Характерные черты римской культуры. Римская культура в сравнении с культурой греческой

По мнению известного исследователя истории Рима Т. Моммзена, эллины и италийцы весьма существенно отличались друг от друга: «Эллины всегда приносили общее в жертву частному, нацией жертвовали для общин, а общинами для отдельных лиц»[1]. Их идеалом была созерцательная жизнь, часто переходившая в праздность. Политическое развитие шло по линии усиления отдельных полисов-государств (фактически племен), а затем разрушения устойчивости общественных связей и внутри полиса. «В религиозном отношении эллины сначала низвели богов до человека, а затем и вовсе их отвергли. Они любили зрелище борьбы обнаженных юношей и предоставляли полный простор человеческой мысли во всем его страшном великолепии»[2].

Римляне же, согласно Моммзену, воспитывали детей в почтении к отцу, граждан — к государству, и всех — в почтении к богам. Они ничего не уважали, кроме полезной деятельности и требовали каждый миг отдавать труду. У них считался худым гражданин, который хотел жить не как другие. И из отвлеченных идеалов они ценили не абстрактное благо или красоту (как в Греции), а любовь к родине, к Риму. Они были уверены в нерушимой вечности Рима и его бесспорном праве управлять миром.

Эти и иные видимые различия не мешают тому, что древнегреческую и древнеримскую культуры исследователи объединяют в едином понятии «культура античности». В той и другой культурах обнаруживается немало общего[3]. Так, отмечается, что в обоих случаях базой развития культуры была в целом однотипная античная гражданская община. Она (весь ее строй) определяла совокупность основных ценностей жизни и культуры, существенно отличную от совокупности ценностей других древних цивилизаций.

Для античной общины, по мнению исследователей, было значимо ее изначальное единство при неразрывной связи блага отдельного человека с благом общины в целом, служить которому — долг каждого ее члена. Греческий полис и Рим представляли собой похожие варианты развития общинного единства.

И в Греции, и в Риме по-разному, но развивалась идея верховной власти народа, что совершенно нехарактерно ни для Древнего Египта, ни для Месопотамии, ни для других древних цивилизаций. Эта идея реализовывалась в греческой демократии, в римской республике. И для греков, и для римлян (для полисов, города и их граждан) была особо ценной идея свободы и независимости, в противопоставлении рабству.

В Древней Греции и Древнем Риме в жизни общины (полиса, Рима) обнаруживалась ее тесная связь с богами и героями, как бы членами общины, пекущимися о ее делах, подающими знаки своей воли, требующими скорее уважения и почитания, чем истового поклонения. В других древних обществах боги, более грозные, установившие вечный социальный порядок, тоже могли помогать в делах (хотя чаще наказывать), но как бы извне, со стороны, свыше. В Риме, как и в Греции, жречество не сложилось в особое сословие или касту, не претендовало на власть в государстве. В религиозных верованиях античности, в отношении людей к ним оказалась возможной относительная свобода. Во всяком случае религия практически не мешала свободному поиску мысли, становящейся науке, философии. Свобода, как реализуемая ценность, проявлялась и в особенностях политической борьбы и правовых отношений. И для Греции, и для Рима стали характерными открытые публичные «схватки» политиков, открытые судебные процессы, стимулировавшие развитие ораторского искусства и логики доказательств.

Однако, при всей схожести двух античных цивилизаций и культур, они, как уже было отмечено, существенно разнились. Рим с самого начала своего существования вел, в общем успешные, войны с соседями, варварами. И если греки создавали мифы о происхождении мира, богах и полубогах, то в центре римской мифологии был сам Рим, его героический победоносный народ, его героические представители[4]. Достаточно напомнить римскую легенду о Муции Сцеволе (левше), который демонстрировал мужество и стойкость римлянина, держа руку в огне жертвенника во время разговора с царем варваров Порсе- ной (с которым Рим вел трудную войну). Римляне были уверены, что победы в войнах достигаются именно людьми. Боги только помогают победить.

Римляне были в гораздо большей степени воинами, чем греки, исключая, возможно, спартанцев. Колоссальные военные успехи Александра Македонского, при всей их значимости, — это все же частность, отдельный всплеск. Римляне вели войны практически постоянно на протяжении истории Рима. Войны же требовали развития железной дисциплины и «добродетелей» воина: мужества, стойкости, верности, суровой непреклонности, гордого достоинства, не допускавших и в мирной жизни шумного «детского» веселья. И в мирной жизни, как и на войне, важнее всего оказывался долг: долг гражданина, долг отца, долг старшего. Римляне были в целом и суровее, и прагматичнее, нежели греки. И это сказывалось на всех сторонах жизни, в том числе и жизни религиозной.

  • [1] Моммзен Т. История Рима. СПб., 1993. С. 12.
  • [2] Там же.
  • [3] См. об этом подробнее: Культура Древнего Рима. М., 1985.
  • [4] Там же. С. 8—9.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >