Этические проблемы, возникающие при решении вопроса о прерывании беременности по результатам пренатальной и преимплантационной дигностики

Несмотря на то что число абортов по медицинским показаниям не превышает 1% от всех абортов, именно по поводу этической допустимости прерывания беременности по данной причине в обществе существует множество взаимоисключающих мнений[1].

Согласно одной из точек зрения, эмбрион, плод и новорожденный равны в своих правах, и потому искусственное прерывание беременности даже на основании безнадежного прогноза для развивающегося организма категорически недопустимо. Единственное возможное исключение — ситуация, когда продолжение беременности будет представлять очевидную угрозу для жизни матери.

С другой точки зрения, в безнадежной ситуации не следует возлагать на женщину, ее семью, общество моральное и материальное бремя поддержания до естественной кончины неизлечимо пораженного индивида.

Третьи считают, что необходимо создать официально утвержденный перечень заболеваний, при которых будет разрешаться аборт. Но установление законодательных стандартов серьезности заболевания, выявленного у плода, может привести к принуждению части семей к неприемлемым для них решениям.

Международные этические регламенты (и ряд национальных) оставляют за матерью, семьей право сделать самостоятельный выбор о сохранении или прерывании беременности плодом с патологией при условии обязательного предоставления правдивой исчерпывающей информации в доступной форме обо всех возможных последствиях (принцип автономии личности, право женщины, семьи самостоятельно делать выбор в зависимости от собственных жизненных ценностей и установок, правило уважения и защиты того или иного репродуктивного выбора, сделанного человеком). Решения в области репродукции должны быть прерогативой тех, кто будет нести непосредственную ответственность за биологические и социальные аспекты процессов рождения и воспитания ребенка. В случаях, когда та или иная пара не может прийти к согласию, последнее слово должно оставаться за матерью.

Использование преимплантационной диагностики в рамках технологии ЭКО существенно облегчает психологические переживания семьи, столкнувшейся с риском передать ребенку тяжелое моногенное заболевание. Преимплантационная диагностика предполагает возможность выявить у эмбриона нарушения и провести селекцию эмбрионов до имплантирования в матку, до начала беременности. В настоящее время благодаря генодиагностике эмбрионы могут быть проверены на наличие более 20 патологических аллелей, провоцирующих моногенную патологию, а также на хромосомные аберрации. Поэтому при всем видимом сходстве обоих видов диагностики, реагирование на результаты преимплантационной диагностики для пары психологически значительно менее болезненны, чем на результаты диагностики пренатальной.

Существуют возражения против преимплантационной и пренатальной диагностики — на том основании, что при этом нарушается принцип равной ценности всех людей, в том числе больных. Оппонирующая сторона утверждает, что не следует смешивать то или иное генетическое заболевание со страдающим от этого заболевания лицом. Тот факт, что заболевание оценивается негативно, что его правомерно пытаются избежать, вовсе не означает отрицательную оценку лица, страдающего им. При таком подходе никакого конфликта интересов между попытками избежать заболевания, уменьшить его распространенность и помощью гем людям, которые страдают от него, нет1.

В отношении этической оценки прерывания и недопущения беременности по медицинским показаниям позиции генетиков России соответствуют общемировым.

  • [1] Защита эмбрионов in vitro : доклад рабочей группы по защите эмбрионов и плодов человека / под ред. Б. Г. Юдина, Л. Ф. Курило ; пер. с англ. Л. А. Резниченко. Страсбург, 2003.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >