Уголовное право и уголовный процесс

Французская революция XVIII в. не только провозгласила основные идеи буржуазной демократии в области уголовного права и уголовного процесса, но и законодательно их оформила в классической для буржуазии форме.

Правда, принципы уголовного права высказывались еще в XVII в. во время английской революции. В области уголовного права английская революция XVII в. представляет точный прообраз французской революции 1789 г.- В памфлетах левеллеров, в работах Бэкона, Гоббса и Локка, в конституционных документах английской революции можно уже найти прообраз тех уголовно-правовых идей, которые легли в основу уголовного права и уголовного процесса в XVIII и XIX вв. Но в эпоху, непосредственно предшествовавшую французской революции XVIII в., и во время революции эти уголовно-правовые идеи получили полное развитие и были в блестящей форме изложены в трудах Монтескье, Руссо и Беккариа, провозглашены в виде общих положений в Декларации прав человека и гражданина 1789 г. и оформлены в Уголовно-процессуальном кодексе Франции 1808 г. и в уголовных кодексах 1791 и 1810 гг.

Уголовно-правовые воззрения французской революции получили в XVIII в. теоретическое обоснование в работах, легших в основу так называемой классической школы уголовного права.

В своем известном трактате, переведенном на все европейские языки и много раз переводившемся на русский язык, "О преступлениях и наказаниях" итальянец Беккариа (1738-1794 гг.) в блестящей форме развил основные принципы буржуазной демократии применительно к уголовному праву (принцип легальности, принцип формальной свободы и формального равенства). В трактате Беккариа выставляются в качестве уголовно-правовой программы идущей к власти буржуазии требования: nullum crimen sine lege, nulla poena sine lege (нет преступления без указания о том в законе, нет наказания без указания о том в законе), равенство всех перед уголовным законом, пропорциональность наказаний и преступлений. Эти положения отвечали политическим и экономическим интересам буржуазии эпохи ее становления, были подхвачены поэтому и получили дальнейшее развитие в работах юристов и философов - представителей классической школы уголовного права не только во Франции, но и во всей Европе.

Декларация прав и повое уголовное право.

Декларация прав человека и гражданина наряду с уже известными нам политическими устремлениями формулирует прогрессивные идеи в области уголовного права и процесса.

Непосредственно к уголовному праву относились следующие положения: "Закон вправе запрещать только поступки, вредные для общества, все, что не запрещено законом, дозволено". "Закон есть выражение общей воли. Он должен быть одинаков для всех и тогда, когда оказывает покровительство, и тогда, когда карает" (ст. б). "Закон должен устанавливать только строго и очевидно необходимые наказания; никто не может быть наказан иначе, как в силу закона, установленного и обнародованного до совершения преступления и законно примененного" (ст. 8).

К уголовно-процессуальному праву прямо относились положения: "Никто не может быть обвинен, задержан или арестован иначе, как в случаях, определенных законом, и по предписанным им формам. Те, которые испрашивают, отдают, исполняют или заставляют исполнять произвольные приказы, подлежат наказанию" (ст. 7) "...Каждый человек предполагается невиновным до тех пор, пока его не объявят виновным..." (ст. 9).

Антинародные законы Национального учредительного собрания.

Крупная буржуазия, пришедшая к власти, проводила в Учредительном собрании антинародную политику. 10 августа 1789 г. Учредительное собрание издало реакционный закон "О восстановлении общественного порядка", а 21 октября - закон об осадном положении, направленный против революционных выступлений народных масс.

Для отношения Учредительного собрания к завоеваниям французской революции характерен изданный 14 июня 1791 г. закон Ле-Шапелье, о котором Маркс писал: "...Французская буржуазия в самом начале революционной бури решилась отнять у рабочих только что завоеванное право ассоциаций. Декретом от 14 июня 1791 г. она объявила, все рабочие коалиции - "преступление против свободы и Декларации прав человека, караемое штрафом в 500 ливров и лишением прав активного гражданина на один год".

17 июля 1791 г. Учредительное собрание принимает закон, карающий тюрьмой и каторгой "призывы к грабежам, поджогам и неповиновению власти", направленный фактически против всяких революционных выступлений.

Уголовный кодекс 1791 г.

25 сентября 1791 г. утверждается Уголовный кодекс, который по справедливости может быть назван первым уголовным кодексом буржуазии. Этот кодекс ставил своей задачей осуществление в области уголовного права новой, буржуазной законности, резко порывал со старым феодальным уголовным правом и пытался осуществить новую уголовно-правовую программу. Он формально осуществлял в области уголовного права принципы, провозглашенные в Декларации прав человека и гражданина, но особую защиту предоставил принципу, выраженному в ст. 17 Декларации: "право собственности ненарушимо и священно".

Кодекс делился на общую и особенную части.

Для общей характерно было проведение принципа пропорциональности между тяжестью наказания и тяжестью преступления, хотя наказания устанавливались в абсолютно определенных размерах, не оставлявших места усмотрению суда при назначении наказания.

Особенная часть Кодекса 1791 г. содержала характерное для буржуазного права деление всех преступлений на преступления против публичного порядка и против частных лиц, соответствующее буржуазному противопоставлению государства и личности. В главе об имущественных преступлениях особенно ярко проявилась буржуазная сущность Кодекса: более половины статей посвящены краже, наказания отличаются особой суровостью (от 2 лет тюремного заключения до 20 лет каторги). Собственность защищалась в Уголовном кодексе 1791 г. более суровыми мерами, чем личность.

Декреты Законодательного собрания.

Национальное законодательное собрание, открывшееся 1 октября 1791 г., вынуждено было издать декреты, направленные против эмигрантов и неприсягнувших священников. Декрет от 9 ноября 1791 г. объявил французов, собравшихся за пределами королевства, подозреваемыми в заговоре против отечества. Декрет от 9 ноября предусматривал репрессивные мероприятия против священников, не принесших присяги в верности "народу, закону и королю".

Декреты Национального конвента.

Период жирондистского конвента. Уголовное законодательство Национального конвента, сменившего Законодательное собрание, отражало вначале политику жирондистов, а впоследствии - политику якобинской диктатуры. Так, изданный 8 декабря 1792 г. декрет о свободе торговли и об аресте всех лиц, препятствующих свободному продвижению грузов, означал победу жирондистов. Только под давлением революционных масс Парижа Конвент декретом 10 марта 1793 г. ввел чрезвычайный уголовный трибунал для рассмотрения "контрреволюционных дел, всех преступлений против свободы, равенства, единства и нераздельности республики, внешней и внутренней безопасности государства; всех заговоров, имеющих целью восстановление королевской власти или же установление всякой другой власти покушающимися на свободу, равенство и суверенитет народа". Трибунал имел право приговаривать ко всем наказаниям, предусмотренным в Кодексе 1791 г., вплоть до смертной казни.

Под влиянием подъема революционного движения Конвент издал 19 марта 1793 г. декрет о наказании мятежников, а 4 мая 1793 г. декрет, хотя и не вводивший еще сколько-нибудь значительных ограничений свободы торговли хлебом, которых требовали народные массы, но тем не менее установивший смертную казнь для всех "уличенных в том, что они злостно и с намерением испортили, уничтожили или спрятали зерно и муку".

Период якобинского конвента.

Период якобинской диктатуры (2 июня 1793 г. - 27 июля 1794 г.) ознаменовался террором, который характеризуется как "плебейский способ разделаться с абсолютизмом и контрреволюцией" (Маркс).

Соответствующий характер имело и уголовное законодательство.

В 1793 г. издан был закон о подозрительных. Закон от 29 октября 1793 г. "О максимуме" относил к числу "подозрительных" всех лиц, продающих или покупающих предметы первой необходимости по цене свыше установленной.

Декрет о революционном трибунале (от 10 июня 1794 г.) содержал перечень лиц, объявлявшихся врагами народа. Сюда относились прежде всего все те, кто побуждает к восстановлению королевской власти или стремится унизить, распустить Национальный конвент или революционное республиканское правительство; лица, изменяющие республике при командовании крепостями или армиями и при выполнении всякой военной должности; поддерживающие отношения с врагами республики и старающиеся вызвать недостаток в продовольствии армии или в удовлетворении других ее потребностей; стремящиеся помешать обеспечению Парижа продовольствием или вызвать голод в республике и т. д. Перечень врагов народа заканчивался указанием, что врагами народа признаются, "наконец, все, на кого указано в предшествовавших законах, устанавливающих наказание для заговорщиков и противников революции, и все, кто под какими бы то ни было внешними прикрытиями посягают на свободу, безопасность и единство республики или стремятся помешать ее упрочению".

Декрет о революционных трибуналах знал только одно наказание для врагов народа - смертную казнь.

Уголовно-процессуальное право.

Революция привела и в области уголовного процесса к новым формам, отражавшим буржуазно-демократические принципы и противопоставлявшимся феодальному уголовному процессу. Вместо бесправного положения обвиняемого в феодальном процессе ему предоставлялись формальные гарантии его прав. Чиновничьи суды заменялись судами присяжных заседателей. Феодальный инквизиционный и письменный процесс заменяется гласным, устным и состязательным. Если в феодальном инквизиционном уголовном процессе всякий обвиняемый предполагался виновным, то в силу ст. 9 Декларации прав человека и гражданина устанавливалась презумпция невиновности, т. е. положение, что привлеченный к ответственности считается невиновным до тех пор, пока он не будет признан по суду виновным.

Эти изменения были осуществлены не сразу.

Новые общие принципы уголовного процесса, характерные для победившей буржуазной демократии, были установлены в ряде декретов, изданных Учредительным и Законодательным собраниями, а также в Конституции 1791 г. Из большого количества декретов процессуального содержания, изданных в этом периоде, следует отметить прежде всего декрет 8-9 октября - 9 ноября 1789 г. (декрет о некоторых преобразованиях уголовного судопроизводства), сохранивший в основном формы процесса, установленные ордонансом 1670 г., но вводивший состязательное начало в стадии предварительного следствия, гласность судопроизводства и участие защиты в процессе. 30 апреля 1790 г. Учредительное собрание постановило ввести суд присяжных, а 20 января был принят декрет об организации судебных учреждений по уголовным делам.

Конституция 1791 г. выделила судебную власть в самостоятельную отрасль, независимую от исполнительной власти. Это было результатом осуществления теории разделения властей. Но еще раньше была установлена так называемая административная гарантия, в силу которой лица административного аппарата были изъяты из общих правил о привлечении к уголовной ответственности за действия, совершенные ими в связи с осуществлением ими своих функций. Конституция установила принцип бесплатности правосудия, выборность не только судей, но и государственного обвинителя, учреждение двух видов жюри (коллегий присяжных заседателей): жюри - как органа предания суду и жюри - как коллегию, постановляющую вердикт, и т. д.

16 (29) сентября 1791 г. был издан декрет о полиции безопасности, уголовной юстиции и учреждении жюри, перестроивший всю систему уголовного процесса на основе принципов гласности, устности и свободной судебной оценки доказательств.

Наиболее полно и детально были разработаны процессуальные принципы уголовного процесса в декрете 21 октября 1791 г.

Этот декрет-инструкция подтвердил возвещенную Декларацией прав человека и гражданина презумпцию невиновности, отделил уголовные суды от гражданских, установил подробные правила деятельности жюри как органа предания суду, детально регламентировал деятельность суда присяжных, ввел дискреционную власть председателя суда, подтвердил и развил принципы гласности и состязательности, установил, что "внутреннее убеждение" судей является основанием для вынесения решения по делу, и т. д.

Особый интерес представляют процессуальные формы, установленные декретом 10 июня 1794 г. для революционного трибунала. Предварительное следствие отменялось, и обвиняемый допрашивался впервые на суде. Допрос обвиняемого должен был производиться публично; секретность допроса допускалась как исключение в тех случаях, когда она будет признана полезной для выяснения истины. При наличии вещественных или моральных улик, независимо от свидетельских показаний, свидетели не должны были вызываться, за исключением тех случаев, когда это могло оказаться необходимым в интересах обнаружения соучастников или в силу других важных соображений общественного блага. В таких случаях общественный обвинитель должен был вызывать свидетелей, не делая различия между свидетелями обвинения и защиты. Все свидетельские показания должны были даваться публично; никакие письменные доказательства не допускались, за исключением тех случаев, когда свидетели лишены возможности предстать перед судом. Защитниками невинно оклеветанных патриотов закон считал присяжных-патриотов; заговорщикам же защитников не полагалось. По окончании прений присяжные должны были заявлять о своем решении, а судьи - назначать кару, установленную законом.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >