Этические аспекты проблемы искусственного аборта

Вмешательство в репродуктивную сферу человека может осуществляться в виде распространения средств, способствующих возникновению жизни (вспомогательные репродуктивные технологии), а также через внедрение мер по ограничению рождаемости. К таким мерам можно отнести искусственные аборты, контрацепцию и стерилизацию. Проблема аборта как средства искусственного прерывания беременности возникла достаточно давно, но с появлением биоэтики получили широкое распространение дискуссии по этому поводу, в которых более четко обозначились позиции как сторонников, так и противников аборта. Пока еще существует точка зрения, что аборт — это только медицинская проблема, суть которой заключается в избавлении от ненужной, мешающей, неожиданно появившейся «части тела» женщины. Такая позиция характеризует низкий уровень правового и морального сознания. В рамках биоэтики аборт может рассматриваться только как социокультурная, моральная и правовая проблема.

Исторический экскурс

В Древней Греции и Древнем Риме аборты производились достаточно часто, но уже были объектом моральной и правовой оценки. Так, в этическом кодексе Гиппократа не рекомендуется участие врача в процессе прерывания беременности. Аристотель допускал произведение аборта с целью планирования семьи и регулирования роста населения, но ограничивал его сроками формирования двигательной активности и чувствительности. В Древнем Риме постепенно созревали представлении о наличии у плода прав, так как он мог рассматриваться как некий потенциальный гражданин.

В культуре Средневековья происходит переоценка отношения к искусственному аборту. Аборт приравнивается к убийству, так как плод обладает богоподобной душой. Святитель Иоанн Златоуст называл делающих аборт «худшими, нежели убийцы», так как самому рождению полагается препятствие1. Святой Василий Великий (330— 379) писал: «Преднамеренно истребившая плод да подвергнется равному наказанию с убийцей <...> и мы не различаем, сформирован или не сформирован был плод»[1] [2]. Произведение аборта в Средние века каралось смертной казнью.

Впоследствии смертная казнь за проведение аборта была отменена, но законодательно аборты были запрещены до XX в. Представители европейского медицинского сообщества демонстрировали отрицательное отношение к искусственному аборту вплоть до середины XIX в., но после дискуссии в Парижской медицинской академии в 1852 г. в качестве основания для аборта было признано спасение жизни матери, и гем самым был открыт путь для его легализации. Однако аборт но просьбе женщины осуждался. За возможность расширения применения аборта активно выступали представители феминистских движений, настаивая на праве женщин свободно принимать решения в сфере деторождения. В XX в. в ряде европейских стран были сняты или ослаблены законодательные запреты искусственного прерывания беременности (Швеция, Великобритания, Франция, Нидерланды, Италия, Испания). В Соединенных Штатах Америки, несмотря на сильные позиции противников абортов, в 1973 г. они были легализованы. В этой стране законодательство об абортах, как правило, является причиной жестких идеологических столкновений между республиканской и демократической партиями.

В царской России существовал весьма жесткий закон об абортах. В 1649 г. за плодоизгнание была введена смертная казнь. В дальнейшем она была заменена каторжными работами, тюремным заключением или ссылкой.

В России, как и в западноевропейских странах, развивалось общественное движение за либерализацию абортного законодательства. После революции, в 1920 г., в Советской России на волне борьбы за раскрепощение женщины был принят один из самых либеральных законов, который допускал бесплатное производство операции по искусственному прерыванию беременности в обстановке больницы, где может быть обеспечена максимальная безвредность. Закон гарантировал полное освобождение врачей и женщин от уголовной ответственности. Однако в 1936 г. аборты снова оказались под запретом, так как в стране сложилась неблагоприятная демографическая обстановка в связи с большими потерями населения в результате голода, репрессий, а также опасностью надвигающейся войны. В 1955 г. аборты снова были разрешены, и их число стало неуклонно возрастать, достигнув к 1964 г. 5,6 млн. К 1980-м гг. XX в. СССР стал мировым лидером по количеству абортов среди женщин фертильного возраста. Примерно с этого времени в Советском Союзе стали внедряться концепции планирования семьи, основанные на применении контрацепции. Проблема аборта все более стала осознаваться как моральная, и, возможно, поэтому количество абортов стало сокращаться. Так, в 2012 г. было произведено 935 509 абортов. Законодательство Российской Федерации остается весьма либеральным: на сроке беременности до 12 недель аборт может быть произведен по желанию женщины, на сроке до 22 недель — по социальным показаниям. Однако, аборт при отсутствии медицинских показаний теперь не может производиться в день обращения. Реклама абортов запрещена.

Проблема аборта уже давно стала одной из важнейших в биоэтике. Смысловой центр этой проблемы находится в пространстве жизни и смерти потенциальной матери и человека в процессе развития — эмбриона и плода. В дискуссиях по абортам обсуждаются следующие вопросы: определение критериев жизни; статус и права эмбриона и плода; является ли аборт убийством и можно ли считать его оправданным; насколько свободным может быть репродуктивный выбор.

Репродуктивный выбор может осуществлять автономная личность, решая вопрос о приоритетах в сфере сексуальности и рождения детей. Сохранению репродуктивного благополучия способствует применение методов планирования семьи. К сожалению, многие продолжают считать аборт одним из таких методов. Повышение сексуальной и этической культуры может способствовать вытеснению аборта из сферы регулирования фертильности. Однако запрет на аборт приведет к ограничению прав женщины и нарушению принципа автономии личности. При этом аборт всегда должен быть объектом моральной оценки.

Важно отметить

Искусственный аборт можно рассматривать как убийство живого человеческого существа, не обладающего личностным статусом, но находящегося в процессе развития.

с принципом «не навреди». Вред наносится не только плоду, но и здоровью самой женщины, которая может утратить возможность стать матерью в будущем. Кроме того, поднимается вопрос о необходимости обезболивания плода, хотя сторонники абортов высказывают сомнения в его способности испытывать боль на ранних сроках беременности. Между тем, трудно сомневаться в том, что зародыш во время манипуляции находится в состоянии сильного дискомфорта.

Проблема допустимости аборта подчеркивает важность обсуждения принципа справедливости. Насколько справедлив выбор в пользу рационально понимаемого блага автономной личности женщины? Справедливо ли пренебрежение возможностью появления нового человека? Справедливо ли привлечение к операции по уничтожению живого существа медицинских специалистов? И, наконец, может ли быть справедливым общество, законы которого позволяют массовое уничтожение человеческих существ в процессе развития?

В дискуссиях по проблеме искусственного аборта можно выделить три позиции: либеральную, консервативную и умеренную.

Аргументы сторонников либеральной позиции выстраиваются вокруг положения об отрицании не только личностного статуса плода, но и отказа считать его человеческим существом. Эмбрион и плод можно считать частью организма женщины, и поэтому у него нет ни морального, ни правового статуса. Нельзя считать убийством действие по извлечению ненужной части тела автономной личности, осознанно выразившей нежелание стать матерью. Потенциальная мать обладает правом собственности на биологический материал, который мог образоваться случайно, и его дальнейшее пребывание в теле женщины может нарушить ее жизненные планы. Сторонники абортов нередко сравнивают осуществление репродуктивной функции человека с размножением растений: ветер разносит семена деревьев, и вероятность развития семени в дерево крайне низкая. Границу превращения возможности в действительность, как правило, устанавливает сама природа. Человек может культивировать определенные виды растений, создавать благоприятные условия для их роста, т.е. усиливать степень вероятности появления сформировавшегося растения. Когда рождение ребенка нежелательно и, следовательно, не создаются условия для его развития, тогда рационально уничтожить саму вероятность жизни. Сторонники либеральной позиции стремятся вывести аборт из сферы моральных оценок независимо от срока беременности.

Защитники искусственного аборта усиливают свою позицию, предлагая ввести критерии морального статуса личности. Самый низкий критерий — наличие реакции на раздражители, болевая чувствительность. Предлагаются также такие критерии, как автономное существование, способность к коммуникации, способность решать новые проблемы, рациональность, самосознание. По-видимому, «работающими» можно признать критерии «наличие реакции на раздражители» и «автономное существование». Остальные критерии неприменимы и к новорожденным младенцам, и к пациентам на грани жизни и смерти, и к животным, что приводит к исключению их из сферы моральных оценок.

Рассуждения о таких критериях статуса плода, как реакции на раздражители, способность ощущать боль и испытывать удовольствие характерны для сторонников умеренной позиции. Они подчеркивают постепенный характер развития эмбриона (до восьми недель) и плода в полноценный человеческий организм, способный стать личностью. Такой подход учитывает принятое разделение периода беременности на триместры, в течение которых формируется сложная целостность, способная к дифференцированным реакциям и автономному существованию вне тела матери. Законодательство об абортах опирается на процессуальный характер развития человеческого существа и проводит границу юридического регулирования во втором триместре беременности. В первом триместре аборт правомерен и морально допустим, в третьем триместре должно быть признано право плода на жизнь, которое может быть нарушено при наличии угрозы жизни матери.

Представители умеренной позиции в целом рассматривают аборт как нежелательное явление, но допускают его при определенных условиях:

  • — продолжение беременности угрожает жизни матери или может нанести ее здоровью значительный вред;
  • - высокая вероятность рождения неполноценного ребенка;
  • — беременность в результате изнасилования;
  • - отсутствие материальной базы для рождения ребенка;
  • — угроза социальной репутации женщины.

Последние две причины можно отнести к социальным показаниям, их обоснованность может вызывать сомнения.

Сторонники консервативной позиции осуждают аборт на любых стадиях беременности, а представители жесткого консерватизма призывают не учитывать никаких смягчающих обстоятельств. Таким образом, аборт неприемлем даже при угрозе жизни матери, при беременности в результате изнасилования и даже в случае инцеста. Противники аборта часто используют термин «нерожденный ребенок» и полагают, что он не должен страдать из-за проблем матери и обстоятельств зачатия. После рождения ребенок может воспитываться в семье приемных родителей или в специальных учреждениях.

Представители консервативной точки зрения утверждают, что зародыш есть человек и потенциальная личность, поэтому покушение на его жизнь следует квалифицировать как убийство. Вина за убийство усугублена тем, что существо находится в беспомощном состоянии и полностью зависит от матери, которая должна отвечать за его безопасность.

«Консерваторы» так же, как и «либералы» поднимают тему возможности развития жизни и превращения ее в действительность — автономную личность. Однако противники аборта склонны предполагать осуществление этой возможности в наилучшем варианте — рождение выдающихся ученых, деятелей искусства, политиков. Аборт в этом случае предстает как грубый обрыв нитей возможностей появления двигателей общественного прогресса.

Противники оправдания аборта всегда поднимают вопрос о нанесении вреда физическому и психическому здоровью матери и указывают на онасность будущего бесплодия. Таким образом, выбор «меньшего зла» может привести к «наибольшему злу» — утрате репродуктивного здоровья.

Аборты производятся врачами в стенах медицинских учреждений, и это, с точки зрения противников абортов, дискредитирует моральный статус профессии. В США нередко после проведения антиабортных демонстраций происходят нападения на клиники и на врачей, делающих аборты.

Представители религиозных конфессий также выступают против искусственных абортов и, как правило, придерживаются умеренно консервативной позиции. Христианская церковь (католическая, православная, протестантская) осуждает аборт как греховное, богопротивное деяние. В Исламском кодексе медицинской этики утверждается священность жизни человека, включая эмбрион и плод. В буддизме аборт рассматривается как уничтожение жизни человека. Аборт может быть допустим при угрозе жизни матери или ее здоровью, т.е. религиозная этика допускает аборт только по медицинским показаниям. Проблема аборта в результате изнасилования решается неоднозначно.

Представители католической этики связывают аборт и контрацептивные методы и считают, что они «являются плодами одного и того же дерева — того дерева, что своими корнями уходит в гедонистический и безответственный образ мыслей в отношении сексуальной жизни, который предполагает эгоистическую концепцию свободы и носители которого в размножении видят препятствие для того, чтобы свободно распоряжаться собственной личностью. Жизнь <...> становится врагом, от которого любой ценой надо избавиться»1. По статистике, большинство абортов производится по социальным показаниям, и в жертву эгоистическим целям приносится огромное количество жизней. Будущий ребенок вверен матери, он не есть ее тело, она должна заботиться о нем, «само русское слово “беременность” уходит корнями в древние слова “бремя”, “ беру”, в которых сохраняется значение “нести” и “сохранять”»[3] [4]. Убийство матерью своего ребенка нарушает как ветхозаветную заповедь «не убий», так и заповедь любви Нового Завета.

Важным аспектом проблемы искусственного аборта является отношение к нему врачей. В Венецианской декларации Всемирной медицинской ассамблеи о медицинских абортах (1983) указано следующее.

  • 1. Основополагающий моральный принцип врача — уважение к человеческой жизни с момента ее зачатия.
  • 2. Обстоятельства, противопоставляющие интересы потенциальной матери интересам ее не родившегося ребенка, ставят врача перед необходимостью выбора: сохранять беременность или преднамеренно ее прервать.
  • 3. Неоднозначность выбора определяется разными религиозными и нравственными позициями, причем любое из решений требует уважения.
  • 4. Определение отношения к этому вопросу и правил его решения в данном государстве или общине лежит вне компетенции медицины; врачи должны лишь обеспечить защиту своим пациентам и отстоять собственные права в обществе.
  • 5. В тех странах, где медицинские аборты разрешены законом, компетентные специалисты могут делать их на легальном основании.
  • 6. Если личные убеждения не позволяют врачу рекомендовать или сделать медицинский аборт, он должен перепоручить пациентку компетентному коллеге[5].

По-видимому, врач должен иметь право не участвовать в проведении аборта из соображений совести, но только в том случае, если здоровью и жизни пациентки не угрожает опасность и если есть возможность обратиться к другому врачу.

  • [1] Зыбкая грань или опасная сделка? (Этические проблемы в медицине). С. 357.
  • [2] Брек И. Священный дар жизни. М. : Паломник, 2004. С. 364—365.
  • [3] Сгречча Э., Танбоне В. Биоэтика. С. 187.
  • [4] Статус эмбриона / И. В. Силуянова [и др. J // Человек. 2007. № 2. С. 104.
  • [5] Врачебные ассоциации, медицинская этика и общемедицииские проблемы : сборникофициальных документов. М.: Изд-во ПАИМС, 1995.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >