Эстетическая и художественная культура Древнего Рима

Эстетическая и художественная культура древнеримского периода античности развивалась в условиях активного диалога своего и чужого, взаимопроникновений, заимствований. Заимствуя многое у греков и варваров, Рим и в этой сфере культуры создал ценности, в которых высвечивалось сотворенное до его владычества, и далее (уже в пределах римского государства) и римлянами, и не римлянами. Для мировой культуры оказалось существенным, что Рим, как бы принявший культурную эстафету от Греции, передавал ее дальше — на Восток и в средневековую, возрожденческую и послевозрожденческую Европу. Античное воздействие на развитие европейского классицизма, например, шло в гораздо большей мере от Рима, чем от Греции. С древнегреческой скульптурой Европа познакомилась через римские копии греческих скульптурных памятников. Римляне очень хорошо овладевали тем, что «наработала» в сфере художественной деятельности Греция: и греческими архитектурными ордерами, и жанрами, и приемами литературного творчества. Но, во-первых, из богатейшего арсенала древнегреческой художественной культуры римляне брали в основном то, что соответствовало настрою и вкусам римского общества в каждый период его развития. Во-вторых, римляне превзошли греков в ряде цивилизационно-технических достижений. Так, в строительстве и архитектуре применение обожженного кирпича и так называемого римского бетона дало возможность строить сложные сооружения, возводить своды и купола больших объектов. Техника обработки мрамора, облицовки мрамором достигла в Риме очень высокого уровня. Все это позволило римлянам создавать грандиозные инженерные и архитектурные сооружения (акведуки, цирки, дворцы, особняки, бани-термы). И эти сооружения, помимо всего прочего, выражали идею величия Рима, особенно императорского (рис. 3.3).

Колизей, Рим. 72—80 гг

Рис. 3.3. Колизей, Рим. 72—80 гг.

В скульптуре для этого наиболее подходили величественный стиль Фидия и атлетическая красота статуй Поликлета — греческих скульпторов, на которых стали ориентироваться скульпторы римские. Но они превосходили греков в тонкостях деталей и отделке мраморных статуй. И кроме общей идеализации в статуях, в частности портретных, сказывалась особенность римской художественной культуры, — нацеленность на выявление портретного сходства с острыми изобразительными характеристиками. Эта особенность, видимо, связана с римской традицией изготовления «имагинас», точных скульптурных изображений умерших старших. Во всяком случае, реализм римского скульптурного портрета, органично сочетающийся с элементами идеализации образов, до сих пор производит чрезвычайно сильное впечатление. Римские скульпторы стремились схватить и изобразить самое характерное в человеке, вплоть до выражения особенностей его внутреннего, духовного мира, душевного настроя (рис. 3.4).

Гай Юлий Цезарь (?) Мрамор. Первая четверть I в. (Археологический музей Древнего Коринфа, Коринф)

Рис. 3.4. Гай Юлий Цезарь (?) Мрамор. Первая четверть I в. (Археологический музей Древнего Коринфа, Коринф)

К концу империи, однако, и величественность сооружений и реалистичность скульптурных портретов как бы смазываются. Кризисные явления в жизни вызывают в изобразительном искусстве тяготение к помпезности, эклектичности и повышенной, порой безвкусной, декоративности.

Наряду с изобразительным искусством в Риме мощно, хотя и сравнительно поздно, развивалась литература. ВIII в. до н.э. появились первые известные поэты и римский театр. Театр в Риме, как и в Греции был связан с культовыми действами. Это был один из видов «игр» во время празднеств. Но если в Греции появились великие трагики и социально заряженные комедиографы (Аристофан, Менандр), то в Риме явное преимущество имела комедия, которая начала ориентироваться на буффонаду, комизм бытовых ситуаций, комедию интриги. Такие римские комедиографы как Плавт и Теренций, заимствуя некоторые сюжеты и приемы у греческих драматургов, осмеивали жажду накопления, ростовщичество. Они, во всяком случае, Плавт, стремились и умели возбуждать смех и создавать яркие гротескные типажи.

Римская проза в ее становлении оказалась существенно связанной с ораторским искусством, красноречием и историческими сочинениями (Цицерон, Цезарь, Тит Ливий, позже Тацит и др.).

В I—II вв. в Риме появилась новая прозаическая форма, так называемый античный роман, с сатирическим, комическим содержанием, низменно-бытовыми действиями героев и шутками («Сатирикон» Петрония и «Золотой осел» Апулея)[1]. Сатира, причем порой очень злая, получила в Риме значительное развитие. Эпиграммы Марциала и сатиры Ювенала, желчные, яростные, и сегодня производят огромное впечатление на читателей. Впрочем, это были уже стихотворные сатиры, появившиеся тогда, когда поэзия достигла в Риме своего расцвета, начавшегося в I в до н.э.

Одним из первых поэтов этого периода был Катулл. Лирика Катулла, особенно любовная, связанная с любовью к женщине под вымышленным именем «Лесбия», до сих пор вызывает восхищение. Как напоминал И. М. Тройский, Катулла любил и переводил А. С. Пушкина. В XX в., используя стихи Катулла, немецкий композитор Карл Орф создал музыкальный шедевр «Катулли Кармина» (песни Катулла).

Римская поэзия достигла своих высот в так называемый век Августа — «золотой век» римской литературы. Известный Меценат был другом принцепса (фактически императора) Августа. К кружку Мецената принадлежали такие поэтические знаменитости как Вергилий и Гораций. Примерно в то же время разворачивалось творчество Овидия, певца любви и любовного томления. Римские поэты используют многое из того, что было создано их предшественниками — греками: сюжеты, мотивы, жанры и т.д. Но они достаточно своеобразны, чтобы развивать далее само поэтическое искусство и теоретически осмыслять это развитие, как это делал Гораций в своем сочинении «Об искусстве поэзии».

В сравнении с греческой, римская поэзия более разнообразна, более разработана в своих приемах, но и более рационализована, порой более нравоучительна. Она несколько менее ориентирована на некоторые сферы жизненной практики, не выступает столь откровенно в качестве военной, политической. Она более направлена на получение от нее чисто художественного наслаждения, рассчитана на успех у читателей, организована для этого, мастерски «выполнена» и в этом смысле вполне классична.

В целом римское искусство очень богато и разнообразно. Эстетические моменты и в самой жизни, и в искусстве, видимо, ценились римлянами чрезвычайно высоко. Для Рима была характерной все более пышная театрализованность праздников, церемоний, правда, тяготеющая к безвкусице, фальшивому блеску. Римляне уважали и ценили торжественность и спокойную пластичность движений и одеяний, украшали свои жилища мозаиками и росписями.

И все же греки были более озабочены красотой и ценили ее выше, тяготея к мере и гармонии во всем. У римлян же скорее проявлялась тенденция к безмерности, грандиозности, вычурности, хотя в лучших художественных творениях им давалась классическая строгость, иногда, впрочем, излишне рассудочная, холодноватая. Греческая гармоничность (даже каноны) была более природно-естественной, ориентированной на человеческий масштаб. В Риме стремились все свести к нормам, правилам: и в жизни, и в искусстве. Римская культура уже не видела в красоте высшей ценности. Красота для римлян, в отличие от греков, не совмещалась с Благом, красота имела как бы более внешний смысл. В Риме и в его провинциях недаром наметилось подозрительное отношение к красоте, которое станет характерным для Средневековья.

В целом, в становлении религиозной жизни, права, нравственности, искусства, римская культура реализует себя, развивая человечность отношений (вырабатывая цивилизованные формы этих отношений), как бы вопреки реальным жестоким условиям, жестким взаимодействиям между людьми.

  • [1] См. об этом: Тройский И. М. История античной литературы. М, 1988. С. 423.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >