Историческая типологизация культуры

Культуры, близкие в пространстве или времени, часто обладают сходными типологическими характеристиками. Это связано как с генетическим родством и взаимовлиянием культур, так и с родственностью исторических и природных условий их существования. Типологизация культур по их пространственным и временным параметрам позволяет не только отразить естественные, объективно обусловленные отношения между ними, но и наиболее полно очертить специфику каждой отдельной культуры и ее место в общем ходе развития мировой культуры. Поэтому она имеет в культурологической науке особое значение. Далее речь пойдет об исторической и региональной типологизации культур, т.е. об их типах, выделенных по хронологическому и географическому принципам.

Культурные эпохи: европоцентристский подход

Различие культур по их принадлежности к историческим эпохам - давняя традиция. В истории обычно выделяются четыре основные части.

  • 1. Древний мир - от выделения человека из животного мира около 2 млн лет тому назад до падения Западной Римской империи. Период включает в себя "доисторическое" и "историческое" время.
  • 2. Средние века - от падения Западной Римской империи до эпохи Возрождения.
  • 3. Новое время - от эпохи Возрождения до Первой мировой войны.
  • 4. Новейшее время - от конца Первой мировой войны до наших дней.

Соответственно, в качестве основных исторических типов культуры традиционно рассматриваются: первобытная культура; античная культура; средневековая культура; культура эпохи Возрождения; культура Нового времени; современная культура.

Следует, однако, иметь в виду, что эта типологизация родилась в русле европейской культуры и выражает ее представления о себе, о своем происхождении, развитии и значении для всего человечества. Она описывает ход культурно-исторического процесса на территории Европы, главным образом, Западной. Но европейские исследователи вплоть до конца XIX в. были уверены в том, что развитие европейской культуры является образцом, которому так или иначе должны следовать другие, неевропейские, народы. Последние движутся вслед за Европой по тем же историческим ступеням, что и она, но только отстают от нее в этом движении. Европейская культура - это наиболее высокоразвитая из всех культур, и в дальнейшем все другие культуры будут постепенно подтягиваться до ее уровня. Такой взгляд на мировую культуру и ее развитие лежит в основе концепции европоцентризма.

Европоцентризм - детище европейской (западной) цивилизации. Он представляет собой апологетику западной культуры, западных ценностей, западного образа жизни. Объявляя Европу центром мировой цивилизации, он проповедует превосходство ее культуры над всеми остальными и необходимость распространения ее во все регионы земного шара. В этом, с его точки зрения, состоит "цивилизаторская миссия" Запада, осуществление которой способствует прогрессивному развитию всего человечества в целом. Видный идеолог европоцентризма, немецкий философ и теолог Э. Трёльч (1865-1923) писал, что у неевропейских народов отсутствует историческое самосознание и критическое отношение к прошлому. Только европейский дух, унаследовавший великую античную культуру и познавший "святые истины христианства", способен понять единство человеческого рода и его исторический путь. Поэтому всемирная история есть история развития европейского духа и проникновения его во все страны. "Для нас существует только история европеизма"1.

Сторонники европоцентризма распространяют периодизацию социокультурной истории Европы на все области земного шара. Это ведет к заметным натяжкам и искажениям реального историко-культурного развития народов неевропейских стран. Но что касается европейских народов, то развитие их культур действительно более или менее вписывается в последовательность перечисленных исторических эпох.

Временные границы первобытного общества определить нелегко. Существа семейства Homo появились около 4 млн лет назад, Homo habilis (умевшие изготовлять каменные орудия труда) - около 2 млн лет назад, a Homo sapiens - около 100 тыс. лет назад. Самый древний из известных городов - Иерихон - возник около 10 тыс. лет назад1, а древнейшие государства образовались на рубеже IV-III тысячелетий до н.э. Первобытный образ жизни сохраняется и в XX столетии - у некоторых племен в Африке, на островах Тихого океана. Но как бы то ни было, ясно одно: эпоха первобытной культуры - самая длительная в человеческой истории. Хотя жизнь древних племен в разных географических регионах имела свои особенности, существуют общие черты, характерные для культуры первобытного типа.

Важнейшей отличительной чертой первобытной культуры являлся синкретизм (от греч. syncretis - соединение) - нерасчлененность, недифференцированность ее форм, которая соответствовала их неразвитому состоянию. Другой важной особенностью этой культуры была ее бесписьменность, обусловливавшая медленность накопления информации в обществе и, следовательно, слабые темпы культурного и социального развития.

Первобытная культура была традиционной и постфигуративной. На ранних ее стадиях, когда язык был еще очень примитивен и возможности речевой коммуникации были невелики, мир смыслов, в котором жил человек, задавался ритуалами. Они являлись невербальными "текстами" его культуры. Подражательность ритуального поведения требовала от каждого индивида следования образцам и исключала творческую самостоятельность. Индивидуальное самосознание в этих условиях развивалось слабо и почти полностью сливалось с коллективным. Индивид не то чтобы должен был вести себя "как все", он просто не мог отступать от ритуальных требований, налагавшихся на его поведение. Особую роль здесь играли запреты - табу, охранявшие жизненно важные для существования племени устои коллективной жизни (порядок распределения пищи, недопущение кровнородственных половых связей, неприкосновенность особы вождя и т.д.). Культура начиналась с введения запретов, которые пресекали асоциальные проявления животных инстинктов, но вместе с тем и сдерживали личную предприимчивость (охранительный характер так или иначе свойствен всякой культуре вообще).

С развитием языка и речи формировался и приобретал все большее значение новый информационный канал - устное вербальное общение. Это сопровождалось развитием мышления и индивидуального самосознания. Индивид переставал отождествлять себя с коллективом, у него появлялась возможность высказывать, предлагать и обсуждать различные мнения и предположения по поводу событий, действий и их последствий, планов и т.д., хотя самостоятельность мышления долгое время оставалась еще очень ограниченной.

На этом этапе духовным основанием первобытной культуры стало мифологическое сознание. Мифы окутывали все формы жизнедеятельности людей и выступали как основные "тексты" культуры. Их устная трансляция обеспечивала установление единства взглядов всех членов племенного сообщества на окружающий мир. Вера в "свои" мифы скрепляла сообщество и вместе с тем отделяла его членов от "чужаков", веривших в иные мифы.

Поэзия мифов была первой формой литературного творчества. Но мифологическая символика воплощалась не только в словесной форме, она выражалась также в знаковых структурах обрядов, пения, танца, рисунка, татуировки, украшения оружия, предметов домашнего обихода и т.д. В результате мифология создавала атмосферу для появления разнообразных видов первобытного искусства. В мифах закреплялись и освящались практические сведения и навыки хозяйственной деятельности. Благодаря их передаче от поколения к поколению накапливавшийся в течение многих веков опыт сохранялся в социальной памяти и образовывал первичный уровень знаний и способов мышления, от которого начинался путь к развитию философии и науки. В мифологических рассказах о божествах, населяющих мир, зарождалось религиозное мировоззрение.

Таким образом, в слитном, недифференцированном (синкретичном) виде первобытная мифология заключала в себе зачатки основных областей духовной культуры, которые выделялись из нее на последующих ступенях развития человеческого общества: религии, искусства, философии, науки.

Эпоха античной культуры начиналась с образования греческих полисов - городов-государств - на присредиземноморских землях Эллады и Малой Азии в начале I тысячелетия до н.э. и завершилась с падением Римской империи в V в. В Греции и Риме в эту эпоху интенсивно развивались скотоводство, земледелие, добыча металлов в рудниках, ремесла, торговля. Распадалась патриархальная родоплеменная организация общества. Росло имущественное неравенство семей. Родовая знать, наращивавшая богатство благодаря широкому использованию труда рабов, вела борьбу за власть. Общественная жизнь протекала бурно - в социальных конфликтах, войнах, смутах, политических переворотах.

Античная культура на протяжении всего времени своего существования оставалась в объятиях мифологии. Более того, она поглощала и перерабатывала разрозненные племенные мифы, сливая их в единую религиозно-мифологическую систему. В VIII-VII вв. до н.э. в поэмах Гомера "Илиада" и "Одиссея" и Гесиода "Теогония" и "Труды и дни" эта система приобретала тот вид, в котором она стала основой всего античного мировоззрения.

Однако динамика общественной жизни, усложнение социальных отношений, рост знаний подрывали архаические формы мифологического мышления. Научившись у финикийцев искусству алфавитного письма и усовершенствовав его введением букв, обозначавших гласные звуки, греки получили возможность записывать и накапливать исторические, географические, астрономические сведения, собирать наблюдения, касавшиеся явлений природы, технических изобретений, нравов и обычаев людей. Весь этот громадный материал было трудно уложить в каноны мифологических рассказов. Необходимость поддерживать общественный порядок в государстве требовала замены неписаных племенных норм поведения, закрепленных в мифах, логически четкими и упорядоченными кодексами законов. Публичная политическая жизнь стимулировала развитие ораторского мастерства, умения убеждать людей, способствуя росту культуры мышления и речи. Совершенствование производственно-ремесленного труда, городского строительства, военного искусства все дальше выходило за рамки освященных мифом ритуально-обрядовых образцов.

Таким образом, расцвет мифологии в античную эпоху сопровождался борьбой против архаических традиций мифологического сознания, сковывавших свободу мысли, рост знаний, развитие трудовой деятельности.

История античной эпохи разделяется на две частично накладывающиеся друг на друга фазы - греческую и римскую античность.

Главными сферами греческой культуры были философия и искусство. Они выросли из мифологии и пользовались ее образами. Но вместе с тем они приобретали значение, выходившее за ее пределы.

Древнегреческая философия - дитя мифологии, которое, подобно Зевсу, выступившему против своего отца Кроноса, вступило в борьбу со своей родительницей. Рождение ее есть рождение нового - философского - типа мышления, орудиями которого служили не наглядные образы и эмоции, а абстрактные понятия. Философское мышление, в отличие от мифологического, стремилось дать объяснение действительности путем рационального, логического рассуждения, а не посредством повествования, достоверность которого с самого начала находилась вне всяких сомнений.

Искусство Древней Греции, как и философия, исходило из мифологии и черпало из нее свои темы и сюжеты. Однако оно начало служить не только ритуально-мифологическим, культовым целям. Произведения искусства приобрели свою собственную, эстетическую ценность, которая определялась не их культовым назначением, а художественными достоинствами. Искусство превратилось в самостоятельную область культуры. В нем возникли и дифференцировались как особые его виды архитектура, скульптура, лирическая поэзия, драма, театр. Древнегреческое искусство во многом предопределило развитие художественной культуры более поздних исторических эпох.

Римская античность заимствовала многие идеи и традиции греческой культуры. Важнейшие культурные новации римской античности связывались с развитием политики и права. Политизированность была характерной чертой римской культуры. Создание детально разработанной системы государственных органов и юридических законов, регулировавших гражданские отношения, судопроизводство и т.д., объяснялось необходимостью обеспечивать управление огромной Римской империей. Римское право до сих пор остается основой, на которую опираются современные правовые системы.

В целом своеобразие античности обусловлено тем, что она, сохраняя мифологическую оболочку, развивала формы культурной жизни, не вмещавшиеся в эту оболочку и разрывавшие ее. Это главное противоречие проявлялось в антиномиях, которые пронизывали всю античную культуру - как греческую, так и римскую. Чувства и разум, вера в "ананке" (судьбу, рок) и дух "агона" (стремление к активной борьбе, состязанию, испытанию своих сил), общественные и личные интересы, зависимость от социума и развитие индивидуальности - таковы противоположности, в попытках гармонично сочетать которые развивалась античная культура.

Средневековье - это тысячелетие, условными историческими рамками которого являются V и XV вв. Культура европейского Средневековья возникла на руинах Римской империи. Ослабление и распад центральной имперской власти сопровождались смутами, войнами, упадком нравов и хозяйственной разрухой. В этой грозовой атмосфере всеобщей неразберихи решалась судьба европейской культуры. Три силы столкнулись в борьбе, от исхода которой зависело ее будущее: дряхлевшая греко-римская культура, варварство и христианство. Самой могущественной из них было последнее.

Возникнув из иудаизма, христианство опиралось на традиции, сложившиеся вне античного мира. От иудаизма оно унаследовало не только идею единобожия (монотеизма) и ветхозаветное Священное Предание, но и отраженные в нем элементы древних восточных культов. Вместе с тем учение Иисуса Христа ввело в сознание людей принципиально новые гуманистические установки. Таким образом, христианство являло собой свежую струю, способную вдохнуть новую жизнь в культуру Европы. К тому же христианское движение, когда рухнула Римская империя, уже имело иерархическую централизованную церковную организацию, сумевшую сосредоточить в своих руках немалые имущественные ресурсы. Все это позволило христианству занять главенствующее положение в европейской культуре, одержав верх над греко-римским многобожием и варварским язычеством.

Однако эта победа не была легкой. Процесс христианизации варваров, ведших беспрерывные войны на территории Европы, затянулся надолго. Около пяти веков ("темные столетия", как иногда называют VI-X вв.) длился период становления новой культуры. 1000-й год может быть условно принят за веху, с которой она вступила в пору зрелости.

Долгая и упорная борьба с греко-римским и варварским язычеством придала специфический облик средневековому христианству и всей основанной на нем средневековой культуре. Христианство вывело народы Европы из варварского состояния, но при этом само поварварски расправлялось со своими противниками. Оно низвергло античные идеалы мудрости и красоты, но вражда к ним вылилась в проповедь ничтожности разума человека и греховности его плоти.

Жестокое преследование еретиков и язычников и христианское милосердие; изощренные богословско-схоластические споры о таинствах Троицы и прочих тонкостях христианского учения и дремучее невежество народа, для которого эти премудрости не имели абсолютно никакого значения; варварское пренебрежение к человеческой личности и христианская забота о спасении души - все это образовало причудливую смесь, составлявшую содержание религиозного сознания в эпоху Средневековья.

Вытесняя язычество, церковь постепенно распространила свое влияние на все стороны жизни общества. Необходимость во всем руководствоваться установленными церковью религиозными догматами стала в средневековом мире "привычкой сознания". Церковные правила регламентировали распорядок дня, церковный календарь устанавливал дни праздников, церковными церемониями сопровождались все важнейшие события человеческой жизни - рождение, свадьба, смерть. На христианских понятиях добродетели и греха строилась нравственность. Правовые кодексы предусматривали наказание за "преступления против веры". Религиозные мотивы во многом определяли внутреннюю и внешнюю политику государств.

Христианское учение задавало исходные позиции, на которых строилось средневековое мировоззрение. Философия и наука находились под строгим контролем: соответствие их содержания христианскому вероучению являлось неукоснительным требованием, которое поддерживалось авторитетом церкви и силой государственной власти. Нарушители этого требования объявлялись еретиками, и если они не "исправлялись", то их сжигали живьем на костре.

Средневековое искусство почти целиком было направлено на религиозно-церковные нужды. Развивалось мастерство иконописи. В живописи и скульптуре господствовали библейские сюжеты. Сложились каноны торжественного и величественного церковного песнопения, появились такие музыкальные формы, как хорал, месса, реквием. Особенно значителен был подъем архитектуры, которую можно, наверное, считать главным видом средневекового искусства.

Грамотность была редким явлением в средневековом обществе. Даже короли не всегда умели читать и тем более писать. Образованными были, как правило, лишь люди священного звания. Образование в обществе поддерживалось почти исключительно усилиями церкви. Вся образовательная система носила религиозный характер.

В средневековом обществе было принято делить всех людей на три разряда: два первых - "молящиеся" (священники) и "воюющие" (рыцари, благородное дворянство) - составляли дворянско-церковную элиту, а простой народ, в основной массе занимавшийся крестьянским трудом, относился к третьему разряду - "трудящимся". Существенной особенностью средневековой культуры был разрыв между элитой и простолюдинами. Быт, нравы, язык и даже характер веры были у них различны. Простому люду идеалы элиты были глубоко чужды. Неискушенный в христианской догматике и лишенный "книжного знания", он был оттеснен от "высокой" культуры. Крестьяне и бюргеры жили размеренной трудовой жизнью, в которой сохраняли свою силу архаические обычаи, подчас никак не согласовывавшиеся с канонами христианской веры.

Было бы неверно видеть своеобразие средневековой культуры только в ее религиозно-христианской окрашенности. На протяжении Средних веков в Западной Европе произошли сдвиги, которые имели лишь косвенное отношение к духу религиозности или даже совершились вопреки ему. В период Средневековья начали зарождаться современные европейские нации, языки и государства, возник иной по сравнению с античным полисом тип европейского города, появились многие приметы "европейского" образа жизни. Именно в эту эпоху вошли в обиход стекло, очки, пуговицы, основные элементы современного костюма (брюки, юбка), мебель с выдвижными ящиками, бумага, письмо птичьим пером, нумерация листов в книгах; были изобретены механические часы, рубанок, огнестрельное оружие, ветряная мельница, хомут и дышло; люди научились применять удобрения, делать железные подковы на гвоздях, изготовлять спирт из зерна, играть в футбол, ориентироваться по компасу.

Западная Европа раннего Средневековья была культурным захолустьем по сравнению с Китаем, Индией или передовыми исламскими халифатами того времени. "По тогдашнему положению Западной Европы никто не мог бы сказать, что позднее она займет главенствующее положение в мире по могуществу и культуре. Превосходством, достигнутым после Возрождения, мы обязаны отчасти культуре и научной технике, отчасти тем политическим учреждениям, которые были постепенно созданы в период средневековья".

Ветер перемен, принесший новые настроения в религиозную атмосферу средневекового мировоззрения, возник в Италии. Первым дуновением повеяло уже в XIV в., но в мощное культурное движение, которое называют Ренессансом, или Возрождением, он превратился в XV- XVI вв.

Величие культуры Возрождения ярче всего проявилось в сфере искусства. Искусство, в особенности живопись, скульптура, архитектура, заняло в ней ведущее место и стало главной ареной ее творческих достижений. Термин "Возрождение" был впервые употреблен итальянским художником и искусствоведом XVI в. Вазари: он писал о возрождении античных традиций в творчестве живописцев, ваятелей и зодчих после упадка изобразительного искусства в эпоху Средневековья. Обращение к античному наследию, однако, не сводилось лишь к его изучению и подражанию ему. Оно было формой, в которой совершился переход к новому идейному содержанию культуры. Основой этого содержания стал гуманизм.

Понятие "гуманизм" ввели в XV в. сами творцы новой культуры. Богословскому знанию, учению о Боге, церковно-схоластической учености - studia divina - они противопоставили studia humana - "познание тех вещей, которые относятся к жизни и нравам и которые совершенствуют и украшают человека". Называя себя гуманистами, они выражали этим направленность своих интересов не на божественные, а на человеческие дела. В центре их внимания находилась живая человеческая личность. Гуманисты восхищались духовной и телесной красотой человека, его разумом и волей, масштабами его творческих достижений. Они полагали, что достоинство человека определяется не его происхождением, богатством или властью, не аскетическим умерщвлением плоти, а, прежде всего, гуманистической "ученостью". Благородным делает человека не принадлежность к знатному роду, а овладение культурой, широкая, многогранная светская образованность, опирающаяся на изучение и христианских, и греко-латинских источников. Писатели и художники, по мнению гуманистов, выше воспеваемых ими героев, потому что слава героя - на кончике пера или кисти творца, дарующего ему бессмертие в своем произведении. Иначе говоря, благородный человек - это гуманист, "аристократ духа". Новый, духовный, аристократизм стал знаменем гуманистической культуры Возрождения.

Гуманизм не был народным движением. Его приверженцы представляли собой сравнительно немногочисленную группу ученых и художников. Можно лишь удивляться тому, как удалось весьма небольшому числу талантливых творцов за короткий исторический срок создать культурное богатство, объем и великолепие которого поражает нас и сегодня. Но творчество гуманистов обращалось к тем, кто был способен прочесть их латинские или хотя бы итальянские трактаты и кого не отталкивала новизна их взглядов и их искусства. Таких было немного. Гуманистическая культура Возрождения имела элитарный характер. Она была доступна только людям образованным и оставалась чуждой широким массам, сознание которых в эту эпоху продолжало пребывать в плену средневековой культуры.

Сами гуманисты также далеко не полностью освободились от средневекового образа мышления. Хотя среди них были открытые вольнодумцы, в большинстве своем они сохраняли искреннюю приверженность христианской вере и католической церкви. Как и средневековые схоласты, они преклонялись перед авторитетами - с той лишь разницей, что ставили авторитет античности наряду с авторитетом церкви, а то и выше него. Суеверия, колдовство, магия, астрология редко вызывали у них сомнения.

Вне сферы искусства влияние гуманистов на духовную жизнь европейского общества было не столь значительно. Как философия, так и естествознание не вышли из-под власти церкви. Схоластика продолжала торжествовать в университетах. Открытие Коперника, опубликованное в 1543 г., долгое время не привлекало внимания, а когда Джордано Бруно попытался придать ему мировоззренческое значение, еретика сожгли на костре (в 1600 г., т.е. уже к концу эпохи Возрождения). Астрономические исследования Тихо Браге и Кеплера, научные идеи Леонардо да Винчи, работы математика Тарталья, посвященные решению прикладных задач механики, землемерия, баллистики, и другие достижения науки Возрождения нашли признание и использование лишь в культуре более позднего времени. Ожидали своего часа и неоцененные современниками политические, правовые, психологические изыскания гуманистов. Семена, посеянные гуманистической культурой, дали всходы позже, в последовавшее за Возрождением Новое время.

Созданная гуманистами культура разрушила господство в обществе строгой аскетической морали Средневековья, которая и до того пользовалась скорее формальным признанием как среди крестьянства, так и у аристократии. Результатом было всеобщее падение нравов в эпоху Возрождения, затронувшее не только мирян, но и духовенство. В остальном же деятельность гуманистов мало сказалась на повседневной жизни большинства населения стран тогдашней Европы.

Гораздо более сильное воздействие на общество в эпоху Возрождения оказала Реформация - народное движение, направленное против католической церкви и приведшее к возникновению протестантизма. Это движение развернулось в XVI столетии. Лидерами его были Кальвин в Швейцарии и Лютер в Германии - люди, весьма далекие от идеологии гуманизма и по своему мировоззрению мало чем отличавшиеся от средневековых еретиков более раннего времени. Гуманизм сыграл в возникновении протестантизма двоякую роль. С одной стороны, Реформация шла по его стопам: гуманизм расчистил путь для нее тем, что подорвал престиж церкви, ослабив ее контроль над искусством и возвысив светскую ученость. С другой же стороны, Реформация была восстанием не только против католической церкви, но и против гуманизма: ее фанатической религиозности и крестьянско-бюргерскому умонастроению был враждебен дух интеллектуальной и нравственной свободы, который несла в себе гуманистическая культура итальянского Возрождения. Борьба между католичеством и протестантством имела для судеб ренессансной культуры трагические последствия. Церковь ответила на Реформацию контрнаступлением: усилением действий инквизиции по преследованию инакомыслящих, введением жесточайшей цензуры и индекса запрещенных книг, основанием ордена иезуитов. Атакуемая со всех сторон, культура Возрождения задохнулась в атмосфере религиозной нетерпимости.

Но эпоха Ренессанса оставила после себя наследие, во многом обусловившее характер дальнейшего культурного развития Европы. Попытка гуманистов синтезировать античную и средневековую культуру привела к созданию необычного, оригинального явления: культура Возрождения была переходной культурой, возможно, "самой великой культурой перехода, которая когда-либо была в мировой истории". Оригинальность ее заключалась в том, что она представляла собой диалог культур. "Ренессанс - это культура общения культур". И если Европа в последующие столетия сумела построить цивилизацию, занявшую ведущее положение в мире, то немалую роль в этом сыграл опыт культурного синтеза, накопленный Возрождением, - опыт усвоения, переработки и соединения в единое целое элементов различных культур.

Новое время - с XVII до начала XX в. - это историческая эпоха, в течение которой культура западноевропейских стран обрела ту развитую форму, которая выделила Европу из всего остального мира и которую обычно имеют в виду, когда говорят о европейской культуре в целом как об особом типе культуры. В предшествующие эпохи культура Европы еще не была "европейской" в этом смысле, а в наше время она уже перестала быть специфически "европейской", т.е. особым социокультурным миром, объединяющим страны Европы в отличие от всех других.

Контуры новоевропейской культуры стали вырисовываться в XVII столетии. Реформация, начавшаяся в эпоху Возрождения, содержала зародыш культуры нового типа. Она проложила дорогу к переосмыслению догматов христианства. Державшаяся на протяжении нескольких веков в Западной Европе монополия папства на посредничество в общении человека с Богом рухнула. Духовная атмосфера в обществе изменилась. Английская революция в XVII в. и затем французская в XVIII в. - вехи, ознаменовавшие наступление новой эры в истории Европы и становление новой европейской культуры.

В борьбе с церковью были заложены основы научного естествознания. Великие философы того времени освободили философию от схоластики и повернули ее лицом к науке. Основой философского познания для них стала не слепая вера, а разум, опиравшийся на логику и факты. Вместо того чтобы исходить из истин веры как заранее заданных аксиом, они стали рассматривать их как следствия, которые вытекали (или не вытекали!) из создававшихся ими философских систем. Постепенно общественная мысль все больше обретала независимость от религии. Навсегда сохранив свои христианские корни, христианские ценности и идеалы, европейская культура с течением времени взрастила на них дух либерализма и даже, как это ни странно, атеизма. Христианская религия осталась важнейшим фактором духовной жизни общества, но прежнему безраздельному владычеству ее над всей культурой пришел конец. Европейская культура стала культурой светской.

С XVII в. взяла начало и другая особенность культуры Нового времени - ее многоязычность. Средневековая латынь уступила место национальным языкам, и это, с одной стороны, обогатило европейскую культуру традициями и опытом народного творчества, а с другой - сделало достижения культуры более доступными для народов Европы. Начался подъем национальных культур, что стало базой развития общеевропейской культуры, единой в своем многообразии. Контакт и взаимодействие культур были одними из решающих условий культурного прогресса, выведшего Европу в Новое время на лидирующие позиции в мире.

XVIII столетие, вошедшее в историю как век Просвещения, определило основные тенденции, сформировавшие облик европейской культуры Нового времени. В это время начинается и в последующие столетия возрастающими темпами продолжает идти индустриализация общественного производства. Растут города, развивается предпринимательство, на смену феодально-сословному обществу приходит общество капиталистическое. Это коренным образом изменяет не только материальный базис культуры, но и все ее содержание. Культура Нового времени обращается лицом уже не столько к небу и к Богу, сколько к земле, к обществу и к человеку. Существенное место в ней занимают проблемы, связанные с обоснованием экономических, политических, правовых, нравственных принципов общественной жизни, с поиском более совершенных форм ее организации (идеи английской политической экономии, утопический социализм). В искусстве появляются сентиментализм и романтизм - стили, выражающие различные реакции людей на новые условия общественного бытия.

Европейская культура проникается духом деловитости, практицизма, утилитаризма, который рождается буржуазным предпринимательством. Протестантские идеалы личной ответственности человека перед Богом и людьми за исполнение своих земных обязанностей приходятся здесь как нельзя более кстати. Они способствуют формированию добросовестного отношения к труду, к семье, к собственности, без чего было бы немыслимо развитие капитализма. Динамичность, активность, нацеленность на получение выгоды становятся если не всецело одобряемыми, то, во всяком случае, более или менее оправдываемыми культурой нормами человеческого поведения.

На небывалую прежде высоту поднимается авторитет знания, добываемого наукой и философией, что в немалой степени также связано с подготовкой и осуществлением социальных и политических преобразований общества. Развитие знаний, рост образования рассматриваются как движущая сила общественного прогресса. Ученые и философы становятся и остаются на протяжении всего Нового времени "властителями дум" в обществе. Европейская культура в целом приобретает преимущественно рационалистический характер, что резко отличает ее от средневековой культуры, где преобладали мистические настроения.

В XIX в. европейская культура Нового времени вступает в пору зрелости. В большинстве стран Европы утверждается капиталистическая система хозяйствования со свойственными ей формами экономических и политических отношений. Растет крупное машинное производство, для которого нужны квалифицированные инженеры и рабочие. Общество осознает необходимость сделать просвещение более доступным для широких слоев населения. Развивается сеть школ и профессиональных учебных заведений, расширяется контингент студентов университетов и институтов. Общеобразовательный и культурный уровень масс быстро повышается. Грамотность становится общей культурной нормой.

На новый качественный уровень поднимается техническая культура общества. Наука XIX в. превращается во всеохватывающую систему знаний и приобретает классический характер. Ее основные идеи и принципы рассматриваются как окончательно установленные незыблемые истины. В искусстве одним из главных направлений становится реализм. Значительно расширяется круг публики, читающей художественные произведения, посещающей театры, концерты, выставки.

Однако уже в середине XIX в. на фоне, казалось бы, радующих глаз перспектив социально-экономического, технического и научного прогресса появляются признаки надвигающегося кризиса европейской культуры. Выходят в свет философские работы, проникнутые духом иррационализма и пессимистическим умонастроением (Шопенгауэр, Кьеркегор). Развертывается критика буржуазного общества. О приближающемся конце того типа культуры, который оно создает, говорят мыслители, с совершенно различных позиций подходящие к разоблачению его пороков, - Маркс и Ницше. Разочарование в идеалах, утрата веры в непреходящие жизненные ценности, потеря общезначимых социальных, нравственных, эстетических ориентиров все явственнее сказываются в европейском искусстве последней трети XIX столетия. С 1880-х гг. в моду входит термин "декаданс" (так назывался французский журнал, начавший издаваться в эти годы). Декаденты говорили о сумерках культуры, упадке нравов, деградации искусства, бессилии человека перед лицом мрачных роковых сил, управляющих его судьбой. Под декадансом стали понимать настроение усталости, пессимизма, отчаяния, распространяющееся в обществе ощущение приближающегося распада и заката культуры.

В XX в. европейский тип культуры распространился далеко за пределы Европы, охватив другие континенты - Америку, Австралию - ив большей или меньшей степени войдя в жизнь ряда азиатских и африканских стран, таких как Япония, Сингапур, ЮАР. В значительной мере утратило силу и прежнее противопоставление культур Европы и России. Имея в виду, что культура европейского типа уже не является характерной лишь для Европы, ее обычно называют западной культурой. Конечно, всюду есть свои особенности, но все же можно говорить о наличии общих черт, типичных для западной культуры в целом и так или иначе проявляющихся в культурной жизни всех стран, охваченных ею.

Современная западная культура - это культура, основанная на предпринимательстве, бизнесе, деловитости. Ее главные герои - люди, умеющие делать деньги. В ней ценятся активность, рациональность, профессионализм. Она исключительно динамична: быстро меняются условия жизни, техника, моды, стандарты, утрачиваются старые, державшиеся веками традиции, работникам любой специальности приходится не раз в течение жизни переучиваться. Практицизм, индивидуализм, погоня за материальными благами, специфическое отношение ко времени ("время - деньги") во многом разрушают сложившиеся в прежние времена идеалы человеческого поведения, человеческих взаимоотношений.

Технический прогресс неизмеримо увеличил производительность труда, что привело к перемещению основной массы трудоспособного населения западных стран из сельского хозяйства и промышленности в сферу культуры и обслуживания (транспорт, связь, торговля). Бытовая техника заполнила человеческое жилье. Образование, в том числе высшее, стало массовым. Наука углубилась в микромир и космос, создала новые химические материалы с необычайными свойствами, нашла способы преодоления множества неизлечимых ранее болезней, открыла пути генной инженерии. Компьютеры и электронные средства связи произвели настоящую революцию в условиях интеллектуальной деятельности человека. Возникли новые формы и жанры искусства, связанные с использованием техники (художественная фотография, электронная музыка, компьютерная графика и пр.), приобрели популярность массовые художественные зрелища, получила развитие тенденция к синтезу различных искусств, спорт стал сближаться с искусством.

Достижения западной культуры XX столетия оказались настолько значительны, что преобразовали жизнь всего человечества. Но вместе с тем современная западная культура страдает опасными недугами, которые, если с ними мириться и не принимать против них никаких мер, угрожают свести на нет все ее достижения. Она внутренне противоречива и конфликтна: ее пороки вытекают из ее достоинств и в то же время подрывают их. Можно выделить целый ряд антиномий, болезненно переживаемых современной западной культурой: свобода и насилие, элитарность и массовость, плюрализм и унификация, технизация и гуманизация.

Философы, ученые, писатели, публицисты бьют тревогу, говоря о "язвах" западной цивилизации и предупреждая о бедах, которые нависли над человечеством в результате ее развития. Приведем некоторые их высказывания.

В западной цивилизации происходит замена творчества трудом, духовности - интеллектом, разнообразия природной среды - унылым однообразием городских домов, высокого искусства - примитивными развлечениями, глубоких чувств - мимолетными эмоциями (О. Шпенглер).

Современная западная культура насквозь проникнута чувственным началом, стремлением к чувственным удовольствиям и наслаждениям; она утратила духовность и потому обречена на разложение, которое завершится лишь тогда, когда возникнет новая духовность, несущая новые нравственные и социальные идеалы (П. Сорокин).

В XX в. произошло "восстание масс", которые враждебны к непонятной и недоступной для них элитарной культуре; происходит "дегуманизация" искусства, примитивное и стандартизованное массовое искусство захлестывает общество, и культура его приходит в упадок (X. Ортега-и-Гассет).

Современное западное общество все более превращается в "мегамашину" - предельно рационализированный и бюрократизированный механизм, который подавляет личность и превращает ее в бездушную деталь, выполняющую положенные ей обязанности; личностные связи людей подменяются технологическими отношениями, гуманизм и справедливость падают жертвами бездушной организации общества (Л. Мэмфорд).

Технический прогресс разрушает природную среду, и если он будет продолжаться в том же направлении, в каком идет сейчас, будут уничтожены экологические условия существования человечества (А. Печчеи, Ж. Фурастье, Н. Моисеев и др.).

Запад создал репрессивную культуру, в которой естественные, "витальные" потребности людей деформируются и остаются неудовлетворенными; люди живут неполноценной жизнью, выступая лишь как "одномерные существа", как "функционеры", изготовляющие и потребляющие блага; спасти общество может только бунт против технократической репрессивной культуры - "антропологическая революция", движущими силами которой должны стать еще не интегрированные индустриальным обществом группы (молодежь, люмпены, экономически отсталые народы) (Г. Маркузе).

Западные народы вступили в дряхлый возраст, утратили "пассионарность", а вместе с ней - страстность, энергию и жизнестойкость; они изнежены, привыкли к комфорту и наслаждениям, и рано или поздно им придется сойти с исторической сцены под напором более молодых и свежих сил (Л. Гумилев).

Существование западной цивилизации поставлено под угрозу со стороны растущего национализма экономически отсталых стран Азии и Африки; ослабленный внутренними противоречиями Запад может оказаться не в состоянии противостоять агрессивным разрушительным импульсам, исходящим из этих стран, и погибнуть в новых войнах, развязанных фанатиками с ядерными бомбами в руках (Р. Хантингтон).

Вероятно, некоторые из этих мрачных соображений не вполне корректны. Но нельзя легкомысленно игнорировать опасности, на которые в них обращается внимание, так же как и впадать в безнадежный пессимизм, пассивно ожидая катастрофы, которая может привести к гибели человечества, или в ретроградство, призывая остановить прогресс и отказаться от достигнутых им благ. Есть основания полагать, что порожденные современной цивилизацией опасные тенденции будут преодолены средствами, которые она сама найдет в ходе своего дальнейшего развития. Однако для этого требуется прикладывать необходимые усилия, а не просто ожидать, что все само собой "образуется".

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >