КОНСТРУИРОВАНИЕ ГЕНДЕРА В СРЕДСТВАХ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ

Средства массовой информации как фактор гендерной социализации личности. Гендерные образы в учебной, художественной и периодической литературе. Андро- центризм языка. Сексизм в учебниках. Схема гендерного анализа текста.

Телевидение и Интернет как средства социализации подрастающего поколения, обеспечивающие реализацию механизма полоролевой идентификации и усвоения стереотипов. Телевидение и Интернет как основные источники гендерных образов. Рекламные теле- и интернет-образы мужчин и женщин. Гендерно-ориентированная реклама. Влияние рекламных образов на психологическое самочувствие .мужчин и женщин, формирование ценностей и выбор жизненных стратегий. Интернет -технологии: особенности их использования юношами и девушками.

Средства массовой информации, к которым относятся радио, телевидение, периодическая, художественная и другая литература, а также информационные компьютерные сети, переживающие в настоящее время период расцвета и, следовательно, постоянно увеличивающие свое влияние на людей, являются одним из важнейших факторов социализации в целом и гендерной социализации в частности.

Для рассмотрения процесса конструирования гендера необходимо рассмотреть влияние средств массовой информации на формирование мужских и женских образов и стереотипов, а также исследовать представленность в СМИ различных гендерных конструктов и широту гендерного дисплея как в недалеком прошлом, так и в настоящее время.

По сути, мы будем говорить о так называемых гендерных технологиях — способах, механизмах, каналах формирования гендерных представлений, гендерной идентичности, мужественности и женственности как результата гендерной социализации.

Но прежде чем приступить к непосредственному анализу этого вклада, хотелось бы указать на некоторые лингвистические «ловушки», которые подстерегают любого, кто берется рассуждать о «мужском» и «женском», поскольку большинство способов воздействия в современных средствах массовой информации являются вербальными, хотя и невербальный компонент, безусловно, присутствует и чрезвычайно важен. Особенность этих «ловушек» такова, что не угодить в них практически невозможно[1].

Например, невинное обращение: «Уважаемые дамы и господа!» можно рассматривать как обычную формулу вежливости, но можно увидеть в ней «пример лингвистического сексизма», т.е. половой дискриминации языковыми средствами. С этой позиции вряд ли слово «господа» (единственное число — «господин», т.е. хозяин, владелец) можно считать лишь нейтрально окрашенной частью лингвистической оппозиции и только указанием на половую принадлежность. В этом случае «господа» — это указание не только на пол, но и на роль, на значимость этого пола, его доминирующую функцию, а при таком раскладе и «дамы» — знак не только пола, но и иерархической подчиненности. Таким образом, обращение «дамы и господа» — это иерархическая структура, замаскированная под лингвистическую оппозицию. Примеры подобного сексизма можно проследить во многих языках. В ряде языков понятие «мужчина» обозначается тем же словом, что и понятие «человек» (например, в английском языке — «тап»), а для обозначения понятия «женщина» употребляется другое слово — «woman».

Маскулинно-иерархическая ориентированность языка, а также рассмотрение женщины как некой производной от мужчины достаточно отчетливо проступают уже из беглого анализа самого способа образования некоторых грамматических форм (ограничимся русским языком, ибо способы половой дискриминации различны в разных языках)[2]. Андроцентризм языка связан с тем, что язык отражает социальную и культурную специфику общества и одновременно является средством формирования мышления и ментальности.

Возьмем слова, обозначающие профессии. Практически сразу выделяются три группы. Первая — мужской и женский род равноправно образуются от одного корня путем приращивания к нему суффиксов и окончаний мужского и женского рода: художник — художница, певец — певица, актер — актриса и т.д. Вторая группа — женский род образуется от мужского путем приращивания к слову, обозначающему профессию, суффиксов и окончаний женского рода: поэт — поэтесса, писатель — писательница, депутат — депутатка, журналист — журналистка. Третья — это слова, или не имеющие женского рода, или женский род которых обозначает не профессию, а жену: архитектор — архитекторша, президент — президентша, дирижер — дирижерша, композитор — композиторша и т.д. Оговоримся, что внутри этих групп есть некоторые исключения.

Очевидно, что третья группа, а частично и вторая, отражают воззрения общества на женщину как на производное от мужчины и создают определенный психолингвистический эффект. Таким образом, грамматический способ на самом деле оказывается не только средством словообразования, но и мощным идеологическим средством внушения и внедрения в глубины сознания мысли о том, что женщины, занимающиеся некоторыми профессиями (из третьей группы), являются как бы пародией на мужчину и занимаются «не своим» делом.

Примеров лингвистического сексизма множество. Причем одни из них достаточно явные, другие менее очевидны, третьи так хорошо замаскированы, что попадающий в «ловушку» даже и не осознает этого. Тенденция «выталкивать» женщину из многих грамматических форм, тем самым тщательно дозируя ее присутствие в языковом пространстве, по всей видимости, оказывает на психику более устойчивое воздействие, нежели грубые виды дискриминации, и проникает в более глубокие пласты именно в силу своей неочевидности.

Гендерный подход в психолингвистике изучает, каким образом проявляется в языке наличие людей разного пола, в речевом и в целом коммуникативном поведении мужчин и женщин выделяются типичные стратегии и тактики, гендерно-специфический выбор единиц лексикона, способы достижения успеха в коммуникации, предпочтения в выборе лексики, синтаксических конструкций. Обнаружены различия в условиях развития речи у мальчиков и девочек. Так, например, с девочками больше разговаривают, более строго пресекают употребление грубой и сниженной лексики[3].

Попытаемся показать вклад основных средств массовой информации в формирование основных гендерных конструктов, а также способы их воздействия па личность.

  • [1] Словарь гендерных терминов / под ред. А. А. Денисовой. М., 2002. С. 66—67, 164—165.
  • [2] См.: Гендер как интрига познания. Гендерные исследования в лингвистике, литературоведении и теории коммуникации. М., 2002.
  • [3] См.: Кирилина А. В. Лингвистические гендерные исследования // Отечественные записки. 2005. № 2. С. 112-132.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >