Модели и институты биоэтики

Биологические системы относятся к классу сложных многоуровневых самоорганизующихся систем, и в результате их развития в технологической среде вполне возможна утрата стабильности. Многовариантность и неопределенность их функционирования предполагает и более свободную систему контроля над биомедицинскими исследованиями. В эпоху постклассической рациональности, когда усиливается внимание к вероятностным процессам, в биомедицине все более распространяется подвижная система критериев в процессе диагностики, а также углубляется анализ альтернативных методов лечения.

В XX и XXI вв. все более актуальной становится психосоматическая медицина, для которой существенно проявление индивидуальных особенностей в переживании болезни. Проблема адаптации здесь — одна из центральных. Разнообразие адаптационных реакций обусловливает диалектическое взаимодействие между нормальным и патологическим и способствует появлению активного пациента — одного из главных «персонажей» биоэтики.

Биоэтика как «системное исследование человеческого поведения в области наук о жизни и здравоохранения в той мере, в какой это поведение рассматривается в свете моральных ценностей и принципов»1, нуждается в концептуальных основаниях, на которых могут строиться ее различные модели.

Мнение специалиста

По-видимому, единая модель биоэтики вряд ли может быть создана и востребована. Американский этик Хьюго Тристрам Энгельгардт считает, что вызов XXI в. «состоит в том, чтобы формировать публичную политику и практику клинической медицины в контексте жестких моральных противоречий и серьезных разногласий по вопросам биоэтики»[1] [2]. Энгельгардт употребляет понятие «культурные войны», когда разворачиваются дискуссии по вопросам надлежащего распределения медицинских ресурсов, моральной оценки абортов, допустимости клонирования человека, возможности самоубийства при участии врача, отношения к гомосексуальным бракам, изменению пола и другим сложным проблемам.

Современная биоэтика стремится к философской рефлексии оснований морали. Публичное обсуждение биоэтических проблем способствует изменению законодательства. Такие вопросы, как подвижность пределов существования человека, диалектика свободы и ответственности в сфере биомедицины и здравоохранения, справедливости, безопасности вошли в правовое поле современного общества.

Западная модель биоэтики основана на системе либеральных ценностей. Индивид позиционирован как автономная личность, способная рационально мыслить, принимать решения и нести за них ответственность. В западной модели разработаны технологии, призванные обеспечить реализацию прав и свобод в сфере биомедицины. Этический контроль связан с системой правового регулирования. Биоэтика, основанная на традициях американской культуры, опирается на право прецедента, которое исключает общеобязательность и императивность. В рамках западной модели органично развивается клиническая биоэтика как этика поиска решений на основе анализа конкретных сложных случаев — казусов.

Российская модель биоэтики в большей степени связана с развитием биомедицинской науки, практикой внедрения продуктов фармакологии, проблемами трансформации человека и природных объектов, аксиологического измерения жизни и смерти. Отечественная биоэтика «подпитывается» традициями российской этики, в которой выделялось единство ценности жизни человека и бытия природы. Эти идеи можно найти в трудах Н. И. Пирогова, Н. Ф. Федорова, Н. К. и Е. И. Рерих, В. И. Вернадского, А. А. Любищева. Тема гуманного отношения к жизни и соблюдения достоинства человека широко представлена в российской медицинской этике.

В пространстве западной модели биоэтики фигурирует множественность позиций. Так, П. Д. Тищенко выделяет особую форму современного рационализма — рациональное общение инакомыслящих — и выводит ее из состояния сознания современного человека. Паука и технологии воспринимаются им и как защита, и как угроза, как путь спасения и как опасное скольжение по наклонной плоскости, ведущее к гибели1. Тищенко анализирует позицию X. Т. Энгельгардта, который делит биоэтику на «биоэтику для друзей» и «биоэтику для посторонних».

«Биоэтика для друзей» — это сфера исследований в рамках идейно связанного сообщества (представителей деонтологической этики, этики утилитаризма, христианской биоэтики). В рамках сообщества фигурирует общее понимание блага. Например, христианские биоэтики не могут считать благом практику аборта, суррогатного материнства, активную эвтаназию.

Первым шагом на пути к моральному сообществу «посторонних» можно считать отказ от насильственного навязывания собственной моральной перспективы тем, кто придерживается иной позиции[3] [4]. Мирное сообщество различно мыслящих граждан является условием «биоэтики для посторонних» и может существовать в определенных формальных пределах, в которых особое значение придается процедурным механизмам, таким как, например, добровольное информированное согласие. Энгельгардт полагает, что «даже если не удается найти правильного решения, можно все же выработать процедуры, которые позволяют осуществлять ограниченное мирное сотрудничество перед лицом существенных разногласий»1.

Важно отметить

Биоэтику можно рассматривать в качестве среза современного общества, она сочетает в себе тенденции как консолидации позиций, так и расхождения по важным вопросам биомедицины, затрагивающим ценностные основания мировоззрения.

В пространстве биоэтического дискурса часто проводится сопоставление религиозных и светских концепций жизни, смерти и прав человека[5] [6]. Российский философ Юрий Михайлович Хрусталев (р. 1937) отмечает, что «сегодня биоэтика становится важнейшим компонентом социальнокультурной жизнедеятельности людей. Она является философской, морально-правовой, профессиональной составляющей не только деятельности медиков, но и работников социально-культурной сферы в их работе с населением, а также научного и творческо-созидательного труда ученых, специалистов научно-исследовательских, экологических и других образовательно-просветительских государственных органов и учреждений, общественных центров и организаций»[7]. Общество создает социальные институты с целью этического обсуждения и контроля противоречивого влияния достижений научно-технического прогресса на здоровье человека и биосферу.

Осмысление и выработка решений формируются на трех уровнях:

  • — самый обширный — гражданское общество;
  • — общественные организации;
  • — этические комитеты.

Выше уже говорилось о причинах появления этических комитетов, теперь следует рассмотреть уровни, формы и содержание их деятельности.

Этические комитеты выступают в роли аналитико-консультативных и контролирующих органов. Они проводят этическую экспертизу и дают рекомендации в конфликтных ситуациях, возникающих в процессе биомедицинских исследований, а также в практической деятельности лечебных учреждений.

Зарубежный опыт

Этические комитеты возникли в США и Канаде, затем распространились в странах Европы и Японии. В США существуют три вида этических комитетов: комитеты по этике исследований, больничные комитеты и Национальная консультативная комиссия по биоэтике при президенте США (создана в 1996 г.). В США этические комитеты наделены регулятивно-санкционирующими функциями, их деятельность контролируется федеральным законодательством. Деятельность европейских этических комитетов характеризуется многообразием в постановке целей и организации работы. Во Франции была создана общественная организация — Агентство биомедицины, которое проводит экспертизу исследований в сфере пренатальной и генной диагностики, применения стволовых клеток, трансплантации, репродуктивных технологий.

В состав комитетов входят сотрудники исследовательских институтов, лечебных учреждений, юристы, специалисты по этике, представители общественности. Как правило, в нем должно быть не менее пяти членов. Деятельность этических комитетов опирается на международные документы, защищающие права человека (см. параграф 2.3).

В России этические комитеты появились в последнем десятилетии XX в. В основном они проводят экспертизу научно-исследовательской деятельности, а также занимаются вопросами биоэтического образования. Законодательной базой функционирования комитетов являются: Федеральный закон РФ от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (далее — Закон № 323-ФЗ), Федеральный закон от 12 апреля 2010 г. № 61-ФЗ «Об обращении лекарственных средств», Приказ Минздравсоцразвития России от 26 августа 2010 г. № 753н «Об утверждении порядка организации и проведения этической экспертизы возможности проведения клинического исследования лекарственного препарата для медицинского применения и формы заключения совета по этике»[8].

Важно запомнить

Важной составляющей работы комитетов является обеспечение прав субъектов, участвующих в исследованиях, рассмотрение методов получения информированного согласия, соотношения риска и пользы от участия в инновационных программах. Могут быть затронуты вопросы распределения дефицитных ресурсов, разрешения моральных конфликтов в лечебном процессе, этического и правового образования медицинского персонала, пациентов, их родственников. Этические комитеты должны руководствоваться в своей работе принципами и правилами биоэтики.

Этические комитеты в России функционируют на национальном, региональном и локальном уровнях. Комитеты на национальном уровне действуют при Российской Академии наук, Российской медицинской ассоциации. В 2006 г. сформирован Комитет но этике при Правительственной комиссии РФ по делам ЮНЕСКО. При Министерстве здравоохранения создан Совет по этике. Национальный этический комитет осуществляет контроль за соблюдением прав человека по критериям биомедицинской этики, утверждает принципы гуманизма и нравственности, содействует усилению взаимопонимания между медицинскими работниками и пациентами через проведение процедур анализа сложных правовых и моральных ситуаций, способствует организации этических комитетов в медицинских учреждениях.

  • [1] Encyclopedia of Bioethics / ed. by W. Th. Reich. NY. : Macmillan Publishing Company,1995. Vol. 1. Basic Writing on the Key Ethical Questions That Surround the Major ModernBiological Possibilities and Problems. P. 102.
  • [2] Энгельгардт X. T. Почему не существует глобальной биоэтики? // Человек. 2008. № 1.С. 76.
  • [3] Тищенко П. Д. На гранях жизни и смерти: философские исследования оснований биоэтики. СПб.: Mipb, 2011. С. 231.
  • [4] Там же. С. 233.
  • [5] Энгельгардт X. Т. Почему не существует глобальной биоэтики? // Человек. 2008. № 1.С. 79.
  • [6] Силуянова И. В. Проблемы биоэтики в «Конвенции о правах человека и биомедицине»(СЕ,1997) и «Основах социальной концепции» (РПЦ, 2000). Сравнительный анализ // Биоэтика, 2015. № 2. С. 26—30.
  • [7] Хрусталев Ю. М. От этики до биоэтики. Ростов н/Д.: Феникс, 2010. С. 180.
  • [8] При самостоятельном знакомстве с упоминаемыми в учебнике нормативными правовыми актами необходимо учитывать изменения и дополнения, которые были внесены в нихс момента вступления в действие. С официальными текстами документов можно ознакомиться на Официальном интернет-портале правовой информации (http://www.pravo.gov.ш). Кроме того, можно обращаться к справочным системам, таким как «КопсультантПлюс»,«Гарант» и др.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >