Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Этика и эстетика arrow БИОЭТИКА
Посмотреть оригинал

Проблема соблюдения конфиденциальности генетической информации

Согласно правилам проведения МГК, информация о генетическом статусе человека может быть сообщена только ему, его опекуну или иному законному представителю и лечащим его врачам1.

Необходимость сохранения конфиденциальности генетической информации соответствует одному из основных принципов биоэтики — «не навреди». Правило конфиденциальности допускает передачу кому-либо полученной при проведении генетического исследования информации только при согласии пациента, и лишь «в случаях, когда это осуществляется в силу веской причины, связанной с общественными интересами, четко оговоренной во внутреннем праве, соответствующем международному праву в области прав человека» это возможно и без его согласия[1] [2]. Проблема распоряжения информацией о генетическом статусе пациента в ситуации, когда в ней могут быть заинтересованы члены его семьи, родственники или супруг, вызывает серьезные этические споры.

Конечно, неэтично сообщать другим людям информацию о человеке без его согласия, тем более что эта информация может оказаться вредной для пациента, повлечь за собой дискриминацию и стигматизацию в семье и на работе. Но этично ли скрывать генетическую информацию от кровных родственников больного, которые тоже могут иметь патологический аллель и риск развития наследственного заболевания и у себя, и у своих детей? Помимо кровных родственников в генетической информации о пациенте заинтересован супруг, особенно если пара планирует иметь детей. Однако такая информация может послужить во вред больному, например разрушить его брак.

Генетики России на практике стали чаще сталкиваться с отказом больных сообщать родственникам важную генетическую информацию о себе1. Соблюдая принцип «делай благо», не во всех случаях можно определить, что является благом для пациента, а что — для его семьи.

В сложных ситуациях большинство российских генетиков (от 60 до 75%) придерживаются правила конфиденциальности и не предоставляют генетическую информацию о пациенте его кровным родственникам без его разрешения. Но в то же время около 60% из них считают, что образцы ДНК пациента, хранящиеся в банке, должны быть доступны кровным родственникам по их просьбе и без согласия пациента (только для диагностики, профилактики и лечения), если эта информация действительно может предотвратить заболевание семьи («делай благо»).

Доля российских генетиков, считающих, что партнер может получить генетические данные пациента без его согласия, значительно выше средне- европейских показателей (до 60%). При этом генетики достоверно чаще раскрывают информацию о партнере пациенту-женщине, чем пациенту- мужчине.

В случае дилеммы «раскрытие — нераскрытое» информации о несоответствии биологического и паспортного отцовства, непреднамеренно выявленной в процессе генетического тестирования, подавляющее большинство российских генетиков считают, что окончательное решение о том, как следует поступить с информацией такого рода, должна принимать только мать, как и принято в большинстве стран. Но при этом в России около 20% генетиков сообщили бы об этом супругу, если бы он спросил об этом[3] [2].

По данным 2014 г., в России менее 50% врачей готовы сохранять конфиденциальность генетической информации о пациенте от вмешательства работодателей, страховых компаний, органов правопорядка, школ, что существенно меньше, чем в большинстве других стран.

В настоящее время в России ситуация с информированием родственников пациента, участвующего в генетическом обследовании, регулируется Законом № 323-ФЗ, который запрещает передачу родственникам пациента медицинской информации о нем без его согласия (ст. 13).

Предоставление информации супругу регулируется Семейным кодексом РФ, в ст. 15 которого указывается, что результаты консультирования по медико-генетическим вопросам составляют медицинскую тайну и только с согласия обследуемого могут быть сообщены его супругу. За разглашение врачебной тайны установлена дисциплинарная, административная и уголовная ответственность.

Важно отметить

В действующем законодательстве не учитывается заинтересованность в генетической информации кровных родственников больного, не регламентируются действия врача в случае конфликта интересов пациента и его родственников.

Если необходимость сохранить конфиденциальность пациента вступает в противоречие с долгом предотвратить серьезный вред для сто родственников, каждая такая ситуация требует индивидуальной оценки. Врач должен сказать пациенту, что его моральный долг — сообщить необходимую генетическую информацию родственникам или супругу при планировании деторождения. По мнению многих экспертов, в случае стойкого отказа пациента предоставлять такую информацию членам семьи, по крайней мере в некоторых случаях, врачи, оказывающие медицинскую помощь, также должны иметь право на разглашение сведений без согласия пациента. Для принятия решения в этически сложных случаях врачу требуются помощь этического комитета при учреждении и разработка официальной процедуры оценки случаев, когда необходимо нарушить конфиденциальность пациента без его согласия для оповещения членов его семьи, потенциально подверженных опасности заболевания, и в некоторых странах такая процедура уже принята. Важным представляется утверждение специального правового статуса информации, получаемой в ходе генетического обследования, и обеспечение особого режима ее использования для блага и интересов не только обследованного, но и всех членов его семьи[5]. Проблема сохранения конфиденциальности является одной из наиболее острых и в то же время наиболее характерной при использовании генетических технологий.

  • [1] Международная декларация о генетических данных человека ; принята резолюциейГенеральной конференции ЮНЕСКО но докладу Комиссии III на 20-м пленарном заседании 16 октября 2003 г. URL: http//:www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/genome_dec.shtml (дата обращения 22.04.2016).
  • [2] Там же.
  • [3] Ижевская В. Л. Указ. соч.
  • [4] Там же.
  • [5] Международная декларация о генетических данных человека ; принята резолюциейГенеральной конференции ЮНЕСКО по докладу Комиссии III на 20-м пленарном заседании 16 октября 2003 г. URL: www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/genome_dec.shtml (дата обращения 26.04.2016).
 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы