Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политэкономия arrow Экономическая история

Результаты промышленной революции

В итоге приватизации активизировалось частное предпринимательство в промышленности, транспортном строительстве, что нашло отражение в промышленном подъеме второй половины 1880-х гг. Ведущими отраслями промышленности оставались легкая и пищевая. На них приходилось 90% промышленного производства.

Среди ограниченного комплекса отраслей тяжелой промышленности приоритетным являлось военное производство. Япония занимала 1-е место в мире по уровню военных расходов, составлявших 36% государственного бюджета.

Одной из отличительных особенностей преобразований являлось то, что уже в ходе промышленного переворота началось формирование монополий. Некоторые из них создавались для конкурентной борьбы с иностранными товарами, переполнявшими японские рынки. Первым был создан картель в текстильной промышленности, объединивший крупнейшие текстильные фабрики страны. Затем образовалась бумажная компания, монополизировавшая производство и продажу бумаги; пароходная компания, в состав которой входили судостроительные и транспортные фирмы.

Другим направлением образования монополий являлось расширение сферы деятельности семейных торгово-ростовщических домов путем учреждения банков, приобретения на льготных условиях промышленных предприятий, ранее принадлежавших государству, участия в акционерных транспортных компаниях и т.п. Подобная практика становилась основой для создания специфических японских монополий (дзайбацу) в форме конгломератов, включавших в себя предприятия различных отраслей промышленности, банки, железнодорожные, судоходные, торговые компании.

Аграрный сектор. Изменения в социально-экономическом строе привели к прогрессивным сдвигам в сельском хозяйстве: расширились посевные площади, выросли урожайность основных культур и объем аграрного производства, увеличилась его товарность. Повышению урожайности сельскохозяйственных культур способствовало применение фосфорных удобрений. Постоянно растущий спрос на сырье со стороны текстильных фабрик и сахарных заводов способствовал росту хлопководства и шелководства, расширению плантаций сахарного тростника. Внутренний рынок страны не был защищен таможенными тарифами от конкуренции иностранных сельскохозяйственных товаров. В связи с этим японская промышленность стала ориентироваться на переработку более дешевого импортного сырья, что вызвало сокращение посевов хлопчатника, сахарного тростника, индиго внутри страны. Но производство чая, шелка-сырца, риса, пользовавшихся повышенным спросом на мировом рынке, нарастало. За 1868-1882 гг. экспорт чая, шелка-сырца увеличился в 2 раза.

Стимулирующее воздействие на аграрный сектор экономики оказала инфляционная политика правительства. Обесценение бумажных денег в 1877-1880 гг. вызвало двукратное увеличение цен на рис. Несмотря на небольшие земельные наделы, фермеры получали больший доход, чем городские рабочие. Поэтому японские земледельцы не стремились переезжать в город. Наибольший выигрыш от аграрной реформы и повышения цен на сельскохозяйственную продукцию получили помещики. Закрепив за собой земельную собственность, освободившись от обязанности отдавать часть урожая крупному феодалу, они получали значительные доходы. В условиях аграрного перенаселения, малоземелья помещики устанавливали высокую арендную плату: выше, чем в Англии, в 7 раз; в Германии - в 3,5 раза. Рис, получаемый в виде арендной платы и составлявший от 25 до 80% урожая, они отдавали на продажу. Эта деятельность становилось весьма выгодным бизнесом. Полученные средства землевладельцы вкладывали в строительство предприятий по переработке сельскохозяйственного сырья. Таким образом, перелив капитала из сельского хозяйства в промышленность осуществлялся не только государством путем взимания поземельного налога, но и частными лицами, стремившимися к получению максимальной прибыли на вложенный капитал.

С начала 1880-х гг. в связи с отказом правительства от инфляционной политики, восстановления прежнего курса иены, цены на сельскохозяйственную продукцию начали падать, что наряду с повышением земельного и местных налогов вызвало стремительное падение доходности мелких хозяйств. Уплата налогов для многих земледельцев становилась непосильной. Только за период 1883-1885 гг. 212 тыс. крестьян за долги лишились земли. Разорялись мелкие хозяйства, кустари. Стабилизация денежного обращения была одной из главных причин разорения земледельцев и формирования рынка труда.

Большинство разорившихся земледельцев было вынуждено арендовать земли у помещиков. Если в 1873 г. арендованная крестьянами земля составляла 31% всей пахотной земельной площади, то к 1892 г. она достигала 40%, а для рисовых полей 45%. Средний размер земельного участка, находившегося в их собственности, составлял 1 га. Причем 70% земледельцев владели участком, площадь которого была менее 1 га земли. В этих хозяйствах в руках землевладельцев оставалась незначительная часть полученного дохода, которая не позволяла применять новую агротехнику, современные земледельческие орудия, вносить изменения в организацию хозяйственной деятельности. Техника и агротехнические приемы оставались средневековыми, преобладал ручной труд. Основными агрокультурами оставались рис, ячмень, соевые бобы. Малоземелье обуславливало интенсивное использование земли. Обычно между рядами ячменя сеяли соевые бобы; убрав их урожай, поля удобряли, заливали водой, а затем вновь сеяли рис.

Торговля. Успешное развитие сельскохозяйственного производства, промышленности и транспорта, стабилизация иены оказали благоприятное воздействие на рост торговли, особенно внешней. Внутренний рынок был ограничен низкой покупательной способностью основной части населения, получавшей либо низкую заработную плату, либо небольшой доход от мелкого земледельческого хозяйства. Внешняя торговля отличалась значительной динамикой, сдвигами в структуре товарооборота, свидетельствовавшими об изменениях в промышленности и сельском хозяйстве. Объем экспорта за 1880-1890 гг. увеличился в стоимостном выражении в 2 раза, импорта - в 2,5 раза. Основными предметами вывоза оставались чай, рис, шелк-сырец. Доля готовых изделий в экспорте (ткани, металлические изделия, стекло, посуда) выросла с 11,0 до 24,5%. В импорте повысился удельный вес промышленного оборудования, сырья для промышленности, полуфабрикатов, главным образом хлопка и металла. Ввоз промышленного сырья составил 21,5% всего импорта в 1893 г., тогда как в 1888 г. эта цифра равнялась 5,5%. До 1870-х гг. 95% внешней торговли Японии находилось в руках иностранных компаний. Возникновение национальных внешнеторговых акционерных компаний, создавших заграничные представительства в торговых центрах Европы и Азии, расширяли возможности японского капитала. Японские товары вывозились главным образом в Китай и Корею. Обеспечение рынков для японской промышленности становилось одной из первостепенных задач внешней политики страны.

Социальная сфера. Формирование новой социально-экономической структуры страны стало одной из важнейших функций правительства. Представители бывшей феодальной и военной верхушки - князья и самураи высших рангов - получали из государственной казны необходимые финансовые средства для предпринимательской деятельности. Правительство инициировало включение представителей старой торгово-ростовщической буржуазии к предпринимательству в банковской сфере, промышленности, транспорте. Крупная промышленная и банковская буржуазия, выраставшая из феодальной и торгово-ростовщической элиты, была тесно связана с правительством общностью целей и интересов. Средняя и мелкая буржуазия формировалась из среды помещиков, городских торговцев и ростовщиков, разбогатевших ремесленников.

Процесс формирования промышленных рабочих отличался рядом особенностей. Недостаток промышленного капитала и низкий уровень производства в начале "революции Мейдзи" обусловили низкую заработную плату рабочих. Работа на мануфактурах мелких фабриках рассматривалась земледельцами лишь в качестве дополнительного временного заработка. Иного выхода для уплаты налогов и долгов они не имели.

Большинство земледельцев, однажды став собственниками маленьких участков земли, не стремились расставаться с ними. Поэтому разорявшиеся земледельцы были вынуждены за единовременное вознаграждение продавать своих детей на определенный срок (обычно 10 лет) на мануфактуры и фабрики; заниматься отхожим промыслом в отраслях, где требовался физический труд мужчин (прежде всего в горнодобывающей промышленности); женский труд использовали в качестве надомной рабочей силы в отраслях легкой промышленности. Самураи низших слоев посылали дочерей на образцовые государственные фабрики. Некоторые из них становились работниками специально созданных для них предприятий. В целом на заводах, фабриках, рудниках преобладал труд неквалифицированных временных рабочих.

Только с 1880-х гг. началось формирование потомственных профессиональных промышленных рабочих. Количество промышленных рабочих к началу 1890-х гг. не превышало 100 тыс. человек. За период 1882-1890 гг. общее число фабрично-заводских рабочих увеличилось с 5 тыс. человек до 350 тыс., что составляло всего 0,86% населения страны. Подавляющее большинство рабочих промышленных предприятий составляли женщины и подростки. Процесс разорения крестьянства и кустарей с 1880-х гг. стал нарастать. На рынке труда предложение превышало спрос, поэтому в формировавшейся японской промышленности крайне низкий уровень заработной платы сочетался с продолжительностью рабочего дня до 15-18 ч, сохранением многих феодальных методов эксплуатации вплоть до физического наказания и т.п.

Правительство при решении сложнейшей задачи перехода к новому социально-экономическому строю сочетало западноевропейские приемы с исторически скложившимися традициями, исходило из особенностей национальной психологии, формировавшейся в условиях закрытого общества.

Правительство поддерживало традиции через систему военной подготовки, образования, средства массовой информации. В рескрипте 1890 г. императора Мацухито о народном воспитании и просвещении указывалось, что основами социального порядка в стране, системы народного образования должны быть сыновье почитание и почтительность, верноподданность, поддержание духа национализма и монархизма. Стержнем становления личности японца и нового правопорядка оставалось сочетание идеалов синтоизма и конфуцианства, которые в предшествовавшие века играли решающую роль в формировании национальной психологии и системы морально-этических норм, регулировавших поведение японцев в общественной жизни.

Синтоизм - японская религия - воспитывал человека в духе преданности государству, которое охраняло благополучие и безопасность своих подданных. Поэтому японец должен был чтить императора, от которого исходил мир, закон, порядок. Синтоизм внушал человеку обязанность поклонения прародителям, родителям и императору. Идеи древнекитайского философа Конфуция стали основой воспитания, образования и поведения японской нации. Регулирующая роль этих идей проявлялась в обязательном соблюдении в общественной и личной жизни определенных принципов. Главным из них был принцип сыновней почтительности, не только в семье: любовь сына к родителям, прежде всего к отцу, но и в общественных отношениях: между императором и министрами, местными властями и населением и т.п.

Сыновья почтительность (безоговорочное подчинение отцу) распространялась на всю государственную иерархию и означала подчинение существовавшему порядку. Конфуцианство закрепляло традиционно-патриархальные устои и социальное неравенство, устанавливая строгую иерархию внутри семьи и общества. С самого детства японцу прививалась привычка подчинять свое "я" интересам семьи, группы, государства, в нем воспитывалось сознание зависимости от них, необходимости следования примеру вышестоящего. На первый план выдвигалось "беспрекословное следование за авторитетом", удовлетворение личных интересов отодвигалось на второй план.

В период преобразований Мейдзи патерналистская семейная этика, выражавшая идеалы японской нации, стала организующим началом вновь создававшихся экономических и социальных институтов всех уровней.

Патерналистское покровительство создавало атмосферу солидарности и семейных отношений. На общегосударственном уровне император выступал как глава нации - семьи, оказывавший отцовское покровительство всем слоям населения. Организация труда, управление на уровне отдельных хозяйственных единиц базировались на том, что глава предприятия выступал как защитник интересов всех его работников. Его роль была сходна с ролью отца и главы семьи. Все работавшие на предприятии должны были беспрекословно следовать за лидером в интересах стабильности предприятия и, следовательно, жизненного благополучия каждого его работника. В условиях текучести кадров, низкого уровня их профессиональной подготовки главной задачей становилось не руководство производственным процессом, а обеспечение стабильности персонала, привлечение на предприятие высококвалифицированных работников.

Таким образом, формирование национальной экономики, организация труда на отдельных предприятиях базировались на "семейной модели". Именно это обстоятельство создало необходимые условия для полного раскрытия феномена японской национальной психологии, основными чертами которой являлись готовность к безоговорочному подчинению, выдержка, настойчивость, нетребовательность в отношении жизненных условий, организованность, трудолюбие и т.п., что послужило основой для невиданного в истории экономического взлета Японии в последующие периоды.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы