Телевидение как инструмент гендерных технологий

Стремительно возрастающий объем массовой информации стал отличительной особенностью современного общества. Информационный взрыв в значительной мере определяет психологический тип современного человека. Одной из самых актуальных проблем в изучении коммуникации являются проблемы оценки и измерения психологических аспектов телевизионного воздействия на человека. Телевидение уделяет значительную часть экранного времени показу насилия. Корреляционные и экспериментальные исследования, описанные Д. Майерсом, сходятся во мнении о том, что просмотр сцен насилия по телевидению создает почву для усиления агрессивного поведения, снижает восприимчивость зрителей к агрессии и искажает их представления о реальности[1].

Более того, было отмечено, что просмотр боевиков детьми 8 лет в умеренной степени предопределяет агрессивность в 19 лет, но агрессивность в 8 лет не предопределяет увлечение кинобоевиками в 19 лет. Это означает, что не агрессивные наклонности делают людей любителями «крутых» фильмов, а напротив, боевики способны спровоцировать человека на совершение насилия. Если же человек от природы предрасположен к насилию, то эффект, оказываемый сценами насилия, особенно силен, когда привлекательный положительный герой совершает справедливый, реалистичный, но не травмирующий чувства зрителя акт насилия и остается безнаказанным.

Н. Н. Богомолова, Л. В. Матвеева и другие исследователи считают, что социальное насилие вызывается не наблюдением насилия как такового, а возбуждением, продуцируемым наблюдением насилия. Возбуждение обычно нарастает лавинообразно и последовательно заряжает энергией различные виды поведения[2]. Г. С. Мельник и другие исследователи считают, что наблюдение насилия растормаживает, программирует зрителя на агрессивное поведение, активизируя мысли, связанные с насилием[3].

Помимо агрессивного поведения, телевидение также преподает уроки позитивного поведения. Телевизионные просоциальные модели имеют даже большее влияние, чем антисоциальные модели. Люди, смотрящие позитивные, неагрессивные передачи, более готовы к сотрудничеству, склонны к помощи и способны более точно определять свои чувства[4].

В восприятии кино- и телевизионного изображения участвуют, так или иначе, все органы чувств человека, особенно зрительный. Телевидение создает искусственную среду общения, которую все склонны воспринимать как реальный мир. Телевидение, которое объединяет зрительный образ и устную речь, более приближено к межличностному общению, чем печать.

Исследователи указывают на зрительно-звуковой язык телевидения, имея в виду синтез трех звуковых систем: устной речи, изображения и музыки[5]. Телевидение выполняет несколько значимых ролей:

  • 1) регулятора динамических процессов;
  • 2) интегратора массовых настроений;
  • 3) канала циркуляции психоформирующей информации.

Все это делает телевидение могучим средством воздействия на конкретного человека. Телевидение воздействует на оценки, мнения и поведение людей. М. И. Еникеев отмечает, что, находясь под прессом социального контроля, телевидение становится средством утверждения духовных ценностей и базовых социальных норм, средством социализации подрастающего поколения[6].

Именно функция социальной ориентировки, опирающаяся на потребность аудитории в информации, имеет прямое отношение к процессам социализации, понимаемой в широком смысле как процесс и результат активного усвоения и воспроизводства индивидом социального опыта[7].

Проблемой влияния телевидения на гендерные стереотипы занимались также зарубежные ученые. Так, С. Сильорелли провел анализ недельных выборок телевизионных программ, которые занимали в эфире лучшее время, и обнаружил, что 71% появлявшихся на экранах людей (из них 69% — главных героев) были мужчинами. Женщины на телевидении были в среднем моложе, чем мужчины; обладали более привлекательной внешностью и мягким характером; их показывали в контексте романтических интересов, дома, семьи; они же чаще оказывались в роли жертвы. Из десяти замужних героинь только три имели какую-либо работу за пределами дома (в реальной жизни работали больше половины замужних женщин), и даже если женщины работали, то им, как правило, отводились традиционные женские занятия.

Мужчины же не только значительно чаще появлялись на экране, но и имели уважаемую в обществе профессию (адвокат, врач) либо подвизались в специфически мужской области деятельности. Дж. Аткин и его коллеги исчерпывающим образом проанализировали и описали 555 телевизионных персонажей. Г. Вандеберг и его коллеги провели анализ 116 телевизионных программ, которые за две недели транслировались в лучшее эфирное время. По их подсчетам, ни в одной из программ соотношение мужских и женских ролей не превысило 2 : 1 (т.е. 65% мужчин и 35% женщин). Г. Вандеберг отметил, что мужчин часто изображают жесткими, эгоцентричными, настроенными на агрессию и соперничество. Отрицательными персонажами предпочитают делать мужчин, тогда как женщин стремятся показать чуткими и добросердечными. Д. Дэвис провел анализ всех телевизионных программ, вышедших в эфир весной 1991 г. Он насчитал гораздо больше мужских персонажей, чем женских (65% против 35%).

Кроме того, он обнаружил, что взрослые женщины в целом значительно моложе, чем взрослые мужчины (примерно на 10 лет); женщина имеет в четыре раза больше шансов оказаться блондинкой, чем мужчина — блондином, и, наконец, женщины в четыре раза чаще оказываются провокационно одеты, чем персонажи мужского пола.

Анализ телепередач, проведенный Б. Силверстайном, показал, что худых женщин на телевидении 69%, тогда как мужчин — всего 17,5%. На основе этого Дэвис приходит к выводу о том, что такой телевизионный образ внушает нам, что женщина ценится, пока она молода и удовлетворяет принятым в данной культуре понятиям о красоте и женственности. Данная тенденция сохраняется и сейчас[8].

Анализируя результаты исследования мужского образа в спортивных программах, Д. Сабо с соавторами пришли к выводу, что в спорте мужчины показаны доминантными, мужественными, значимыми, тогда как женщин показывают управляемыми, женственными и обесцениваемыми. В частности, они сообщают, что спортивные средства массовой информации нередко низводят женщину до уровня сексуального объекта и что от 85 до 95% времени, которое средства массовой информации уделяют спорту, занимает информация о мужском спорте. Из видов спорта, в которых участвуют женщины, полнее освещаются в СМИ те, что более женственны, например фигурное катание. В репортажах о мужских видах спорта преобладает описание физической силы и доминирования. Когда речь идет о женском спорте, описание часто разворачивается вокруг внешнего вида, привлекательности, грации, а о силе практически не упоминается.

По данным Р. Кимбалл, у детей, которые смотрят телевизор, проявляется гораздо больше аттитюдов, типичных для гендерных норм, чем у сверстников, которые не смотрят телевизор. Люди со стереотипными аттитю- дами могут отдавать предпочтение программам, пропагандирующим те же гендерные стереотипы. Дети, которым родители позволяют смотреть подобные передачи, оказываются во власти гендерных стереотипов больше, чем дети, чьи родители запрещают просмотр, но отнюдь не из-за влияния телевидения, а вследствие отношения родителей. Экспериментальные исследования показали, что телевизионные модели могут влиять на восприятие ребенком гендера[9].

  • [1] Майерс Д. Социальная психология. СПб., 1996. С. 510—511.
  • [2] См.: Богомолова II. II. Социальная психология печати, радио и телевидения. М., 1991;Матвеева Л. В. Экранный образ и личностные особенности телеведущих // Психологический журнал. 1999. № 1. С. 20—30.
  • [3] См.: Мельник Г. С. MASS MEDIA: психологические процессы и эффекты. СПб., 1996.
  • [4] См.: Матвеева Л. В. Экранный образ и личностные особенности телеведущих. С. 20—30.
  • [5] См.: Влияние средств массовой коммуникации на интересы детей и молодежи : сб.науч. тр. / под ред. Л. С. Школьника [и др.] М., 1989.
  • [6] См.: Еникеев М. И. Общая и социальная психология : учебник для вузов. М., 2000.
  • [7] См.: Богомолова II. II. Социальная психология печати, радио и телевидения. М., 1991.
  • [8] Цит. но: Бем Ш. Гендерная психология. С. 54—59.
  • [9] См.: Влияние средств массовой коммуникации на интересы детей и молодежи : сб.науч. тр.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >