Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Педагогика arrow ИСТОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ ПЕДАГОГИКИ И ОБРАЗОВАНИЯ
Посмотреть оригинал

ВОСПИТАНИЕ, ШКОЛА И ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ В ДРЕВНЕЙ РУСИ И РУССКОМ ГОСУДАРСТВЕ

Влияние Византии на педагогическую мысль и школьную практику Древней Руси

Отечественная культура начала формироваться в процессе интеграции различных языческих традиций. В связи с этим остро встала необходимость поиска основы для их объединения в общерусскую культуру, без которой не могло существовать единое государство.

Идеологической платформой для формирования общегосударственной культуры, охватывающей все сферы жизни человека, стало крещение Руси, начавшееся в 988 году и сопровождавшееся принятием христианской веры в её православной греко-византийской разновидности. Данное религиозное учение оказалось близким традиционному образу жизни и мышлению русских людей, стремящихся к братскому единению и получившим для этого новую основу. Так, если у языческих славян общинное мировосприятие формировалось в процессе совместной практической жизнедеятельности, то с приходом христианства оно продолжило своё становление и развитие уже в духовной плоскости вокруг православной церкви-общины, содержательно воплотившись в итоге в понятие «соборность», характеризующее специфику отечественного менталитета.

Очень важным для будущего страны стало и то, что принятие нового религиозного вероучения позволило Древней Руси соприкоснуться с культурным миром западноевропейских стран, принявших христианство несколькими веками раньше в его римско-католическом варианте, а также открыло дверь к достижениям мировой цивилизации, в том числе и в области образования.

Главным носителем этих достижений в те времена (X— XI вв.) была переживавшая свой расцвет Византия. Она являлась прямой наследницей античной культуры и связывала её со Средневековьем. Кроме того, через Византию проходил своеобразный культурный мост, соединявший цивилизации Востока и Запада. Переплетение различных ветвей мировой культуры способствовало появлению византийского культурного феномена, характерными чертами которого были православная христианская религия, интерес к античной философии, высокая образованность, престижность книжных знаний, развитость светского образования и педагогической мысли, подчинение школы и церкви власти кесаря и др.

Установление и укрепление тесных контактов с Византией положило начало активному усвоению древнерусским государством византийского культурного опыта, которое происходило на основе сложившихся древнеславянских традиций с учётом социальной специфики того периода. Особо благотворно византийское влияние сказалось на образовании, дав толчок развитию и школьного дела, и религиозно-педагогической мысли.

Как и в Византии, первые школы на Руси подчинялись руководителю светской власти. Уже в год крещения (988) князь Владимир открыл в Киеве школу «учения книжного», после чего подобные учебные заведения появились в Великом Новгороде и некоторых других древнерусских городах. Главной отличительной особенностью этих школ и в целом древнерусского образования стало то, что языком обучения здесь был не греческий, как в Византии, и не латинский, как в Западной Европе, а славянский. Получение же знаний на родном языке делало их более осознанными и увеличивало возможности для демократизации и гуманизации педагогического процесса. Этому способствовали сложившиеся в веках народно-педагогические традиции умственного воспитания и наличие собственной письменности, созданной в IX веке византийскими миссионерами Кириллом и Мефодием на основе греческого алфавита с учётом фонетической специфики славянских диалектов.

Благодаря появлению письменности начиная с XI века педагогическая мысль концентрируется не только в устном народном творчестве, но и в произведениях древнерусской литературы, несомненное влияние на которую оказали нахлынувшие из Византии сборники сочинений иностранных авторов.

Широкое распространение в Древнерусском государстве получили Изборник 1073 года, Изборник 1076 года, «Злато- струй», «Пчела», «Златая цепь», «Измарагд», «Пролог», «Физиолог», «Шестодневы» и др., в которых содержались сочинения и высказывания авторитетных византийских богословов (Василия Великого, Иоанна Богослова, Иоанна Златоуста, Григория Нисского, Иоанна Дамаскина и др.), фрагменты из работ по логике и математике Аристотеля, изречения Демокрита, Сократа, Пифагора, Плутарха, Эврипида, эпизоды из биографий Александра Македонского, спартанских царей Агесилая и Леонида, восточных правителей Дария, Кира, Креза и других великих людей. Эти произведения были популярны и имели большое хождение на Руси в течение нескольких веков, став своеобразной хрестоматией по истории зарубежной религиозной, научно-философской и педагогической мысли. Благодаря им русские люди отчасти приобщились к гуманистическим античным идеалам и миросозерцанию, познакомились с некоторыми педагогическими идеями Древнего Востока и в полной мере восприняли христианское православное учение о воспитании.

Однако сильное влияние византийской культуры на развитие педагогической мысли и образования в Древнерусском государстве не лишило их самобытных черт. Восходящие от язычества народно-педагогические воззрения постоянно переплетались с идеями христианской педагогики и, то противореча, то дополняя друг друга, совместно торили путь к пониманию смысла и накоплению опыта воспитания растущего человека. Ещё Ярослав Мудрый, славящейся своей любовью к книгам и собравший одну из самых больших библиотек в Европе, в то же время был очень разборчив по отношению к иностранным произведениям и, стремясь освободиться от излишне сильного влияния ортодоксальной религиозной литературы Византии, не отражавшей в полной мере духовную атмосферу Киевской Руси, раскрепощал сознание отечественных книжников, освобождая их от жесткого следования требованиям церковных канонов.

Так, уже начиная с первых Изборников, наши соотечественники, которые самостоятельно читали, переписывали и переводили иностранные сочинения, по обыкновению подвергали содержание таких текстов стилистической и языковой правке, вводили новые слова и выражения, характеризующие русский быт, народно-педагогические традиции, открывая тем самым данные источники своему социуму, приближая их к особенностям мировосприятия и реалиям жизни русских людей. Не случайно, что отдельные материалы переводной литературы использовались русскими писателями той поры в собственных произведениях, главной чертой которых была поучительность в духе христианской этики и гуманизма. Наглядным примером тому может служить признаваемое многими высшим достижением педагогической мысли Киевской Руси «Поучение Владимира Мономаха», в котором автор опирается как на свой жизненный опыт и опыт своих предков, так и на известные сочинения византийских «отцов церкви», такие как «Шестод- нев» Василия Великого, «Поучение детям» Ксенофонта, «Стос- ловец» Геннадия и др.

Ярким примером критического осмысления византийско- христианских постулатов является специфическое древнерусское произведение «Вопрошание» (сер. XII в.), написанное диаконом, доместиком (руководителем церковного хора) Антония Римлянина Рождество-Богородичного монастыря в Великом Новгороде Кириком Новгородцем (1110 —?), в дальнейшем, видимо, занимавшим более высокий пост на иерархической лестнице церковной службы. Изложение текста осуществляется им в характерной для эллинских времен вопросно-ответной форме, что подтверждает знакомство автора с античной литературой. Это видно и из того, что Кирик порой цитирует дохристианские и раннехристианские произведения, отвергаемые официальной церковью. В целом же «Вопрошание» можно считать религиозно-педагогическим произведением призванным помочь русским людям найти ответы на волнующие их жизненные вопросы, осознав и примирив языческие традиции с требованиями христианской морали, наполнив ежедневную бытовую жизнь нравственным содержанием и показав образцы нравственного поведения.

Одна из наиболее интересных, с педагогической точки зрения, проблем, над которой размышлял Кирик Новгородец, касалась того, можно ли наступать на валяющиеся на мостовых берестяные грамоты или же это грех. С одной стороны, здесь мы имеем косвенное подтверждение того, что к середине XII века грамотность на Руси и, в частности, в Великом Новгороде, была вполне обыденным делом, а с другой — видим нравственные сомнения русского человека, навеянные пришедшим с Византии культом книжного знания и уважения к письменному слову.

Нужно отметить, что византийская социально-педагогическая идея престижности и важности образования была воспринята русским народом легче и быстрее, чем в странах западной цивилизации. Подтверждением тому служат русские былины X—XI веков об Илье Муромце, Добрыне Никитиче и других богатырях. Все они были грамотными людьми, так как, видимо, иначе в представлении простых людей той поры идеальный облик народного героя не мог быть полным. Это выгодно отличает русских исполинов от рыцарей средневековой Западной Европы, для которых умение читать и писать не входило в число обязательных добродетелей. К тому же названные персонажи отечественного эпоса не принадлежали к привилегированному сословию, по чему можно судить, что стремление к книжным знаниям являлось характерной чертой различных слоёв населения Киевской Руси. В условиях когда получение образования не было государственно-обязательным и отсутствовала развернутая сеть учебных заведений, этот факт можно объяснить лишь тем, что в среде русского населения были сильны народно-педагогические традиции умственного воспитания, имевшие еще языческие корни.

Недавняя уникальная находка (13 июля 2000 г.) на Троицком раскопе в Великом Новгороде трёх вощённых дощечек с псалмами Давида, относящихся к первой четверти XI века, показывает и доказывает, что ещё до открытия Ярославом Мудрым в 1030 году в Новгороде школы «учения книжного», там уже существовали определённые образовательные традиции и опыт обучения грамоте. Археологические находки многочисленных берестяных грамот (помимо Великого Новгорода, где их насчитывается уже более 1000, они также были обнаружены в Старой Руссе, Смоленске, Пскове, Торжке, Твери,

Звенигороде Галицком, Москве, Рязани, Витебске, Мстиславе) и граффити свидетельствуют, что грамотность в нашей стране в первые века её существования охватывала все слои населения, а потому можно вполне объективно считать, что по этому критерию образованности древнерусское государство приближалось к Византии и опережало Западную Европу.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы