Франция в 1917-1947 гг.

Политические партии

Последствия первой мировой войны.

Война 1914-1918 гг. привела к серьезным изменениям в экономической и политической жизни Франции. Страна понесла огромные людские потери, которые в дальнейшем не могла возместить. В течение 3-4 лет после войны в 30 департаментах Франции не хватало рабочей силы в деревне. Северные районы Франции, бывшие театром военных действий, оказались разоренными, а репарационные платежи лишь отчасти могли возместить огромные расходы по их восстановлению.

Однако если непосредственные экономические последствия войны создавали определенные затруднения для правящих классов Франции, то в целом французская буржуазия выиграла от войны. Франция вновь получила индустриальные области Эльзас и Лотарингию. В ее руках оказались лотарингское железо, а также саарский уголь. В ходе войны была расширена французская машиностроительная промышленность. Из страны, преимущественно вывозившей капитал в денежной форме, Франция после победы превратилась в страну, широко экспортировавшую продукцию промышленности. Это сделало французскую буржуазию более самоуверенной и агрессивной как внутри страны, так и на международной арене.

Капиталистическая верхушка, обогатившаяся на военных заказах, была очень узка: "двести семейств" - крупнейшие акционеры Французского банка, участвовавшие в выборах правления. Еще большая доля приходилась узкой кучке в 203 человека (57 семей), которые занимали почти все директорские посты в крупных монополистических объединениях. Война принесла разорение мелким рантье, потерявшим в результате инфляции около 100 млрд франков, но обогатила некоторую часть мелкой буржуазии.

Быстро развивавшийся процесс концентрации промышленности, сопровождавшийся все большим сращением промышленного и банковского капитала, имел своим следствием увеличение числа промышленных рабочих и сокращение числа кустарей и ремесленников, не использующих наемного труда.

Положение французского рабочего в первые послевоенные годы резко ухудшилось. Перевод промышленности с военного производства на мирное протекал болезненно, приводил к значительному росту безработицы. Реальная заработная плата находилась на таком уровне, который едва обеспечивал основной массе рабочих полуголодное существование.

Вместе с этим французская буржуазия смогла подкормить известную часть рабочих, пролетарскую аристократию, бросив ей крохи своей колониальной империалистической добычи.

Сельское хозяйство Франции, в котором было занято больше половины населения страны, испытывало хронический застой. Росло число кулаков и крупных землевладельцев, но сотни тысяч крестьян разорялись и искали спасения в городах. Этот процесс имел своим важным следствием рост политической активности мелкого и среднего крестьянства, укрепление его связей с рабочим классом.

Октябрьская революция в России дала мощный толчок революционному движению рабочего класса Франции. Уже с конца 1917 г. возросло число забастовок. Рабочий класс и даже часть буржуазной интеллигенции выступали против антисоветской политики французского правительства.

В такой обстановке французская буржуазия проводила двойственную тактику: с одной стороны, пошла на серьезные уступки, в частности на введение в 1919 г. восьмичасового рабочего дня, а с другой - стала готовиться к репрессивным мерам.

Национальный блок.

Крупная буржуазия стремилась создать такое правительство, которое обеспечивало бы политику твердого сопротивления революционным выступлениям трудящихся, проводило бы восстановительные работы за счет трудящихся, отменило бы мероприятия военного времени (прогрессивный налог, запрещение экспорта капитала). Она требовала твердой политики и в международных отношениях с целью закрепить на европейском континенте гегемонию Франции, достигнутую победой над Германией. На этой почве под шовинистическими лозунгами объединились все правые партии, которые и одержали победу на первых послевоенных выборах 1919 г., завоевав почти две трети мест в палате депутатов. Ведущую роль в этом объединении, присвоившем себе название Национальный блок, играла партия Республиканско-демократический союз, представлявшая интересы крупной и средней буржуазии, а также верхушечных слоев крестьянства. Ее вождем был Пуанкаре. Наиболее реакционной силой в блоке была партия Национально-республиканского действия - партия крупных концернов и наиболее империалистических слоев французской буржуазии. Большую роль в успехе Национального блока сыграли клерикальные элементы. Победе правых партий много способствовал избирательный закон 1919 г., поставивший исход выборов в зависимость от крестьянства (см. ниже).

В январе 1920 г., после отставки кабинета Клемансо, Мильеран сформировал правительство Национального блока. Это был первый в XX в. кабинет, в котором не принимали участия радикалы.

Радикалы объединяли в своих рядах кулаков и крупных дельцов, занявших руководящее положение, но вместе с ними в рядах этой партии находились бедные крестьяне и мелкие лавочники, чиновники и интеллигенты. Радикалы (радикал-социалисты), дискредитированные в глазах рабочего класса, еще в предвоенные и военные годы, приставшие к Национальному блоку и выступавшие на выборах под двусмысленным лозунгом: "Ни реакции, ни революции", к тому же расколотые на несколько групп, потеряли на выборах половину своих мест в палате и с тех пор - руководящую роль во французской политике.

Раскол в рядах социалистов.

Образование коммунистической партии. Выборы 1919 г. принесли неудачу также социалистической партии, потерявшей треть мест. Главной причиной этого было то, что заседавшие в парламенте оппортунистические лидеры социалистической партии шли наперекор стремлениям не только рабочего класса в целом, но большинства членов собственной партии.

Французский рабочий класс продолжал в 1920 г., - вопреки сопротивлению не только христианских профсоюзов, но и реформистского руководства Всеобщей конфедерации труда, - стачечную борьбу. Правда, по вине реформистов эти классовые бои проходили преимущественно под экономическими лозунгами, но чем дальше, тем все труднее реформистским лидерам оказывалось вести за собой членскую массу социалистов. На социалистическом конгрессе в Туре в декабре 1920 г. подавляющим большинством (почти 3Д голосов) было решено присоединиться к III Интернационалу. Революционное большинство социалистов образовало Французскую коммунистическую партию.

В январе 1921 г. реформистское меньшинство на своем съезде воссоздало социалистическую партию. В 1921 г. произошел раскол и во Всеобщей конфедерации труда (ВКТ) - из ее состава выделилось революционное меньшинство, которое образовало Унитарную конфедерацию труда, находившуюся под влиянием коммунистов.

Вызванный действиями реформистов раскол рабочего класса облегчил партиям и правительству Национального блока планомерное осуществление политической реакции. Частично было удовлетворено наглое требование металлургической ("Комите де Форж") и угольной монополии об отмене восьмичасового рабочего дня.

Коммунистическая партия сразу же стала подвергаться жестоким преследованиям - вплоть до того, что 10 января 1923 г. был произведен полицейский налет на помещение Центрального Комитета партии и арест группы его членов.

"Левый картель".

23 сентября 1920 г. премьер-министр Мильеран был избран Президентом республики. После двухмесячного существования кабинета Лэйга в январе 1921 г. был сформирован кабинет Бриана, куда последний, в целях смягчения внутриполитической обстановки, привлек четырех радикалов. Этим самым радикально-социалистическая партия стала, по сути дела, пленницей Национального блока. Представители радикалов (Сарро и др.) остались и в кабинете, сформированном годом позже Пуанкаре.

Пуанкаре проводил реакционную политику еще последовательнее, чем Мильеран и Бриан. Большинство радикал-социалистов не могло, не совершая политического самоубийства, взять на себя ответственность за политические преследования внутри страны, за субсидии католической церкви и за провал внешней политики: оккупация Рура не помогла выколотить репарации, но привела к ухудшению отношений с Великобританией. Поэтому на выборах в мае 1924 г. радикал-социалисты предпочли блокироваться с социалистической партией (и группами, промежуточными между этими двумя партиями). Образованный таким образом "левый картель" получил большинство в палате. Пришлось уйти не только кабинету Пуанкаре, но и Президенту Мильерану, вмешавшемуся в политическую борьбу. На пост Президента был избран правый деятель - Гастон Думерг, а новый кабинет образовал один из наиболее прогрессивных радикал-социалистов - Эдуард Эррио.

Вернувшиеся к власти при поддержке социалистов радикалы круто повернули курс внешней политики: после ряда лет активной агрессивной политики, после поддержки белогвардейцев и белополяков, после вооруженной интервенции в РСФСР были установлены, наконец, дипломатические отношения с Советским Союзом (октябрь 1924 г.). Обещана была эвакуация Рурской области, оккупированной после войны французскими войсками.

В области внутренней политики правление "левого блока" не было успешным: оно натолкнулось на непреодолимое сопротивление финансового капитала. Несмотря на улучшение общего экономического положения, Франция испытывала большие финансовые трудности. Расходы по послевоенной реконструкции составили на 1 января 1925 г. почти 75 млрд франков. Положение французской валюты в связи с неумеренной эмиссией и ростом государственного долга стало чрезвычайно непрочным.

Правительства Бриана, Пуанкаре. 10 апреля 1925 г. кабинет Эррио потерпел в сенате поражение по вопросу о принудительном займе и вышел в отставку. Это был конец "левого картеля". В праворадикальных кабинетах Пенлеве и Бриана капитулировавшая перед реакцией партия Эррио играла уже второстепенную роль. Съезд социалистической партии вынужден был вынести решение об отказе от сотрудничества с радикалами. Единственным "достижением" кабинета Бриана - Лаваля, сформированного в марте 1926 г., было зверское подавление восстания риффов в Марокко. Финансовые трудности устранены не были. 20 июля Бриан ушел в отставку. Эррио была вновь предоставлена возможность создать министерство. "Двести семейств" тотчас же организовали финансовую панику (искусственное понижение курса франка). Радикалы отступили. Премьером стал Пуанкаре. Только правительству Пуанкаре удалось добиться соглашения с банками. Почувствовав у власти своего человека, финансовая олигархия прекратила саботаж и допустила стабилизацию франка, окончательно завершенную декретом 25 июня 1928 г., уже после новых выборов, принесших правое большинство за счет нового поражения радикал-социалистов.

После выборов Пуанкаре и его министр внутренних дел Тардье с еще большим усердием, чем прежде, принялись преследовать коммунистов и усиливать позиции клерикалов (создание специальных епархиальных ассоциаций для управления церковными богатствами и т. п.). Клерикальный крен политики правительства вынудил съезд радикал-социалистической партии в ноябре 1928 г. отозвать из правительства министров-радикалов. В истории радикальной партии это был первый случай прямого вмешательства партийного съезда в дела парламентариев. Кабинеты сменялись один за другим, одинаково бессильные справиться с экономическим кризисом. Радикал-социалисты, как и социалисты, были почти неизменно в оппозиции к этим правительствам. Это помогло обеим партиям добиться успеха на очередных выборах (май 1932 г.), когда радикалы получили 183 депутатских места, а социалисты - 130. Демократически-республиканекий союз и другие правые группы оказались в меньшинстве.

Народный фронт.

В сложной обстановке падения производства (за период с 1929 по 1936 г. оно сократилось на треть) и роста безработицы к власти пришли опять радикалы и близкие к ним группы (кабинеты Эррио, Поля Бонкура, Даладье).

Начало 1933 г. ознаменовалось, как известно, захватом гитлеровцами власти в Германии. По примеру гитлеровцев французские реакционеры стали готовить внепарламентские, насильственные действия. Первоначально созданная как союз ветеранов войны организация "Боевых крестов", руководимая полковником графом де ля Рокк, была превращена в массовую фашистскую организацию полувоенного типа с тайными складами оружия. Были и другие фашистские организации (монархическая "Аксьон франсэз", "франсисты" и т. п.). Вместо того чтобы принять меры к подавлению антиреспубликанского заговора, кабинет радикала Даладье подал в отставку, уступив место реакционным правительствам Думерга и Лаваля, которые вырвали у палат чрезвычайные полномочия и издали ряд декретов, под предлогом экономии еще более ухудшивших положение рабочих, служащих и крестьян. Режим чрезвычайных декретов должен был стать первым шагом к упразднению парламентаризма.

Но расчеты Лаваля и де ля Рокка сорвал свободолюбивый французский народ. Рабочий Париж ответил на фашистскую манифестацию б февраля 1934 г. грандиозной демонстрацией 9 февраля, а 12 февраля - общегородской политической забастовкой. Волна митингов и демонстраций прокатилась по всей Франции. Социалистическое руководство вынуждено было, наконец, принять предложения коммунистической партии о едином фронте. Под давлением масс руководители Всеобщей конфедерации труда были вынуждены в марте 1936 г. согласиться на восстановление профсоюзного единства: Всеобщая и Унитарная конфедерации труда образовали единую конфедерацию.

К движению присоединились и радикалы. Главной причиной этого было давление крестьянства, разоряемого налогами, банковскими процентами, ипотеками, арендной платой, возросшей по сравнению с довоенным уровнем в 6-7 раз. Если бы радикалы не присоединились к коммунистам и социалистам, они рисковали бы остаться без сторонников. Так появился Народный фронт, к которому давно стремилась коммунистическая партия и который она неустанно и с успехом пропагандировала в массах.

Очередные (1936 г.) выборы дали Народному фронту подавляющее большинство голосов (5,6 млн из 9,8 млн) и депутатских мандатов. Было избрано 72 коммуниста. Правительство (впервые в истории Французской республики) сформировал лидер социалистической партии Леон Блюм из социалистов и радикалов. В 1937 г. под влиянием мощного забастовочного движения, напугавшего предпринимателей, кабинет Блюма провел через палаты закон о сорокачасовой рабочей неделе при повышенной заработной плате, об оплачиваемых отпусках, коллективных договорах и фабричных старостах, о кредитах крестьянству, об отмене лавалевских декретов об "экономии". Были распущены "Боевые кресты".

Но триумф демократии был недолговечен. Натолкнувшись на сопротивление буржуазии, радикалы и окружение Блюма капитулировали. Ассоциация предпринимателей требовала отмены сорокачасовой рабочей недели, хотя фактически большинство предприятий не было загружено даже при 40 часах в неделю. Свое требование буржуазия подкрепила организованным "бегством капитала" (вывоз капитала за границу). Кризис наступил в связи с гражданской войной в Испании. Блюм отказал в помощи Испанской республике. Победа Франко означала фашистское окружение Франции и смертельную опасность для республики, Так радикалы и социалисты изменили демократии и Народному фронту. Когда сенат в июне 1937 г. отверг финансовые законопроекты кабинета Блюма, что вызвало его отставку, это только оформило новое поражение демократии.

При сменившем Блюма правительстве Шотана, продолжавшем опираться на Народный фронт, реакция готовилась уже к захвату власти. При поддержке правых партий и германской агентуры был организован военно-фашистский заговор так называемых кагуляров (отколовшаяся наиболее фашистская часть сторонников де ля Рокка), вовремя разоблаченный министром внутренних дел социалистом Дормуа. Для того чтобы помешать разоблачению высокопоставленных лиц (Тардье и др.), замешанных в деле кагуляров, кабинет Шотана подал в отставку. Второй кабинет Блюма (март 1938 г.) просуществовал всего месяц. Открыто заявив о своем отказе от борьбы против финансового капитала, Леон Блюм надолго сошел с политической сцены. В апреле 1938 г. был образован кабинет Даладье (без социалистов). Он называл себя, подобно версальцам 1870-1871 гг., "правительством национальной обороны" и, подобно им, он был в действительности правительством национальной измены. Народный фронт оказался окончательно расколотым.

Вторая мировая война.

Над Францией нависла гитлеровская угроза. Но не всем она казалась угрозой. "Комите де Форж" и другие монополии установили теснейшие связи с германскими концернами. Главари буржуазных партий, включая многих радикалов, посещали, не скрывая этого, парижский "коричневый дом" и салоны, открытые гитлеровскими агентами. Гитлер успешно готовил во Франции "пятую колонну".

Распад Народного фронта был лишь частью кризиса всей партийной системы во Франции. Только коммунисты вели твердую и последовательную борьбу с реакцией, разоблачали происки гитлеровской агентуры. В других партиях профашистские тенденции тайно или явно брали верх.

Правительство Даладье отступало перед фашизмом по всему фронту. Получив чрезвычайные полномочия, кабинет Даладье отменил 40-часовую рабочую неделю, предоставил предпринимателям возможность крайнего удлинения рабочего дня, увеличил прямые и косвенные налоги и, чтобы сделать невозможными забастовки, военизировал частные предприятия, имевшие военное значение, транспорт, коммунальные учреждения и др.

В области внешней политики Даладье пошел на открытый сговор с фашизмом, увенчанный позорной памяти Мюнхенским соглашением с Гитлером и Муссолини. Усилия Даладье были направлены на то, чтобы спровоцировать военное нападение Германии на СССР.

Ради этого, а также ради того, чтобы ликвидировать компартию и рабочее движение внутри страны, французская реакция была согласна на капитуляцию перед фашистской Германией. Капитулянты срывали военное производство, проникали в армию, вели пораженческую агитацию.

В сентябре 1939 г. Германия напала на Польшу. Мюнхенское соглашение было разорвано в клочки. Своей целью Германия открыто объявила господство над Европой и над всем миром, уничтожение Франции и Англии, захват колоний. На карту было поставлено не только существование этих государств и их колониальных империй, но и самое существование английского, французского и других народов Европы. Франция и Англия объявили Германии войну. Вторая мировая война началась.

Война застала Францию не подготовленной к отпору Германии. Измена и предательство руководящей верхушки французской буржуазии предопределили военный разгром Франции.

Немало изменников было и в среде генералитета. Старый реакционер маршал Петэн уже в начале 1939 г. установил связи с немцами. Во времена так называемой "забавной войны" (когда на Западе фактически не было военных действий) немецкий фланг был открыт для французского наступления. Силы немцев были в тот момент на Западе втрое меньше французских. Но огромная, мобилизованная с первых дней войны (что обезлюдило промышленность и деревню) армия пряталась за оборонительной "линией Мажино". Вдоль бельгийской границы, где эта линия укреплений обрывалась, поставили худшую армию (генерала Корапа). Когда немцы начали наступать, французские генералы один за другим получили от главнокомандующего Гамелэна приказы об отступлении. Если к этому добавить, что Даладье (бывший в течение пяти лет министром обороны), Петэн и Гамелэн отвергли в 1936 г. так называемый "план Кота" (о расширении авиации), а в 1939 г. "план Дотри" об увеличении производства танков и о создании парашютных войск, то картина предательства становится совершенно ясной. Не только ресурсы обширной империи (цветные войска и т. д.), но и ресурсы самой Франции не были использованы.

Правительство Даладье фактически устранило парламент, добившись права законодательствовать путем декретов. Но свои диктаторские полномочия Даладье использовал только для драконовских мер против коммунистов, которые одни предупреждали народ, что активнее всех стремятся вовлечь Францию в войну те, кто собирается предать республику. Депутаты-коммунисты были лишены мандатов и преданы суду при закрытых дверях. Были лишены мандатов 3000 коммунистов - членов генеральных и муниципальных советов и распущены 300 муниципалитетов, где коммунистам принадлежало большинство. Были закрыты 160 коммунистических газет. Социальное законодательство 1936-1937 гг. было отменено. Монополии получали огромные военные заказы и гигантские прибыли, но повышение заработной платы рабочим было воспрещено.

Сорвав, таким образом, оборону страны и разоружив рабочий класс, правительство Даладье в марте 1940 г. уступило место кабинету Рейно, в который вошли и социалисты (министр юстиции Сераль и др.). Кабинет все время пополнялся сторонниками капитуляции. Наконец, в июне на посту вице-премьера оказался Петэн. Когда немцы уже начали наступление и генералы-предатели пропустили германские колонны к сердцу Франции, правительство продолжало заниматься охотой на коммунистов.

Капитуляция.

Подготовка капитуляции началась 9 июня 1940 г., когда один из самых реакционных политиков - Пейрутон был послан в Северную Африку, чтобы обеспечить подчинение правительству колониальной администрации на случай капитуляции. 12 июня новый главнокомандующий генерал Вейган заявил правительству (уже бежавшему из Парижа), что военное положение безнадежно. 16 июня близ г. Бордо в замке, который Петэн окружил войсками, большинством 13 голосов против 11 кабинет решил просить у немцев перемирия. Рейно ушел в отставку, и Президент Лебрен назначил главой правительства того, кто первый потребовал капитуляции, - Петэна.

В радиопередаче из Лондона 23 июня де Голль мог уже с полным правом сказать, что на французской земле нет больше независимого правительства.

Французская буржуазия пошла на капитуляции" потому, что считала своим главным врагом французский рабочий класс. Правители Франции, "дав себя запугать призраком революции, с перепугу положили под ноги Гитлера свою родину, отказавшись от сопротивления"1. Пытаясь ускорить решение о капитуляции, генерал Вейган выступил на заседании кабинета с абсолютно ложным сообщением о том, что в Париже коммунисты подняли восстание.

Три пятых французской земли было оккупировано немцами. Французская крупная буржуазия оккупированной зоны - так же, как и неокуппированной - продолжала свою линию национального предательства. Подчиненная немцам политически, Франция вскоре оказалась подчиненной и экономически.

"Правительство Виши".

Две пятых Франции составили так называемую неоккупированную зону, которая и была предоставлена в распоряжение Петэна и его клики. Центром этой зоны стал курортный городок Виши. Гитлер счел целесообразным сохранить видимость самостоятельного французского "правительства" для того, чтобы французские колонии, флот и внешнеторговые связи не перешли в руки Великобритании. Однако режим Виши был не более, как копией гитлеризма. Авторитарное государство, запрещение рабочих организаций, расовое законодательство, передача просвещения в руки церкви, которая вновь стала государственной, наконец, попытка создать "трехцветный легион" для отправки на советско-германский фронт в состав гитлеровской армии - все это наглядно свидетельствует о фашистском характере режима Виши и о его полном подчинении нацистам.

В состав клики Виши вошло подавляющее большинство деятелей прежних правых партий и некоторые радикалы. К ним присоединились неофашисты типа Марке и Дэа, в большинстве ренегаты социалистической партии. Группа Дэа и еще более бандитская фашистская группа Дорио, обосновавшаяся в оккупированной зоне, играли роль правой оппозиции по отношению к режиму Петэна, что, по мысли немцев, должно было подчеркивать "самостоятельность" последнего. В сентябре - декабре 1940 г. руководителем французского фашизма рядом с Петэном был Лаваль. В декабре он вынужден был уйти, но с апреля 1942 г., когда показная независимость Петэна стала бесполезной для немцев, а мобилизация всех ресурсов Франции для войны на Востоке стала необходимостью, Гитлер опять поставил Лаваля во главе вишийского "правительства".

Каждый день существования режима Виши показывал непримиримое отношение к нему французского народа. Даже люди, не связанные с движением Сопротивления, не признавали режима Петэна-Лаваля. В ноябре 1942 г., в связи с высадкой союзников в Северной Африке, Гитлер отдал приказ об оккупации германскими войсками всей Франции. Существование "правительства" Виши фактически прекратилось.

Борьба за освобождение Франции.

Освобождение Алжира было первым актом освобождения Франции от гитлеровского ига. В день высадки англо-американских войск в Алжире и ряде других портовых городов французское население восстало против вишийской администрации и облегчило десантные операции союзников. Адмирал Дарлан, назначенный Петэном верховным комиссаром Северной Африки, пытался сначала организовать сопротивление, но сразу же попал в руки американцев, отказался от мысли о сопротивлении и с разрешения этих последних сформировал действовавшее от имени Петэна правительство Северной Африки. Так же поступили другие колониальные администраторы Виши. Это была попытка части французского фашизма перейти на службу к американцам и добиться их поддержки против республиканцев.

Англичане же, в отличие от американцев, не поддерживавшие открытых связей с режимом Виши, делали ставку с некоторыми оговорками на движение "Сражающейся Франции", руководимое уже с июня 1940 г. лондонским комитетом генерала де Голля. Заслугой Шарля де Голля было то, что он в день капитуляции призвал французов продолжать борьбу и в трудные для союзников дни сумел отколоть от Виши часть французских колоний (Экваториальная Африка) и флот. Но в составе движения де Голля было немало реакционных элементов из прежних правых партий и даже из числа кагуляров.

Однако главную силу этого движения составили демократические элементы: французская коммунистическая и социалистическая эмиграция, а внутри Франции с ним установило связь широкое антифашистское движение Сопротивления. Это придало движению "Сражающейся Франции"' политический авторитет и вынудило американцев дать согласие на передачу под власть де Голля французской Северной Африки. В 1943 г. в Алжире были созданы новые французские органы власти ("Консультативная ассамблея" и др.), действовавшие уже не от имени Петэна, а именем республики.

Временное правительство.

Весной 1944 г., когда стала ясной - в связи с поражением немцев на Востоке - неизбежность скорого освобождения Франции, де Голлю пришлось впервые допустить в свой комитет представителей коммунистической партии и движения Сопротивления внутри Франции. После этого он решился провозгласить свой комитет Временным правительством Французской республики. Оно было признано СССР, Англией и США. Через 2 месяца после открытия второго фронта в Европе, в конце августа 1944 г., правительство де Голля прибыло в освобожденный Париж. Вместе с коммунистами и социалистами в правительство вошли в большом количестве представители радикалов и правых ("независимые республиканцы"). Среди новых министров были уже деятели движения Сопротивления внутри Франции. В качестве представителя Национального совета Сопротивления вошел в состав совета министров, получив портфель министра иностранных дел, лидер так называемого Народно-республиканского движения - Бидо.

Национальный совет Сопротивления. Инициатором антигерманского движения Сопротивления была коммунистическая партия Франции. К моменту капитуляции она была единственной силой, способной организовать партизанское и вообще подпольное движение против фашистских оккупантов. Уже в мае 1941 г. коммунистам удалось создать массовую организацию Сопротивления - Национальный фронт. Коммунисты были до конца самыми последовательными деятелями Сопротивления. 75 тысяч французских коммунистов погибли от рук гитлеровских палачей.

Позже и социалисты создали ряд групп Сопротивления и объединили их в Движение национального освобождения.

Наконец, некоторые буржуазно-католические группы, убедившись в том, что "правительство" Петэна-Лаваля мало чем отличается от германской комендатуры, объединились в так называемую Гражданскую и военную организацию.

В 1943 г. все три организации вместе с нелегальными профессиональными союзами (опиравшимися на нелегальные "народные комитеты" на предприятиях) создали единый центр - Национальный совет Сопротивления и подпольную армию, насчитывавшую не менее 125 тысяч бойцов. Когда в августе 1944 г. союзники подошли к Парижу, город уже был освобожден войсками Сопротивления и восставшими рабочими столицы.

Национальный совет Сопротивления был, по сути дела, ядром новой демократической государственности, да и на местах в ряде случаев советы Сопротивления создавали временные местные органы власти. Но англо-американское командование не допустило такого развития событий, заявив, что признает только правительство де Голля и уполномоченных им лиц.

Де Голль официально одобрил программу Национального совета Сопротивления: национализацию ключевых отраслей промышленности и банков, чистку государственного аппарата и наказание изменников, привлечение сил Сопротивления к управлению страной.

Однако на деле генерал де Голль и большинство его министров заняли реакционную позицию, предавшие Францию и выполнявшие четыре года немецкие заказы монополии сохранили свое имущество, лишь очень немногие вишийцы были арестованы.

Совершенно иным было отношение союзного командования и де Голля к силам Сопротивления. Вместо того чтобы превратить их в ядро новой, демократической французской армии, их влили в руководимые реакционным офицерством, подобранным еще Дарланом, алжирские войска. Лучшую же часть внутренних сил Сопротивления, освободителей Парижа, - так называемую патриотическую гвардию - в октябре 1944 г. просто разоружили, недвусмысленно заявив, что, если они не подчинятся, в дело вмешаются расквартированные во французской столице американские дивизии.

Известное размежевание сил реакции и демократии произошло в октябре 1945 г. На референдуме из 19 млн голосов (в круглых цифрах) свыше 18 млн подано было за созыв Учредительного собрания, т. е. за создание новой конституции. Тогда же состоялись и выборы Учредительного собрания. Коммунистическая партия оказалась первой по числу полученных голосов и мандатов.

Коммунистическая партия.

Большинство французского пролетариата шло теперь за коммунистами, число членов партии приближалось к миллиону. В возрожденной, насчитывавшей уже около 6 миллионов членов Всеобщей конфедерации труда на три четверти руководящих постов были избраны коммунисты. Коммунисты получили на выборах в Учредительное собрание 4,8 миллиона голосов. Политические позиции коммунистической партии не поколебались и в дальнейшем. На выборах во второе Учредительное собрание за нее было подано 5,2 миллиона голосов, а на выборах в Национальное собрание - почти б миллионов голосов. В Национальном собрании коммунистическая фракция насчитывает 186 депутатов и является наиболее многочисленной.

Социалисты.

Иначе обстояло дело с социалистической партией. Не пожелав установить единый фронт с коммунистами в первом Учредительном собрании, социалисты спасли буржуазный строй во Франции. Благодаря их поддержке де Голль установил реакционный временный режим, ограничивавший власть Учредительного собрания. Благодаря их поддержке де Голль сумел свести к минимуму программу национализации, ограничив ее частью угольных шахт и электростанций, железными дорогами и несколькими банками, причем фактическое управление выкупленной собственностью осталось в руках бывших владельцев. Политика сотрудничества с буржуазией проводилась социалистическими лидерами (во главе которых вновь появился Блюм) и после 20 января 1946 г., когда генерал де Голль подал в отставку и его место занял социалист Феликс Гуэн.

Отставка де Голля была вызвана тем, что социалисты вынуждены были под давлением рабочего класса пересмотреть свои первоначальные позиции по конституционному вопросу и голосовать за демократический проект конституции. Но на референдуме 26 мая 1946 г. социалисты отказались от совместной с коммунистами борьбы за утверждение конституции и заняли позиции пассивного выжидания, что и привело к неутверждению конституции.

Такая политика привела к тому, что социалистическая партия растеряла значительную часть политического авторитета, приобретенного участием в движения Сопротивления. Число членов партии не превышает 200 тысяч. На выборах в первое Учредительное собрание за социалистов голосовало 4,5 миллиона избирателей, на выборах во второе Учредительное собрание - только 4,2 миллиона, а на парламентских выборах в ноябре 1946 г. - меньше 4 миллионов. При этом социалисты собирают больше голосов среди городской мелкой буржуазии, чем среди рабочих. Социалистическая фракция в Национальном собрании насчитывает 106 депутатов.

МРП.

Третьей крупной политической партией оказалось католическое Народно-республиканское движение (МРП), ядром которого послужила существовавшая еще до войны малочисленная и реакционная народно-демократическая партия (христианские социалисты). В отличие от большинства епископов, низшее духовенство Франции недружелюбно отнеслось к германской оккупации. Приходские священники поддержали "народных демократов" - единственную католическую группу, не пошедшую на службу к немцам. При помощи приходского духовенства народно-республиканское движение завоевало себе массовую поддержку среди крестьянства. Оставаясь, в общем, при старой реакционной программе, руководители этого движения приняли активное участие в сопротивлении немецко-фашистским оккупантам, что и создало им политический авторитет. После освобождения Франции крупная буржуазия и Ватикан учли преимущества МРП перед опозоренными капитуляцией старыми буржуазными партиями и предоставили ей большие средства и возможности. На выборах в первое Учредительное собрание МРП получила 4,6 миллиона голосов, во второе - 5,5 миллиона, на выборах в Национальное собрание - 5,2 миллиона голосов. Фракция МРП насчитывает в Национальном собрании 163 депутата и является второй по силе (после коммунистической) парламентской фракцией.

Лагерь крайней реакции.

Радикалы не сумели после освобождения Франции восстановить свое положение. Мюнхенская политика Даладье, как каинова печать, горит на лице радикальной партии. Ей пришлось вообще спрятать свое лицо и выступать вместе с мелкими группами под вывеской Республиканского объединения. Во всех трех Собраниях это объединение насчитывало по несколько десятков депутатов. В таком же положении оказались крайне правые партии; им не помогли многочисленные реорганизации и переименования. Демократический альянс и старая Республиканская федерация уступили ведущее место новой так называемой Республиканской партии свободы, такой же непосредственной агентуре крупных трестов. Крайне правым не удалось создать массовой партии. Все они вместе, имевшие до войны большинство в парламенте, теперь собрали меньше голосов, чем одна коммунистическая партия. В Национальном собрании реакция имеет около 80 депутатских мест, а Республиканское объединение - немногим более шестидесяти. Несколько мандатов принадлежит мусульманским партиям, существующим в колониях.

Борьба между демократией и реакцией.

Политическая борьба велась в течение 1945-1946 гг. вокруг ряда вопросов, решение которых должно было определить судьбу Франции. Коммунисты отстаивали прежде всего принятие демократической конституции, и им удалось добиться значительной демократизации государственного строя. На страже республиканского строя стоят, кроме коммунистической партии и профессиональных союзов, такие массовые организации, как Республиканская молодежь Франции, Союз французских женщин, рабочие комитеты на предприятиях.

Гораздо труднее оказалось защищать экономические интересы трудящихся. Номинальная заработная плата рабочих выросла по сравнению с довоенным уровнем в 4 раза, а цены - в 8-10 раз. Между тем даже минимальное требование ВКТ о повышении ставок на 25% вызвало ожесточенное сопротивление правого лагеря, хотя доходы трестов по сравнению с довоенным временем выросли в шесть раз. Стремясь дискредитировать и ослабить левые партии, в первую очередь коммунистов, предприниматели и банки всеми мерами препятствуют героическим усилиям рабочих поднять производство, отказываются вкладывать капиталы в дело восстановления, стараются сорвать мероприятия по укреплению франка. Методами саботажа реакция пытается сделать то, что ей не удалось на выборах: сорвать план восстановления экономики, вместе с этим сорвать планы национализации промышленности и банков, нарочито создаваемыми трудностями осложнить деятельность правительства, с тем чтобы перейти в наступление и добиться победы.

Борьба идет и вокруг вопросов внешней политики. Коммунистическая партия последовательно добивалась и добивается демократической внешней политики, обеспечивающей безопасность и независимость Французской республики: разоружения и демократизации Германии, ликвидации франкистской диктатуры в Испании, строгого соблюдения Устава Организации Объединенных Наций. Центром сопротивления этой линии являлись правые и социалисты.

Все буржуазные партии ставили перед собой общую цель - отстранить коммунистов от участия в правительстве. Но это означало в послевоенных условиях объявить открытую войну рабочему классу. Социалисты высказывались против создания левого правительства, но за участие коммунистов в широкой правительственной коалиции, боясь, в случае вступления в кабинет без коммунистов, окончательно изолировать себя от рабочего класса и разделить в результате печальную судьбу радикалов. В свою очередь, коммунисты считали более целесообразным в сложной послевоенной обстановке отстаивать интересы трудящихся внутри правительства.

Тем не менее МРП и радикалы непримиримо противились предоставлению коммунистической партии важных постов в кабинете (портфелей иностранных дел, внутренних дел, национальной обороны), согласившись в конце концов лишь на частичное участие коммунистов в руководстве делом обороны. Коммунисты возглавляли министерства промышленного производства, вооружений, труда и, в последнем кабинете Временного правительства (Бидо), кроме того, - министерства реконструкции и здравоохранения. Им принадлежал также пост вице-премьера (М. Торез).

МРП и радикалы не поддержали после выборов в Национальное собрание кандидатуры Мориса Тореза на пост премьера, хотя он был лидером крупнейшей фракции Собрания. Лишь в январе 1947 г., после кратковременного существования правительства Блюма, состоявшего из одних социалистов, удалось сформировать правительственную коалицию.

16 января 1947 г. на объединенном заседании обеих палат парламента состоялись выборы президента республики. Большинством 454 голосов из 833 был избран социалист Венсан Ориоль.

Президент с одобрения Национального собрания поручил формирование кабинета правому социалисту Рамадье.

Больше всего портфелей в первом постоянном правительстве (девять) попало в руки потерпевшей поражение на выборах социалистической партии. Эта партия, несмотря на свою относительную слабость в стране и в Собрании, заняла руководящее положение в правительстве как доверенная партия буржуазии, способная более гибко, чем правые, охранять интересы капитала. Не случайно больше половины министров-социалистов были известны как противники сотрудничества с коммунистической партией.

Коммунистическая партия и Народно-республиканское движение получили по пять портфелей. Такое же количество досталось Республиканскому объединению (радикалы и их союзники), крайне слабому в стране и в Собрании. Однако механизм буржуазной демократии, легко позволяющий поступать прямо вопреки результатам выборов, привел к тому, что сила радикалов оказалась именно в их слабости: маленькая радикальная фракция могла оказаться в роли арбитра между "левой" (социалисты и коммунисты) и "правой" (Республиканская партия свободы, МРП и др.). Из состава правого крыла в правительство вошли два так называемых "независимых республиканца". В оппозиции осталась только Республиканская партия свободы, являющаяся замаскированной фашистской организацией, и созданная позже де Голлем реакционная организация - Объединение французского народа.

Распределение портфелей в правительстве Рамадье не отражало действительной расстановки сил в стране и, самое главное, не отвечало действительной силе и влиянию коммунистической партии. Оно было результатом политической борьбы, в которой правые партии и вместе с ними социалисты добивались устранения коммунистов из правительства, что им удалось только в мае 1947 г. под нажимом и при поддержке американской реакции.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >