Единство и взаимосвязь эмпирического и теоретического уровней научного познания

Эмпирический и теоретический уровни научного познания тесно взаимосвязаны. Результат эмпирического познания зависит от предшествующего развития теории, которая позволяет (или не позволяет) осмыслить и интерпретировать исследуемое явление. Без предшествующей теории часто нельзя даже сказать о том, что именно наблюдается. Всякий научный эксперимент всегда направляется какой-либо научной идеей, концепцией, гипотезой. "Если в голове нет идей, то не увидишь и фактов", – подчеркивал великий русский ученый И. П. Павлов.

Так, показания термометра могут правильно интерпретироваться лишь тем, кто знает, что такое температура. Не менее наглядно проявляется такая закономерность и в социальногуманитарной сфере. Например, события октября 1917 г. в России одни исследователи характеризуют как Великую октябрьскую социалистическую революцию, другие – как октябрьский переворот. Таким образом, одни и те же исторические факты оказываются "теоретически нагруженными" принципиально различным содержанием.

Не будет преувеличением сказать, что эмпирические данные любой науки являются теоретически истолкованными результатами того, что исследователь воспринимает в опыте. Так, субъект познания видит отклонение стрелки вольтметра, но вполне обоснованно утверждает на основе таких показаний, что по проводнику течет электрический ток.

Вместе с тем нецелесообразно чрезмерное преувеличение роли теории. Результаты эмпирического исследования сами по себе заслуживают уважительного отношения. Эмпирический уровень научного познания обладает и своим собственным, вполне самостоятельным научным значением. Так, революционные открытия в биологии начались в 1668 г., когда нидерландский естествоиспытатель А. ван Левенгук (1632–1723) начал использовать микроскоп при эмпирическом исследовании многих природных объектов. Это привело к фундаментальным открытиям, в частности, сперматозоидов и красных кровяных телец.

Совокупность одних и тех же опытов может выступить в качестве достаточно убедительного обоснования различных теорий. Так, одни и те же опыты с электричеством и магнетизмом А. Ампер (1775–1836) и его последователи истолковывали с позиций корпускулярности ("точечности") электрических зарядов, а М. Фарадей – непрерывного электромагнитного поля. Эмпирические исследования Г. Герца, которые привели к обнаружению интерференции, дифракции и отражения электромагнитных волн, стали убедительным обоснованием теории электромагнитного поля.

Метатеоретический уровень

В эпистемологии науки при анализе структуры научного знания многие ученые, кроме эмпирического и теоретического уровней, выделяют третий, более общий по сравнению с ними – метатеоретический. Например, метатеоретический уровень знания в логико-математических науках оформился в виде самостоятельных дисциплин: метаматематика и металогика. В естественно-научных и социально-гуманитарных науках метатеоретический уровень существует в виде соответствующих частнонаучных и общенаучных принципов. Необходимо подчеркнуть, что в современной науке не существует какого-то единого по содержанию, одинакового для всех научных дисциплин метатеоретического знания. Такое знание всегда конкретизировано и в существенной степени "привязано" к особенностям научных теорий.

Цель метатеории заключается в анализе структуры, методов и свойств некоторой другой теории. Исследуемая теория получила название предметной, или объектной. Поскольку каждая теория выражается в терминах конкретного языка, то и в качестве метатеории выступает любой метаязык, описывающий структуру, свойства конкретного языка-объекта.

Благодаря исследованиям У. Сепира, Б. Уорфа, К. Поппера и ряда других исследователей в философии науки XX в. сформировались представления о том, что каждый язык является концептуализацией как мира в целом, так и его фрагментов, т.е. теорией. При таком понимании соответствующий метаязык выступает в качестве метатеории по отношению к теории, сформулированной в языке-объекте. Термин "метатеория" был введен в исследованиях по основаниям математики и логики применительно к изучению математических и логических теорий в начале XX в. Результатом таких исследований явились программы построения метаматематики и металогики. В числе их создателей можно выделить таких исследователей, как Д. Гильберт, К. Гедель, А. Тарский, Р. Карнап, А. Черч и др.

Основная задача построения метатеории состоит в анализе свойств и уточнении конкретных предметных теорий. Результатами таких исследований явились попытки построения метабиологии, метахимии, метатеории физического знания, метатеории теорий систем и даже метанауки. Вместе с тем это пока не привело к результатам, сравнимым с теми, которые получены в метаматематике и металогике.

Исследования специфики теоретического осмысления феномена социальной работы, проводимые Л. В. Топчием, П. Д. Павленком, В. А. Никитиным и рядом других отечественных исследователей, могут рассматриваться в качестве важного шага на пути формирования "метатеории" социальной работы.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >