый глубинный пласт философской антропологии и этики»[6].

В биоэтике поставлены и решаются вопросы генной инженерии и ряд других, частично освещаемые в настоящем учебнике. В России советского периода эти вопросы рассматривались в контексте деонтологии, понимаемой как учение о долге советского врача. Переход в рассмотрении этических проблем от деонтологии, профессиональной этики в биоэтику освещен в настоящем издании.

Образ врача в России ассоциируется с именами подвижников науки и практики медицины. Многие из них акцентировали внимание коллег на вопросах этики как важнейших в их работе. Русский хирург и анатом Н. А. Пирогов, открывший и впервые начавший применять анестезию, спасший своими операциями тысячи жизней, кается в своих «Анналах...»[7], что однажды, раздосадованный своей ошибкой, выругался при пожилом пациенте, а в другой раз так увлекся опытом на собаке, что изумился своему безразличию к боли животного. В статьях, письмах и у Н. А. Пирогова, и у В. В. Вересаева, и у П. Ф. Лесгафта мы встречаем постоянную озабоченность по поводу нанесения возможного вреда по неосторожности, незнанию, стремление осмысленно и результативно творить благо, трудиться на пользу людям и Отечеству, заботу о справедливости, ради которой врачи подчас рискуют репутацией у властей.

В российской культурной традиции сложилась уникальная художественная литература, авторами которой являются врачи: кроме В. В. Вересаева — А. II. Чехов, М. А. Булгаков, В. II. Аксенов, Н. М. Амосов. Они пишут о разных врачах — и опытных, жертвующих талантом, спасающих детей ценой собственной жизни (Л. П. Чехов о докторе Дымове — «Попрыгунья»), и неумелых фельдшерах (он же — «Хирургия»), об обыкновенных, потерявших всякий интерес, кроме денежного («Ионыч»), об умнице профессоре Преображенском («Собачье сердце» М. А. Булгакова), под пение «революционных песен» вынужденном оперировать пожилых состоятельных эротоманов. О врачах-подвижниках написано А. И. Солженицыным, поведавшем о своем опыте пациента в романе «Раковый корпус». Эти книги повествуют о буднях людей профессии, от которой общество ждет бескорыстного служения людям. Поучительны записки хирурга Н. М. Амосова, рассказавшего об уважении к своим пациентам — солдатам и офицерам, которых ему довелось лечить в годы Великой Отечественной войны, умевшим молча и безропотно принимать тяжкие удары судьбы, переносить боль и страдания. Подчас это — восхищение массовым героизмом, величием воинов: «Какие они были молодцы, наши раненые! Мужественные, терпеливые — настоящие герои! Но сами о себе, о своих подвигах, они рассказывают просто, как о чем-то будничном <...> Но я видел другой, повседневный, ежечасный героизм, видел массовое мужество <...> Да. Героический наш народ <...> Это не просто дисциплина. Это величие духа»[8]. Его же книга «Мысли и сердце» повествует о знакомом многим хирургам сложном переживании вины за невольное бессилие в спасении жизни, мучительные поиски верного решения, в котором чувства диктуют разуму путь выхода из кажущейся безвыходной ситуации.

На этих книгах воспитаны поколения врачей, многие, прочитав их, выбрали свою профессию. Эта литература о врачах, об их жизни, о ежедневном выборе, порой влияющем на чью-то жизнь, не просто интересна, она необходима для понимания и профессионалами, и обществом ситуаций, в которых работает врач. Некоторые фрагменты названных и других книг используются в Практикуме, завершающем каждую главу.

Биоэтика рассматривается сегодня как профессиональная этика врача. Нельзя не отметить, что именно в профессии врача исторически впервые сформировались многие принципы и правила профессиональной этики, которые затем из медицины распространились в другие профессии. Заповеди профессионального поведения по отношению к пациенту — зависимому и беспомощному — стали рассматриваться как нормы гуманности в производстве товаров и услуг. Бережное отношение к здоровью клиента, потребителя товаров и услуг, его настроению, психическому состоянию, к ситуации проживания и деятельности, экологической безопасности стало условием этичности профессиональной деятельности, ее гуманности. Следствием общепрофессионального принципа «не навреди» является отсутствие права на ошибку, страхование профессионалов от ошибочных решений. В законодательствах многих государств предусмотрены санкции за ошибочные действия профессионалов.

Профессионализм предполагает полное сознание ответственности, сосредоточенности, максимальной концентрации на своих действиях. Это означает, что профессионал не имеет права расслабиться, отвлечься во время работы.

Многочисленные публикации последнего времени показывают, что профессиональная этика специалиста — многофакторное явление. Она складывается как гуманистические нормы профессиональной деятельности в работе с людьми и для людей, понимается как мастерство и доскональное владение профессией, результат справедливой оценки деятельности специалиста обществом, общая культура и нравственное самоопределение, этический кругозор, знания, опыт и позиция.

Одна из задач настоящего издания — показать культурно-исторические корпи этики в медицине, преемственность ценностей служения долгу, связи времен и нового прочтения традиционных норм профессиональной морали.

Очевидно, что данная конкретизация достаточно условна. Сегодня насчитывается более 200 специализаций врачей, и в каждой из них — свои моральные проблемы, свои правила, однако важно усвоить общие подходы, принципы, нормы, сверить понимание моральных норм с законом. В каждом отдельном случае речь идет о специфике этики специалиста. Она принципиально не всегда совпадает с законом, но именно в сфере морали формируются нормы профессионального поведения, которые впоследствии могут и становятся основанием для инициативы законодателя.

В каждом отдельном случае медицинской помощи необходимо соотносить принимаемое решение с этическими нормативами данной специализации, чему и посвящена каждая из глав учебника. Наилучшему освоению соответствующих закону, проверенных практикой норм и принципов послужит его практическая часть, в том числе контрольные и аналитические вопросы, тестовые задания, ответы на которые помещены в конце книги. Возможно, некоторые творческие задания станут темой обсуждения на семинарских и практических занятиях.

В учебнике имеется и еще один аспект — культурологический. Культура (от греч. culture — возделывание) как результат развития общества, освоения технологий в своей аксиологической (ценностной) сущности оценивается сегодня в связи с достижением ценностей гражданского общества. Эти ценности — права и свободы граждан, реализуемые в традиционных принципах. Они базируются в том числе и на признании и уважении норм жизни гражданского общества: доступности и недискриминации в предоставлении товаров и услуг, отвечающей признанию равенства прав всех граждан; точности, аккуратности в соблюдении оговоренных условий, качества; приватности и тайне частной жизни, сохраняемых профессионалами в интересах клиентов, потребителей, уважении частной собственности, недопущении плагиата, работы без лицензии и пр.

В современной России кардиохирург Л. А. Боксрия, педиатр Л. М. Рошаль, врач — основатель фонда «Справедливая помощь» Е. П. Глинка (Доктор Лиза) — легендарные врачи, отдающие помощи людям все силы, все свое время. Их работа вселяет надежду в сердца многих, даже отчаявшихся людей. Они смело выезжают в «горячие точки», на переговоры с захватчиками заложников, спасают раненых, работают волонтерами. Отрадно сознавать, что традиции подвижничества имеют продолжение, что в профессию приходит поколение врачей милосердных, мудрых, бесстрашных.

Учебник адресован студентам всех медицинских специализаций.

В результате изучения курса «Биоэтика» студент должен:

знать

  • • предмет биоэтики, основные понятия и области применения;
  • • историю развития биоэтических теорий, этапы реализации идей в практике медицины;
  • • принципы и правила биомедицинской этики;
  • • основные модели взаимоотношений в системе «врач— пациент»;
  • • права врачей и пациентов;
  • • этические вопросы вмешательства в репродукцию человека;
  • • этические проблемы медицинской генетики;
  • • этические и правовые вопросы трансплантации органов и тканей человека;
  • • биоэтические проблемы инфектологии;
  • • этические основы психологической и психиатрической помощи;
  • • моральные аспекты лечения социально опасных патологий и зависимостей;
  • • вопросы организации этических комитетов;

уметь

  • • классифицировать проблемы биоэтики в законодательстве Российской Федерации и других стран и в медицинской практике;
  • • квалифицировать этические ошибки врачей и ятрогении;
  • • определять справедливость мер по защите прав субъектов в здравоохранении;
  • • оценивать этические условия паллиативной медицины;
  • • создавать рекомендации для достижения наибольшей справедливости и равнодоступности медицинского обслуживания населения;

владеть

  • • навыками анализа этических проблем медицинской практики разных специализаций;
  • • навыками организации и подготовки биоэтических предпосылок биомедицинских исследований;
  • • способностью оценки этических проблем новых биомедицинских технологий;
  • • навыками этического консультирования в области медицины;
  • • пониманием моральных аспектов медицинской помощи наркоманам и алкоголикам;
  • • способностью анализа этических аспектов психиатрии и психотерапии;
  • • планированием этических комитетов в медицинской организации;
  • • навыками оценки биоэтических проблем в инфектологии;
  • • способностью оценки этического и правового регулирования в здравоохранении.

  • [1] Potter V. R. Bioethics, the Science of Survival/Journal Perspectives in Biology and Medicine.1970. V. 14(1). P. 127-153.
  • [2] Огурцов А. П. Биоэтика: проблемы и перспективы // Вопросы философии. 1994. № 3.С. 49—61.
  • [3] Швейцер А. Этика благоговения перед жизнью // Культура и этика. Ч. 2. Л. XXI. URL:http://azdesign.ru/Projects/AZLibrCD/bal/ea2c9/books/001b221.shtml (дата обращения:17.04.2016).
  • [4] Вересаев В. В. Записки врача. URL: http://az.lib.ru/w/veresaev_w_w/ (дата обращения: 01.03.2016).
  • [5] Там же.
  • [6] Коновалова Л. В. Прикладная этика. М.: Изд-во ИФ РАН, 1998. С. 55.
  • [7] Пирогов Н. И. Анналы (летописи) хирургической клиники Дерптского университета(1837—1839). Об этической ценности издания см.: Николай Иванович Пирогов. К 200-летиюсо дня рождения. М.: Изд-во МГУ, 2010. С. 7.
  • [8] Амосов II. М. ППГ-2266. Записки военного хирурга. Киев : Радянський письмениик,1975.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >