СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ФИЛОСОФИИ НАУКИ И ТЕХНИКИ ОТ ЭПОХИ ВОЗРОЖДЕНИЯ ДО НАЧАЛА XX ВЕКА

ФИЛОСОФИЯ ЭПОХИ ВОЗРОЖДЕНИЯ: ПОДГОТОВИТЕЛЬНЫЙ ЭТАП К ОБОСНОВАНИЮ НОВОЙ НАУКИ. ГУМАНИЗМ И САМОРЕАЛИЗАЦИЯ ТВОРЧЕСКОЙ ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ

Расцвет культуры Возрождения приходится на XV—XVI вв. Возрождение (или Ренессанс) — не только культурная эпоха, но и особый феномен западноевропейской культуры, имеющий мировое значение. В самом общем смысле под Возрождением принято понимать направленность культуры к «воскрешению» (возрождению) античности. В этом отношении культура Ренессанса нередко противопоставляется средневековой схоластике. Для противопоставления мироощущения деятелей Возрождения и схоластов действительно имеются веские основания.

В отличие от схоластов, мыслители Возрождения уделяют гораздо больше внимания личности; самореализация творческой индивидуальности выносится на первый план. В противовес схоластическому аскетизму, деятели Возрождения не отрицали чувственных удовольствий. Возрождение освобождается от всяких авторитетов, тогда как для схоластики вера в Священное Писание, а также в авторитет античных Платона и, особенно, Аристотеля являлась краеугольным камнем мировоззрения и философии. Наконец, Возрождение уделяет античности столько внимания, столь тщательно изучает ее, прилагает такие усилия к отысканию все новых и новых античных памятников и источников, что об усилиях такого масштаба во времена схоластики трудно было помыслить. Возрождение ищет в античности основания для новой культуры.

Существенные отличия эпохи Возрождения от эпохи схоластики послужили основанием для так называемой «теории разлома». Складывалось впечатление, что между Средневековьем и последующей эпохой (Возрождением) произошел какой-то разлом, резкое нарушение преемственной связи эпох: на место мрачного и сурового Средневековья неожиданно приходит совершенно на него непохожая, светлая, жизнеутверждающая эпоха.

Однако «теория разлома» излишне абсолютизировала различие эпох Возрождения и Средневековья. Прежде всего необходимо учесть, что Возрождение — в целом эпоха столь же религиозная, как и период схоластики. Философия, как и вся культура Возрождения, основывается на христианском учении. И хотя деятели Возрождения поклонялись античному Платону почти наравне с Христом, за основу они всегда брали идеи христианского Откровения. Идеи же античности служили благодатным материалом для расширения кругозора и выработки новых интерпретаций христианских текстов. «Не следует думать, — отмечает известная современная исследовательница П. П. Гайденко, — что если эпоха Возрождения написала на своем знамени лозунг: “назад к античности”, то она и в самом деле была возвращением к античным идеалам. Этот лозунг был только формой самосознания этой эпохи; он свидетельствует о ее оппозиции по отношению к Церкви и о стремлении к секуляризации всех форм духовной и социальной жизни. Но это была секуляризация именно христианского духа, в ней получали новое, своеобразное преломление и трансформацию те начала, которые складывались... на протяжении более чем тысячелетнего господства христианской религии».

Обращение к античности во многом способствовало становлению особого комплекса идей, получившего название «гуманизм Возрождения». Идеалы античности придали эпохе Возрождения в значительной мере эстетическую направленность. Эстетическая ориентация стала доминирующей даже в образе жизни мыслителей Возрождения, не говоря об их теоретических концепциях. Поэтому расцвет художественного творчества, характерный для Ренессанса, явился одним из проявлений общей эстетической направленности эпохи.

Не меньший расцвет переживает и философия, хотя ее достижения выглядят не столь впечатляюще, поскольку в большинстве случаев не выходят далеко за рамки канонических положений христианства. Значение идей философов Возрождения в полной мере выявляется в более позднее время, в последующую эпоху:

Возрождение подготовило благоприятную почву для философии и науки Нового времени. Наиболее выдающимися философами Ренессанса явились Николай Кузанский (1401 — 1464) и Николай Коперник (1473—1543). Их идеи можно считать переходными от Возрождения к Новому времени. Совершенный Коперником революционный переворот во взглядах на устройство Вселенной лег в основу научной революции XVI—XVII вв., которая будет рассмотрена нами далее. Большой вклад в философию внесли и те мыслители, которых называют гуманистами Возрождения, — Лоренцо Валла, Пико делла Мирандола, Марсилио Фи- чино и другие.

Николай Кузанский (прозванный так по названию селения Куза в Германии, где он родился) занимал высокое положение в руководстве Римско-католической Церкви. В своих философских исканиях исходил из предпосылок неоплатонизма, переработанного на основе христианских воззрений. Как известно, неоплатонизм содержит положения о божественной эманации и ступенчато-иерархическом устройстве мира. На вершине иерархии располагается Единое (в христианском варианте — Бог), а далее последовательно идут все более низкие ступени бытия. Отправляясь от этих положений, Николай Кузанский разработал три главные части своего учения: структурно-математический метод, концепцию совпадения абсолютного максимума и абсолютного минимума и идею об «ученом неведении».

В трактате «Об ученом неведении» Николай Кузанский отмечает, что способ, каким мы получаем наше знание, состоит в сравнении и сопоставлении того, что нам неизвестно, с тем, что нам известно. Этот способ вполне оправдывает себя, пока познаются вещи конечные. Однако по-другому обстоит дело, когда познаются вещи бесконечные, — таково большинство абстрактных объектов, объектов не чувственных, а мыслимых. Надо признать, указывает мыслитель, что познание бесконечного прямым путем невозможно. В признании этого факта и состоит «ученое неведение», отличающееся как от наивного гносеологического оптимизма людей недалеких, так и от пессимизма, не признающего за человеком способности адекватно познавать мир. Если к познанию бесконечного прямой путь принципиально отсутствует, то следует искать косвенный, «обходной» путь. Этот путь может быть только ступенчатым, поскольку посредствующими звеньями в нем будут выступать конечные вещи. Однако цепь конечных вещей должна быть выстроена особым образом: от отдельных вещей к их видам, далее к их родам, к еще более общим родам и т. д.

Но и косвенный путь имеет свои ограничения. Человеческий разум не в состоянии усмотреть истину бесконечного во всей ее полноте и ясности. Цепь конечных вещей не открывает истину, а символизирует ее. Подлинное познание символично по своей сути. Символ — это предмет видимый, но представляющий сознанию предметы невидимого мира, мира бесконечности. Человеческое знание не столько открывает истину, сколько символизирует ее, «свидетельствует» о ней — Николай Кузанский в своих воззрениях опирается на древнюю идею о том, что «любое существует в любом» и все существует во всем.

Во второй части своего учения мыслитель исходит из существования абсолютного максимума. По самому своему определению он не изменяется ни от каких конечных операций: ни прибавление, ни убавление не мешает ему оставаться тем же абсолютным максимумом. Будучи в этом смысле неделимым, он совпадает с абсолютным минимумом. Абсолютный максимум и абсолютный минимум есть одно и то же. Следовательно, в Боге, поскольку Он бесконечен, все различия и противопоставления тварного мира исчезают. Бесконечность, то есть Бог, есть Истина во всей полноте. Однако совпадение противоположностей в бесконечности возможно — но лишь потенциально — и в тварном (земном) мире. Характерно, что Николай Кузанский не распространяет понятие бесконечного на физическую Вселенную: бесконечность — безусловный и актуальный атрибут Бога. Решительные шаги к признанию бесконечности физической Вселенной, крайне важные для последующего развития физики и астрономии, были впоследствии сделаны Коперником и Бруно.

Внимание к проблеме бесконечного приводит Николая Кузан- ского к понятиям бесконечно малого, предела и суммы бесконечно малых. Мыслитель разрабатывает структурно-математический метод, ставший непосредственной предпосылкой математического анализа — одной из фундаментальных математических теорий. Отправным пунктом структурно-математического метода является понятие «бытие-возможность». Бытие-возможность есть «дифференциал всего мирового бытия». Это сжатый (или стянутый) максимум, и как таковой он представляет собой подобие высшего, божественного максимума. Понятие бытия-возможности позволяет Николаю Кузанскому представить мир не как совокупность вещей, а как процесс. Рассмотрение мира в качестве процесса, обоснованное этим ученым, стало впоследствии одной из предпосылок научного познания мира.

Вклад гуманистов Возрождения в философию связан прежде всего с развитием ими этического учения и учения о человеке. Главным центром теоретических изысканий гуманистов стала Флорентийская (в городе Флоренции) академия. Расцвет Академии приходится на 1470—1480 гг. Главой и теоретиком Академии стал Марсилио Фичино. Типичными для гуманистов Возрождения были идеи о человеке как центре тварного (то есть сотворенного Богом, земного) мира, о гармоничности и совершенстве Космоса, о Красоте как наиболее значительной ценности, преклонение перед достоинством художника и поэта. И для гуманистов, и для всего Возрождения характерен культ творческой индивидуальности.

Ренессанс как особая культурная эпоха не может быть представлен без учета художественных достижений этого периода: в живописи это знаменитые полотна таких художников, как Сандро Боттичелли, Леонардо да Винчи, Рафаэль, Тициан и др. Художественная культура Возрождения тесно связана с философией и гуманистическими воззрениями эпохи. Следует подчеркнуть, что для Возрождения характерен новый подход к искусству, прежде всего к живописи, которая воспринимается как важнейшее средство познания мира и человека.

Так, особое внимание, уделенное философами Возрождения проблеме бесконечности, не в последнюю очередь сказалось на том, что в творчестве художников значительную роль стала играть художественная перспектива — объемное изображение, композиционно оформленное на фоне линий, уходящих в бесконечность. Художественную перспективу, применяемую художниками Возрождения (как и многими последующими), стали называть прямой перспективой, в отличие от обратной перспективы, характерной для византийской, а также древнерусской живописи. Новизна и новаторство художественной культуры Ренессанса проявились также в правильной геометрической конструкции картины: изображение буквально строится (а не рисуется произвольно) при помощи тщательно разработанных точных приемов.

В основе применения геометрико-математических методов лежит убеждение в том, что природа гармонична в смысле геометрико-математических пропорций: в ней все подчинено пропорциональности математических отношений. Точно так же выявляются пропорциональные закономерности человеческого тела. Считается, например, что для взрослого человека длина головы должна составлять одну шестую его роста. При этом за художником признается право сгладить в своем творении несоразмерности природы там, где эта соразмерность нарушена из-за случайных причин. Таким образом, в известной мере гений художника ставится выше природной красоты. Использование геометрических методов создает новый подход к пространству изображения. Непреложным становится правило: пространство предшествует изображенным в нем телам, и поэтому его надлежит размечать на эскизе в первую очередь. Организация пространства картины должна особым образом воздействовать на зрителя. Достаточно вспомнить полотно Леонардо да Винчи «Тайная вечеря» или Рафаэля — «Афинская школа».

В живописи Возрождения обнаруживается заметное влияние гуманистических идей. Гуманисты выступили против чрезмерного аскетизма, свойственного схоластике. Они обосновали отношение к человеческому телу как к эстетическому объекту, а также правомерность чувственных наслаждений. Художественная культура Возрождения вместе с тем опиралась и на традиционные христианские ценности. Небесный мир и земной мир, рай и ад, грехопадение, искушение, воскресение — эти и иные категории зримо или незримо присутствуют в картинах эпохи Возрождения.

С учетом того, что живописное искусство Возрождения строится на основе законов правильности изображения — таких законов, которые позволили бы глубже проникнуть в тайны природы, — неудивительно, что живопись считают одной из наук. Как наука, живопись способна к обобщению. Кроме того, она наглядно раскрывает внутренние механизмы природы и скрытые мотивы человеческих эмоций и мыслей. Таким образом, до возникновения экспериментально-математического естествознания Нового времени искусство Возрождения уже в значительной мере предвосхищает его, частично принимая на себя функции науки.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >