Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Культурология arrow История русской культуры

Николай Степанович Гумилев (1886–1921)

Гоняясь за необычным в жизни, он путешествовал по Африке в поисках чудесного в самой реальности. В ней много чудного и чудесного, надо только его найти – вот лозунг акмеизма. Подтверждением огромного значения, которое акмеисты придавали слову, служит стихотворение Гумилева "Слово":

В оный день, когда над миром новым Бог склонял лицо свое, тогда Солнце останавливали словом,

Словом разрушали города.

И орел не взмахивал крылами,

Звезды жались в ужасе к луне,

Если, точно розовое пламя,

Слово проплывало в вышине.

Считается, что поэты в своих стихах предсказывают себе будущее. В стихотворении Гумилева "Рабочий" есть такие строки: Он стоит пред раскаленным горном,

Невысокий старый человек.

Взгляд спокойный кажется покорным

От миганья красноватых век.

Все товарищи его заснули,

Только он один еще не спит:

Все он занят отливаньем пули,

Что меня с землею разлучит.

Гумилев был расстрелян в 1921 г. по обвинению в участии в контрреволюционном заговоре. Его жена, Анна Ахматова, была наиболее ярким представителем акмеизма и выдающимся поэтом XX в.

Анна Андреевна Ахматова (Горенко; 1891–1966)

Ее можно сравнить только с Сафо. Оттенки чувств, которые она передала с исключительной силой, впервые увидели свет в мировой поэзии. Ей удалось выразить в словах трепет самой жизни. Знаменитой 22-летнюю поэтессу (уточнявшую, что она поэт) сделал сборник "Четки" (1914), в начальном стихотворении которого дана ахматовская формула любви: "Пусть камнем надгробным ляжет на жизни моей любовь". Ее любовь объемлет окружающих людей, Родину. Оставшись

в России после революции, Ахматова отразила все этапы, которые прошла страна в XX в. Она мало писала в Отечественную войну, но вот небольшое стихотворение тех лет, которое называется "Мужество" (1942):

Мы знаем, что ныне лежит на весах

И что совершается ныне.

Час мужества пробил на наших часах

И мужество нас не покинет.

Не страшно под пулями мертвыми лечь,

Не горько остаться без крова,

Но мы сохраним тебя, русская речь,

Великое русское слово.

Свободным и чистым тебя пронесем.

И внукам дадим, и от плена спасем.

Навеки!

Любовь к сыну, огульно обвиненному в терроризме, которому она 17 месяцев носила передачи, простаивая долгими днями и ночами в бесконечных очередях, соединилась у Ахматовой с любовью ко всему народу, оказавшемуся жертвой сталинского террора:

Я была тогда с моим народом,

Там, где мой народ, к несчастью, был.

Результатом этого синтеза стал "Реквием" (1935–1940), равного которому нет в мировой поэзии. Отвечая на просьбу, высказанную в тюремной очереди в Ленинграде: "А это вы можете описать?", Ахматова говорит: "Могу". И описывает: Звезды смерти стояли над нами,

И безвинная корчилась Русь

Под кровавыми сапогами

И под шинами черных Марусь.

В годы навязывания сверху стереотипов массового героизма, когда из репродукторов неслось бодрое: "У нас героем становится любой!", Ахматова писала "Поэму без героя" (1940– 1962). Но подлинным героем, подвижником русской культуры была она сама. В шутливом стихотворении Ахматова писала, что "она научила женщин говорить". Она имела в виду – говорить стихами, говорить в высшем смысле слова.

К акмеистам принадлежал и Осип Эмильевич Мандельштам (1891 – 1938), репрессированный за стихотворение о Сталине.

В 1912 г., почти одновременно с акмеизмом возникает футуризм как еще одна реакция на символизм. Футуризм в России начался с творчества манерного Игоря Северянина (И. В. Лотарев; 1887–1941), провозгласившего себя эгофутуристом и воспевшего "ананасы в шампанском" (воспевшего буквально, так как Северянин на концертах распевал свои стихи). Продолжился футуризм первобытно грубым кубофутуризмом Алексея Крученых и Владимира Маяковского, намеренно эпатировавших публику. Футуристы выступали за полную свободу образов и слов, каждое из которых в своей изолированности объявлялось самодовлеющей ценностью.

Стихи одного из наиболее оригинальных футуристов Велимира Хлебникова (1885–1922) носят ярко выраженный экспериментальный характер. Хлебников пытался отделить слова от смысла и создать свой "заумный" язык. Он дал футуристам русское название "будетляне" и придумал много слов (например, летчик).

Футуристы уповали на будущее в соответствии со своим названием (от лат. futurum – будущее), но пренебрежительно относились к прошлому и настоящему. Владимира Владимировича Маяковского (1893–1930) благоговение перед будущим привело в революцию и соцреализм, призванный отражать мир с учетом коммунистической перспективы:

Я знаю, город будет,

Я знаю: саду цвесть,

Когда такие люди

В стране Советской есть!

Футуристы, казалось, были лучше всего подготовлены к новому постреволюционному будущему. Но даже они не ожидали того, что произойдет. Маяковский "стал трибуном революции". Его мощь и самоотверженность дали основания футуризму в виде ЛЕФа ("Левый фронт искусств") претендовать на лидерство в советской поэзии. В последние годы жизни Маяковский занялся тем, что "плохо", и обратился к сатире. Пьесы "Клоп" (1928) и "Баня" (1929) пришли на смену поэмам "Владимир Ильич Ленин" (1924) и "Хорошо!" (1927).

Судьбы футуристов сложились по-разному. Маяковский в 1930 г. покончил с собой, Хлебников в 1922 г. умер в нищете, Северянин эмигрировал в Эстонию и в конце жизни иронически писал:

Как хороши, как свежи будут роаы,

Моей страной мне брошенные в гроб!

В молодости к футуристам принадлежал и Борис Пастернак, выступивший в печати с первыми стихами в 1913 г.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы