Методология религиоведения второй половины XIX — начала XX века

Иногда религиоведение и теологию сближают на основании того, что они имеют частично совпадающие предметы исследования и оперируют одними и теми же данными. Действительно, религиоведы всегда уделяли большое внимание Священному Писанию и Священному Преданию, истории теологической и религиозно-философской мысли, экклезио- логии, христианским обрядам и праздникам. В свою очередь, наиболее образованные и дальновидные теологи стремились осмыслить данные и теоретические выводы современной им науки и использовать их в своих целях. Ярчайшими примерами этого могут служить библейская археология, получившая небывалое развитие в XIX—XX вв. теория прамонотеизма

Вильгельма Шмидта (1868—1954), опирающаяся на огромный массив этнологических и исторических данных, теологические по своей сути концепции Рудольфа Отто (1869—1937) и Фридриха Хейлера (1892—1967), насыщенные религиоведческим материалом.

Кроме того, в последние годы в религиозно-философской и теологической литературе прослеживается тенденция к расширительному истолкованию теологии. Так, канадский неотомист Б. Лонерган утверждает, что «теология представляет собой рефлексию по поводу религии. Она служит опосредующим звеном между религией и культурой. Ее функция состоит в том, чтобы прояснить значение и ценность религии в контексте любой из существующих культур»[1]. Подобные определения полностью стирают грань между теологией и религиоведением. Учитывая, что предметы религиоведения и теологии частично совпадают и что предмет теологии все чаще истолковывается предельно широко, фундаментальные различия между религиоведением и теологией, очевидно, следует искать в сфере методологии. Разработкой методологических проблем науки о религии во второй половине XIX в. занимались многие ученые. Среди них в первую очередь следует упомянуть М. Мюллера. «До Макса Мюллера, — отмечает современный историк религиоведения Эрик Шарп, — область изучения религий была обширной и наполненной разнообразными данными, но фактически в ней царил хаос. После Макса Мюллера она предстала как нечто целостное и поддающееся освоению при помощи некоторых методов. Короче говоря, появилась возможность объяснять многочисленные данные научно»[2]. Именно М. Мюллер ввел понятие «наука о религии», сформулировал важнейшие методологические принципы этой науки и дал мощный импульс для ее дальнейшего развития.

  • [1] Lonergan В. Philosophy of God and Theology. London, 1973. P. 22
  • [2] Sharpe E. Comparative Religion. A History. P. 46.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >