Способы выражения побуждения в русском языке

Мы рассмотрели виды речевых актов-побуждений и жанры- побуждения. Речевые акты используются при межличностном общении. Жанры-побуждения, как правило, используются в ситуациях официального, т.е. более сложного и регламентированного, общения. При всем разнообразии способов выражения можно выделить общие средства, используемые для выражения побуждения в русском языке:

  • • лексика с побудительным значением (Вам нужно быть на совещании)',
  • • специальные грамматические формы повелительного наклонения (Сообщите, пожалуйста)',
  • • конструкции с инфинитивом (Вам дежурить в субботу).

Могут использоваться также другие конструкции и контексты

(Здесь не курят). Это объясняется тем, что наряду с несомненным существованием некого ядра, т.е. области общения, точно описываемой при помощи системы жанров и стилей, существует и периферия, т.е. сферы общения, не подпадающие строго под тот или иной жанр. При знакомстве с системой жанров важно осознавать как необходимость жанровой классификации текстов в той или иной культуре, так и неизбежные ограничения, которые накладывает любая система на такую сложную и бесконечно разнообразную сферу человеческой деятельности, как общение. Как отмечает В.Г. Костомаров, «Становясь структурно все более гомогенным (регулярным, однородным), сам язык одновременно развивает функциональную и регламентирующую его способность обслуживать разнообразные и усложняющие задачи коммуникации. При этом стилистика русского языка со всей очевидностью все дальше отходит от стилей языка... к стилям общения или, согласно принятой терминологии, стилям речи. Главная роль переходит от дифференциации средства языка к принципам отбора и композиции общего материала, к организации индивидуальных высказываний в соответствии с типологией актов речи, их содержанием и условиями» ([Костомаров 1978, с. 96]). Особую роль в текстах жанров- побуждений играют этикетные формулы, поскольку ситуация побуждения зачастую должна быть психологически смягчена.

Очевидно, что использование жанров-побуждений нередко затруднено, поскольку люди предпочитают считать себя инициаторами принятия решений о своих действиях, и даже мольба, не говоря уже о просьбах и приказах, будет расцениваться как навязывание решения извне. В этих ситуациях в функции побудительных используются другие жанры: повествование, описание и проч. (см. также п. 3.7), а кроме того, вопросы (Вы хотите что-то сказать? Не лучше ли закрыть дверь ?).

Приведем пример того, как участники коммуникации в целях побуждения прибегают к другим речевым жанрам.

  • Мы охотимся, — небрежно заметил Валу. Медведь знал, что Каа не следует торопить: он слишком велик.
  • Позвольте мне отправиться с вами, — сказал Каа. — Одной добычей больше или меньше, не важно для тебя, Багира, или для тебя, Балу. Мне же приходится несколько дней подряд караулить налесной тропинке или целую ночь подниматься то на одно, то на другое дерево ради возможности поймать молодую обезьяну. Пшшшш! Теперь уже не такие ветки, как во времена моей юности. Все погнившие, сухие!
  • Может быть. Это зависит от твоей тяжести, — сказал Балу.
  • —Да, я длинен, достаточно длинен, — с оттенком гордости ответил Каа.—Однако молодые деревья действительно хрупки, ломки. Недавно на охоте я чуть не упал; да, чуть не упал, скользя вниз и не обвив достаточно крепко хвостом дерево; этот шум разбудил обезьян, и они стали бранить меня самыми скверными словами.
  • Безногий, желтый дождевой червь, — прошептала Багира, как бы стараясь вспомнить что-то.
  • Сссс! Они называли меня так?—спросил Каа.
  • Во время прошлой луны обезьяны кричали нам что-то в этом роде, но ведь мы не замечаем их. Пусть они говорят, что им угодно, даже будто ты потерял все зубы и боишься каждого существа крупнее козленка, так как (Бандар-Лог совершенно бессовестное племя!) тебя устрашают рога козла, — сладким голосом заметила Багира.

Надо сказать, что змея, в особенности осторожный старый питон, редко выказывает гнев; тем не менее Балу и Багира заметили, что глотательные мышцы по обеим сторонам горла Каа сморщились и вздулись.

  • Обезьяны переменили место своей стоянки, — спокойно сказал питон. — Когда сегодня я выполз на солнце, до меня донеслось их гуканье в вершинах деревьев...
  • Вот в чем дело, Каа. Эти воры орехов и подбиратели пальмовых листьев украли нашего человеческого детеныша, о котором, ты, вероятно, слышал...
  • Они боятся одного меня. И вполне основательно, — произнес Каа.— Глупые, болтающие тщеславные создания, тщеславные, глупые, болтающие — вот каковы эти обезьяны! Но человеческому существу плохо в их руках... Нельзя позавидовать этому человеческому существу. И обезьяны назвали меня желтой рыбой? Ведь так?
  • Червем, червем, дождевым червяком, — сказала Багира, — и говорили про тебя еще многое, что мне стыдно повторять.
  • Следует научить обезьян хорошо отзываться о их господине. Ээээ<сш! Поможем им собрать их блуждающие воспоминания. Ну а куда убежали они с детенышем?
  • ([Киплинг 1996), с. 40-42).

Понадобился достаточно длинный пример, но зато он хорошо демонстрирует, какую изобретательность пришлось проявить участникам коммуникации и какую стратегию им пришлось использовать лишь для того, чтобы, избежав употребления прямого жанра-побуждения, изменить поведение слушающего в своих целях. Конечно, это возможно не во всех речевых ситуациях: жанры деловой речи и официального общения, например, не так легко заменить один на другой. На этом же примере мы можем видеть, как велико значение знания прецедентных текстов не только русской, но и мировой культуры для развития речевых умений: мы заимствуем из них не только слова или образы, но и сами коммуникативные стратегии (см. гл. 6).

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >