Врачебная этика в Древнем мире

Формирование врачебной этики началось буквально с первых шагов возникновения профессии врачевания. Как свидетельствуют папирусы, в Древнем Египте уже существовали деонтологические предписания врачу. Например, оговаривались варианты решений врача в зависимости от прогноза заболевания: «я буду его лечить», или «я буду бороться», или «я не буду его касаться».

Еще в III в. до н.э. в первой медицинской книге Китая «Хаун-ди Нэй- цзин шу-вэн лин-шу», или сокращенно «Нэй-цзин» {«Книга о природе и жизни»), были определены основные принципы деятельности врача. Так, ему рекомендовалось отвлекать больного от печальных мыслей о болезни, внушать уверенность в выздоровлении. Врач должен был направлять образ жизни пациента с целью укрепления организма, создания положительного эмоционального настроя.

Данные о древней медицине Индии дошли до нас через «Книгу жизни» {«Аюрведа»). Насколько были высоки требования к поведению и даже внешности врача, можно судить по наставлениям из этой книги. Врачу полагалось иметь правильной формы глаза, рот, нос и губы; голос не должен быть гнусавым. Ему надлежало иметь твердый характер, быть благопристойным, не вспыльчивым, не жадным, не ленивым, желающим блага всему живому. Есть и такое наставление: «Врач, который желает иметь успех в практике, должен быть здоров, опрятен, скромен, терпелив; носить коротко подстриженную бороду, старательно вычищенные, обрезанные ногти, белую, надушенную благовониями одежду; выходить из дому не иначе как с палкой или зонтом; в особенности же избегать болтовни и шуток с женщинами и не садиться на одну кровать с ними. Речь его должна быть тихая, приятная и обнадеживающая. Он должен обладать чистым, сострадательным сердцем, строго правдивым характером, спокойным темпераментом, отличаться величайшей умеренностью и целомудрием, постоянным стремлением делать добро».

Как видим, большое значение придается и чертам характера врача, и его поведению, и внешности. Древние эскулапы подметили силу нравственнопсихологического воздействия врача на больного, которое в те времена было не менее весомым для выздоровления, чем весь остальной арсенал терапевтических средств.

В «Аюрведе» получили формулировку многие нравственно-регулятивные принципы медицинской этики и деонтологии. Врач был обязан усиленно посещать и тщательно исследовать больного, со всей душой заботиться о его лечении, даже рискуя собственной жизнью. Для больного врачу полагалось быть отцом, для выздоравливающего — охранителем, для здорового — другом. Гуманность должна стать религией врача. Чужестранцев, а также больных сирот рекомендовалось лечить даром.

Нравственной обязанностью врача было поддержание у больного надежды на спасение. Врач не должен был делиться с ним своими мрачными предположениями, следовало бороться за его жизнь до конца.

О происходящем в доме больного не полагалось болтать. В случае неуверенности в правильности диагноза и лечения врачу рекомендовалось дружелюбно обратиться к другим врачам и попросить у них совета.

Вместе с тем были и рекомендации, которые вряд ли украсили бы врача- гумаписта: запрещалось оказывать медицинскую помощь преступникам и женщинам, пришедшим к врачу без сопровождающих лиц, а также выписывать лекарства людям, находящимся в немилости у раджи.

Особо отметим, что уже за 1,5 тыс. лет до н.э. индийские врачи давали профессиональную клятву. В этом же регионе развивалась тибетская медидина и, соответственно, — профессиональная этика, требующая от врачевателя человеколюбия, доброты, ума, справедливости и твердого характера. Тибетские целители, как и их индийские коллеги, торжественно принимали определенные обязательства, вступая в профессию. Приведем некоторые из них, известные по медицинскому трактату «Джуд ши» и отражающие специфику врачевания:

  • - ко всем людям относиться как к родственникам и друзьям;
  • — к больным относиться как к детям своим;
  • — к гною и крови относиться как к свинье и собаке.

Обратим внимание, что первые два обязательства отражают присущее медицинской профессии человеколюбие, распространяющееся на всех людей и особенно — на нуждающихся в помощи и заботе. Последнее обязательство отражает специфическое требование к врачу — не быть брезгливым в своей профессиональной деятельности.

Однако наиболее выдающаяся разработка профессиональной этики врача в истории медицины принадлежит знаменитому греческому целителю и врачу Гиппократу Великому Косскому (460—377 гг. до н.э.) и его школе. Самым знаменитым медико-этическим произведением древности является известная во всем мире клятва Гиппократа. Ее часто называют «10 заповедей Гиппократа», сравнивая с десятью библейскими заповедями Моисея. Труды («Корпус Гиппократа») медицинской школы на острове Кос содержат и другие произведения, посвященные профессиональной этической тематике: «О благоприличном поведении», «Закон», «О враче», «Наставления», «Об искусстве», «О древней медицине».

Универсальный гуманизм врача, по Гиппократу, заключался в умении видеть в больном только нуждающегося в помощи человека, вне зависимости от пола, расы, национальности, религии, положения в обществе.

Исторические параллели

В середине XX в. была принята Женевская декларация, в которой записано: «Я не позволю соображениям пола или возраста, болезни или недееспособности, вероисповедания, этнической или национальной клановости, партийно-политической идеологии, расовой принадлежности, сексуальной ориентации или социального положения встать между исполнением моего долга и моим пациентом».

Для Гиппократа идеалом врача являлся врач-мудрец: «Все, что ищется в мудрости, все это есть в медицине, а именно: презрение к деньгам, совестливость, скромность, простота в одежде, уважение, суждение, решительность, опрятность, изобилие мыслей, знание всего того, что полезно и необходимо для жизни, отвращение к пороку, отрицание суеверного страха перед богами». Отец научной медицины выразил свое нравственно- профессиональное кредо словами: «Любовь к врачебному искусству — это есть любовь к человечеству».

Гиппократом были выдвинуты два важнейших деонтологических принципа: «отнесись к больному так, как бы ты хотел, чтобы отнеслись к тебе в час болезни» и «прежде всего не вреди».

В русле принципа «не навреди» Гиппократ формулирует запреты:

  • - не давать никому смертельного средства и нс показывать пути для подобного замысла;
  • — не давать беременной женщине абортивного пессария;
  • — не заниматься теми видами лечения, коими не владеет;
  • — не разглашать врачебной тайны;
  • — не вступать в иные отношения, кроме профессиональных, с больным и его домочадцами.

Гиппократ утверждал по отношению к пациенту так называемый патерналистский подход — лечить по своему разумению, но для пользы и выгоды больного, и, соответственно, сообщать только то, что будет полезно для него.

Гиппократом разработаны нравственные нормы взаимоотношения с коллегами. Учителя полагалось считать равным своим родителям; его детей считать равными братьям: лечить, учить и помогать им безвозмездно. С другими коллегами полагалось не ссориться, не высмеивать, не унижать; не стыдиться обращаться к ним за советом и профессиональной помощью и самому помогать в случае необходимости. Здесь Гиппократ предостерегает врачей от одного из самых распространенных нарушений (и по сей день!) профессиональной этики — негативного отношения к коллегам, особенно конкурентам, попыткам подорвать их авторитет в глазах пациентов и широкой публики. Это предостережение не распространяется на шарлатанов от медицины, которые, не имея необходимых знаний и умений, позорят профессию и, интересуясь только наживой, наносят вред здоровью пациентов. С такими нсевдоцелителями следовало бороться.

Настоящий врач, по Гиппократу, достоин высокого гонорара, но далек от алчности и не ставит на первое место вопрос об оплате своего труда, особенно в период разгара болезни, а некоторых пациентов (например, неимущих и иностранцев) лечит вообще бесплатно.

В античные времена высоко ценились здоровье и красота, поэтому авторитет профессии врача был высок. Искусные целители были в почете и получали крупные гонорары, в честь самых великих из врачей возводили стелы и даже строили храмы. И наоборот, нарушившие клятву строго наказывались (штраф, отсечение руки, изгнание из полиса). Безнравственный врач подвергался адоксии — объявлялся потерявшим свою профессиональную честь.

В Римской империи, в отличие от Греции, развивалась государственная организация здравоохранения: врачи получали жалованье от государства, выполняли служебные обязанности по отношению к определенному контингенту населения, но имели право заниматься и частной практикой. По мере роста престижности профессии врачи стали выдвигаться на почетные должности в общественных структурах и освобождались от налогов и личных повинностей. Лучшие из них продолжали традиции Гиппократа и не требовали гонорара с пациента во время его болезни, а бедных лечили бесплатно. В почете был образованный, скромный и заботливый врач, любящий свою профессию и больного. Величайший врач той эпохи Гален (129—200) учил, что врач должен быть гуманным, благоразумным, тактичным и сохранять при этом свое профессиональное достоинство. Недостойное поведение врачей подвергалось резкой критике и зло высмеивалось обществом и коллегами. Так, Гален гневно обличал коллег, позорящих профессию: «Многие заботятся лишь о приобретении расположения богатых и влиятельных лиц, гордясь этим, шляясь с ними по улицам, участвуя в оргиях, корча из себя шутов. Другие стараются ослепить неспособную к оценке толпу великолепием своих одежд, драгоценными камнями и другими предметами роскоши». Еще более резко Гален критикует коллег за «низкую жадность», которая делает их способными на любые постыдные действия и, по сути, уподобляет разбойникам, с той лишь разницей, что последние грабят в горах, а врачи — в Риме.

Оценивая в целом гуманизм древней медицины, не следует идеализировать его уровень. Врачевание состоятельных граждан существенно отличалось от помощи, оказываемой неимущим и тем более рабам. Рабов в Риме обычно не лечили, а отправляли умирать на остров Асклепия на реке Тибр.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >