Культура как объект философского исследования (1979)

Как показывает изучение марксистской философско-культурологической литературы, понятие «культура» вводится в сферу философского знания самыми различными способами через: а) производство (материальное и духовное или только духовное), б) технологию, в) ценности, г) деятельность, д) творчество, е) знаковые системы, ж) информацию. При этом выбор того или иного пути исследования чаще всего не обосновывается и содержание понятия «культура» постулируется, а не выводится в ходе философского анализа. Весьма разноречиво определяются границы культуры и ее внутреннее строение — то она сводится к одной только духовной культуре; то включает в себя и культуру материальную; либо в ней выделяются в качестве подсистем политическая, физическая, эстетическая, художественная культуры, либо утверждается, что культура неделима и никакому внутреннему расслоению не подлежит.

Научный подход к определению категорий требует, чтобы понятие «культура» было бы не введено, а выведено философским анализом. К данной ситуации полностью относится известное указание В. И. Ленина: философские категории «надо вывести (а не произвольно или механически взять)»[1]. Весьма поучительна в этом смысле логика рассуждений К. Маркса и Ф. Энгельса в «Немецкой идеологии»: «Предпосылки, с которых мы начинаем, — не произвольны, они — не догмы;... это — действительные индивиды, их деятельность и материальные условия их жизни, как те, которые они находят уже готовыми, так и те, которые созданы их собственной деятельностью»[2].

Деятельность человека с философской точки зрения есть активность субъекта, развертывающаяся в пространстве субъектно-объектных отношений. Она выражается, с одной стороны, во взаимодействии субъектов, поскольку является коллективной, требует координации усилий «действующих лиц»; а с другой — в различных операциях, производимых совместно действующими субъектами с объектами — их преобразовании, познании и оценивании. В результате всех этих действий возникают новые материальные и духовные объекты — вещи, знания, идеи, идеалы, художественные образы. Вместе с тем все продукты деятельности, в которых она опредмечивается, распредмечиваются субъектами. На этой основе произошла в истории становления человека замена биологического механизма наследственной передачи поведенческих программ механизмом социокультурного наследования.

В роли субъектов культуросозидательной деятельности могут выступать: а) конкретные индивиды; б) различные социальные группы: класс, нация, социальная общность, коллектив; в) исторически конкретное общество; г) человечество, взятое в целом. В роли «объектов — предметов» могут быть: а) природные, естественные объекты; б) частично преобразованные природные объекты; в) социальные объекты, оказывающиеся предметами тех или иных форм деятельности; г) сам человек, поскольку он выступает предметом познания, оценивания и преобразования. В роли «объектов — продуктов» выступают любые материальные и духовные результаты творения. «Опредмечивание» и «распредмечивание» выступают во всех возможных формах практического овладения человека миром и плодами его собственной деятельности.

Таким образом, культура или «вторая природа» («искусственная природа») предстает как целостное единство способов — и продуктов человеческой деятельности, в которых реализуется его активность и которая служит его самосовершенствованию, удовлетворению и возвышению потребностей, гармонизации отношений между человеком и обществом, человеком и природой, обществом и природой. Тем самым культура охватывает и способы человеческой деятельности, и саму предметность продуктов этой деятельности, в которых «угасает», говоря образной формулой К. Маркса, деятельность как созидательный процесс и от которых «возгорается» деятельность распредмечивания.

Приведенный анализ позволяет заключить, что понятие «культура» необходимо в данном своем — самом широком — значении для обеспечения той подсистемы бытия, которая не имеет других, более удачных обозначений, но должна получить свое категориальное «имя», определяющее ее место в структуре бытия. Ибо без обозначения данной подсистемы структурный анализ бытия был бы неполным, и только включение понятия «культура» в категориальный ряд «природа — общество — человек» придает этому анализу действительную полноту. Система категорий «природа — общество — человек — культура» действительно является системой, т. к. выделение ее основных компонентов отвечает критерию необходимости и достаточности, и между ними выявляется достаточно строго определенные связи и взаимозависимости.

Поэтому когда философский анализ бытия ограничивается рассмотрением одной только природы, или одного только человека, или одной только культуры — как это не раз случалось в истории домарксистской и буржуазной философии, неизбежна метафизическая, идеалистическая или вульгарно-материалистическая редукция других сфер бытия и закономерностей к той, значение которой гипостазируется в данной концепции. Недостаточным оказалось и дихотомическое деление «природа — человек», предложенное, например, Л. Фейербахом; и деление «природа — культура», которое С. Франк считал основным членением бытия, игнорируя существование общества и даже человека; и деление «природа — общество», широко распространенное в современной литературе. Только система «природа — общество — человек — культура» открывает философскую возможность выявления диалектического единства общих законов материалистической диалектики и специфических закономерностей каждой из четырех основных подсистем бытия.

Что касается ценностей и технологической, информационной, семиотической, и любых иных интерпретаций культуры, то они должны быть признаны безусловно правомерными, плодотворными и даже необходимыми, но в качестве производных и частичных по отношению к исходной философской трактовке «культуры», т. к. каждая из них освещает какой-то частный аспект целостного бытия, функционирования и развития культуры. Поэтому все подобные интерпретации следует расценивать как взаимно дополнительные, а не как взаимоисключающие одна другую.

Диалектико-материалистический подход к культуре как к системе определяет возможность выявления связей и взаимных зависимостей различных культур общества. Так, связи различных исторических типов культуры являются выражением процесса развития общественно-экономических формаций со свойственной ему диалектикой отрицания отрицания, преемственности и обновления. Внутри каждого исторического типа культуры обнаруживаются связи классовых, этнических культур, которые основаны на диалектике притяжения и отталкивания, общения и обособления, взаимного оплодотворения или взаимного неприятия, а в классово-антагонистическом обществе на основе господства и подчинения.

В каком бы, однако, масштабе и в каких бы локальных границах мы ни рассматривали культуру, во всех случаях она предстает перед философским анализом как некая органическая целостность. До тех пор, пока мы видим в культуре простую совокупность, конгломерат существующих рядом одна с другой сфер деятельности — науки, идеологии, техники, нравов, искусств и т.д., само понятие «культура» остается весьма малосодержательным и теоретической необходимости в оперировании им не возникает. Необходимость постижения диалектики взаимосвязей, образующих целостное единство культуры, развитие системного анализа позволило увидеть несостоятельность традиционного аналитического метода изучения культуры и открыло пути ее изучения как целостной системы.

На этом пути нам и видятся дальнейшие успехи системного, как логического, так и исторического, изучения культуры в марксистской науке.

  • [1] Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 29. — С. 86.
  • [2] Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 3. — С. 18.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >