Проблемы этики в современной психологии и этические принципы в работе практического психолога

Этика (греч. ethika от ethos — нрав, обычай, характер, образ мысли) — это наука, изучающая вопросы нравственности и морали. Традиционно при рассмотрении основных этических принципов, регламентирующих деятельность практического психолога, выделяют правовой, моральный и нравственный уровни.

Правовой уровень основан на серии нормативных документов. Наиболее известные из них: «Всеобщая декларация прав человека», «Конвенция о правах ребенка», «Конституция Российской Федерации», «Закон Российской Федерации об образовании». Также к этой категории документов относятся должностные инструкции психолога, находящегося на различных трудовых постах.

Многие из этих документов носят декларативный характер, а после их чтения возникает вопрос, что же все-таки является высоким уровнем профессиональной нормы.

Моральный уровень раскрывается во всевозможных стандартах, кодексах, уставах. Как правило, эти нормативы прежде всего ориентированы на приоритет интересов клиента, а сами принципы звучат достаточно директивно: «Не навреди!», «Не навешивай ярлыков», «Принимай клиента таким, каков он есть», «Сохраняй профессиональную тайну» (один из важнейших принципов в деятельности психолога — принцип конфиденциальности).

Безусловно, профессиональная компетентность предполагает знание этического кодекса. Но иногда встречаются ситуации, в которых психолог, даже хорошо знакомый с этическими принципами, все же нарушает их. Иногда возникают обстоятельства, неординарные ситуации, в которых психологу приходится ориентироваться не столько на этический кодекс, сколько принимать решения самостоятельно, опираясь на собственные нравственные приоритеты. Жизнь гораздо сложнее любого этического

кодекса, и, конечно, в этическом кодексе невозможно предусмотреть и прописать абсолютно все правила и полное руководство к действию.

Нравственный уровень предполагает достаточно высокий уровень самосознания и личностную зрелость. Здесь речь идет о внутреннем духовно-нравственном стержне. Также важна мировоззренческая позиция психолога, отношение психолога к себе и к миру.

В психологическом консультировании нередко решающую роль играет слово (или высказывание), выражающее способ разрешения критической ситуации собеседника. Назовем его ключевым словом-высказыванием.

Особо отметим чувство радостного согласия, возникающего у собеседников при нахождении ключевого слова-высказывания. Само оно обретается в ходе обоюдных встречных усилий. Создается впечатление, что ключевое слово-высказывание рождается не в сфере «Я», а в сфере «Мы».

Следует отметить, что не во всяком общении происходит речевое «попадание в цель»: при поверхностном, формальном, деловом, закрытом манипулятивном и тому подобных видах общения этого не наблюдается. Когда собеседник является «объектом воздействия», выступает средством для осуществления каких-либо целей, слово-высказывание не рождается, а вспоминается и употребляется. Рождение слова происходит лишь в субъект-субъектном общении, где собеседник становится центром внимания как неповторимая индивидуальность[1].

При рассмотрении нравственного аспекта профессиональной этики выделяются две линии:

  • 1) взаимоотношения в диаде «психолог — клиент»;
  • 2) личностный уровень самого психолога, включающий отношение к самому себе, а также собственному представлению о том, как должно быть, о справедливости и т.п. Второй уровень неизбежно будет затрагивать и более глубокий пласт: ценности социума, окружающего мира, всей человеческой культуры.

Во многих гуманитарных науках, т.е. науках, ориентированных на человека, этика выходит на первый план, становится необходимым условием осознания профессиональных целей, ценностей и смыслов. Этика выступает важнейшим ориентиром профессиональной деятельности в сфере «человек — человек», например, в профессиях психолога, врача, педагога. Г. Мюнстерберг отмечал: «Об учителе, сидящем за своим столом, точно так же, как о священнике на кафедре, можно сказать, что, не имея веры в сердце, он осужден. Воодушевленная вера в ценность человеческих идеалов — это самое лучшее, что ребенок может приобрести, сидя у ног учителя. В высшем смысле это самая полезная вещь, которая может быть усвоена в классе»[2].

Итак, в целом профессиональная этика психолога регулирует отношение психолога к своему профессиональному долгу. Рассмотрим основные этические противоречия, которые наиболее часто возникают в процессе профессиональной деятельности психолога.

1. Одно из таких противоречий возникает в случае, если психолог желает во что бы то ни стало помочь клиенту, а точнее сказать — «причинить помощь», даже когда клиент не готов ее принять. Здесь важно разобраться в истинных мотивах, которые побуждают психолога к подобным действиям. Например, одним из истинных мотивов здесь может выступать желание опекать, занимать родительскую позицию. В данном случае часто включается установка «я лучше знаю, что тебе надо». В действительности такой подход приводит к тому, что клиент оказывается в непродуктивной детской позиции, в которой не получается принимать самостоятельные решения, а психолог питает свою «уникальность», «возвеличивает себя» (так проявляется нарциссическая позиция, самолюбование).

Нарциссизм — черта характера, выражающаяся в чрезмерной самовлюбленности. Психологический термин «нарциссизм» происходит от имени персонажа древнегреческой мифологии — прекрасного молодого человека Нарцисса, который отверг любовь нимфы Эхо, и в наказание был обречен богами влюбиться в собственное отражение.

Кроме этого, подобный дисбаланс в диаде «психолог — клиент» может привести к проявлению манипулятивности.

2. Противоречия между интересами общества и конкретного человека. Это противоречие само по себе неоднозначно. С одной стороны, для многих личностей, вошедших в историю, интересы общества были приоритетными, но с другой — существуют и многочисленные примеры одиночества подлинной личности.

Американский психолог и психотерапевт Карл Роджерс главной причиной одиночества считал расхождение между идеальным образом себя и реальностью. То есть, с одной стороны, причина одиночества кроется в самом человеке, а с другой — «общество вынуждает индивида действовать в соответствии с социально оправданными, ограничивающими свободу действий образцами, что ведет к противоречию между внутренним, истинным “Я” индивида и проявлениями “Я” в отношениях с другими людьми». Человек опасается быть отвергнутым, и поэтому начинает включаться в роли, навязываемые обществом, ощущая при этом бессмысленность существования и одиночество.

Философы-экзистенциалисты (Ж.-П. Сартр, М. Хайдеггер, Э. Фромм и другие) считали, что человек изначально одинок, а одиночество — естественное состояние его жизни. И так как в экзистенциальной парадигме одиночество рассматривалось как некоторая жизненная закономерность, то считалось закономерным, естественным преодолеть страх перед одиночеством, смириться с ним, относиться к нему как к естественной части жизни.

3. Соотношение понятий «свобода и ответственность», «свобода выбора».

По М. Хайдеггеру, «бытие самого себя» одновременно с «бытием с другими» возможно только при отличии «Я» от других. Следовательно, человек, желая остаться самим собой, должен противостоять «другим», отстаивать свою идентичность. Только в этом случае он будет свободен. Свобода — самое глубокое определение бытия, «основа основ», помещающая экзистенцию в перманентную ситуацию выбора[3].

По мнению Ж-П. Сартра, основа бытия человека — свобода, ибо ему не остается ничего иного, кроме как осуществлять себя самого, т.е. делать из себя то, что он есть; он осужден быть свободным. Важнейшее условие жизни человека, ее стержень, основание активности — свобода. Человек находит свою свободу и проявляет ее в выборе, но не в простом, второстепенном, а в жизненно важном, судьбоносном, когда решения избежать нельзя. Все эти вопросы жизни и смерти, экстремальные ситуации — жизненно важные для человека проблемы. Такой вид решения Ж.-П. Сартр называет экзистенциальным выбором. Сделав экзистенциальный выбор, человек определяет свою судьбу на многие годы вперед, переходит из одного бытия в другое. «Будущее выступает для человека не как один проект, а как ансамбль проектов, и человек всегда имеет возможность модифицировать его»[4].

Мы несем ответственность, говорил Ж.-П. Сартр, за то, что делаем из мира. Такая ответственность внушает страх, и поэтому свобода может быть пугающей, и мы, возможно, попытаемся убежать от нее. Свобода для Ж.-П. Сартра — не качество индивида или его действия, это скорее сверхисторическое определение родовой сущности человека. Достижение свободы происходит в выборе себя: «Для человеческой реальности быть — означает выбирать себя»[5].

По мнению Э. Фромма, позитивная свобода («свобода для») — главное условие роста и развития человека. Свобода амбивалентна; она одновременно и дар, и бремя. При достижении свободы человек реализует возможность жить спонтанно и полностью раскрывает свои способности. Ясное осознание всех аспектов ситуации помогает сделать оптимальный выбор[6].

  • 4. Различия в мировоззрении психолога и клиента, а также порой противоположные нравственные ориентиры, жизненные ценности и смыслы клиента и психолога. Может проявляться, например, в желании психолога, психотерапевта навязать свою религиозную (атеистическую) позицию клиенту. Здесь будет уместно вспомнить мысль Л. Н. Гумилева, считавшего, что культура начинается с признания нрава на существование другой культуры, при этом, как только некая культура начинает считать себя самой совершенной, самой развитой, единственной, имеющей право на существование, в этот же момент эта культура и заканчивается. Во многом здесь идет речь о балансе в психологе позиций человека и специалиста, а также о том, насколько психолог может проявлять в процессе работы свою мировоззренческую позицию.
  • 5. Также возникают этические проблемы и противоречия, связанные с выбором тех или иных методов (в научно-исследовательской работе, в консультативной практике). Противоречия между внешней свободой выбора и «внутренней несвободой», своеобразным «искушением». Например, психолог получает заманчивое (и очень неплохо оплачиваемое) предложение от руководителя крупной компании, связанное с тестированием персонала и выявлением личностных характеристик. Условие, которое ставит руководитель, заключается в предоставлении ему лично всех результатов диагностики с указанием персональных данных сотрудников. В этом случае существует соблазн поступиться профессиональной этикой, нарушив принцип конфиденциальности.

Приведем еще один пример, но уже из школьной практики. Директор гимназии велит психологу объяснить родителям трудного подростка, что их ребенку не место в столь престижном образовательном учреждении, хотя психолог понимает, что на самом деле, демонстративное поведение старшеклассника связано с давним конфликтом с классным руководителем и вызвано неоднократным унижением подростка. Как бы вы поступили в этом случае, занимая должность педагога-психолога гимназии?

  • [1] Флоренская Т. Л. Диалог в практической психологии. Наука о душе. С. 190—191.
  • [2] Цит. по: Бачков И. В., Гриншпун И. Б., Пряжников II. С. Введение в профессию «психолог». С. 282.
  • [3] Хайдеггер М. Время и бытие // Статьи и выступления. М.: Республика, 1993.
  • [4] Сартр Ж.-П. Тошнота // Сартр Ж.-П. Избранные произведения. М.: Республика, 1994.С. 483.
  • [5] Там же. С. 440.
  • [6] Фромм Э. Бегство от свободы. Человек для себя. М.: ACT, 2006.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >