Виды памяти

Возможно, это покажется удивительным или неожиданным, но при внимательном рассмотрении выясняется, что память человека не представляет собой системы хранения различных кусков информации, независимой от вида или типа информации. Способы хранения информации в человеческой памяти и, по-видимому, в памяти других живых существ тесно связанным во многом определяются теми функциями, операциями и процедурами, для которых эта память предназначена. Процессы запоминания и хранения информации, таким образом, не являются нейтральными, они зависят от способа работы с этой информацией. Одна и га же информация может запоминаться разными способами, храниться в разных видах. При этом способы и виды хранения напрямую определяются тем, каким образом эта информация будет обрабатываться (рис. 3.4). Впрочем, нечто подобное имеет место и в компьютерных системах, где информация может быть записана не только с помощью различных шрифтов, но и представлена в виде схем, образов, звуков и т.д.

Особенность вопроса о видах памяти состоит в том, что при их описании каждый раз следует проводить различие между собственно видами памяти и процессами обработки информации, работающими с этими видами памяти. Процессы восприятия, мышления подробно рассматриваются в других главах; здесь мы остановимся только на описании характеристик тех или иных видов памяти, запоминания, активизации следов (вспоминания) и забывания.

Привер кардинальных различий способов представления обного обьекта в зрительной и вербальной памяти

Какие же виды памяти описаны современной наукой? Во-первых, это различные типы так называемой сенсорной памяти, то есть памяти, связанной с органами чувств. Наиболее развитыми у человека являются зрительная и слуховая память, но представить нормального человека лишенным других типов памяти, таких, как осязательная, обонятельная, вкусовая, двигательная, также невозможно. Мир человеческих чувств, переживаний, настроений неотделим и во многом сформирован под воздействием различных эпизодов сенсорной памяти. Например, часто какой-либо, казалось бы, давно забытый запах вызывает из памяти целые пласты воспоминаний; какое-то прикосновение к коже может вызвать каскад воспоминаний раннего детства, а звук или картинка оживить и вызвать из глубин памяти целые миры чувств и ощущений.

Кстати говоря, некоторой, хотя и косвенной, оценкой того или иного вида памяти является то, насколько широко представлены в мозгу соответствующие сенсорные системы. Например, у человека в наибольшей степени представлены системы зрительного восприятия, у собаки на первое место выходит система обоняния, такие существа, как летучие мыши и дельфины, преимущественно пользуются слуховой памятью в ультразвуковой области.

Наряду с сенсорными выделяются и другие функциональные виды памяти. К ним относятся эмоциональная, образная, логическая, вербальная (словесная), механическая память. Говоря об этих видах памяти, следует учитывать, что они, как правило, активно взаимодействуют друг с другом. Например, трудно представить себе эмоциональную память в "чистом" виде, не связанную с какими-то зрительными или другими сенсорными ощущениями, так же как трудно представить образную память, не сопровождающуюся эмоциональными и чувственными характеристиками. Едва ли можно вспомнить какой-то образ - зрительный, слуховой, вкусовой или обонятельный - и не испытать при этом никаких чувств и эмоций. Более того, часто даже разные виды логической памяти имеют эмоциональную окраску, связанную, например, с чувством удовлетворения по поводу решенной проблемы или с чувством досады из-за трудностей, связанных с когда-то решаемой задачей. Неразрывная переплетенность различных видов памяти человека с гениальной точностью и образностью звучит в удивительном стихотворении И. Бунина "При свече":

Голубое основанье.

Золотое острие...

Вспоминаю зимний вечер.

Детство раннее мое.

Заслонив свечу рукою.

Снова вижу, как во мне

Жизнь рубиновую кровью

Нежно светит на огне.

Голубое основанье.

Золотое острие...

Сердцем помню только детство:

Все другое - не мое.

Особыми функциональными вариантами памяти являются произвольная и непроизвольная память. Действительно, мы можем вспомнить некоторое событие после длительной работы, связанной с напряжением воли и концентрацией внимания, при других условиях тот же факт может сам всплыть в памяти. Хорошей иллюстрацией первого случая является эффект, когда человек никак не может вспомнить слово, которое, как говорят, "прилип к кончику языка" или "вертится на языке". Оно почти что всплыло из глубин памяти, но тем не менее никак не может быть осознано. Этот мучительный процесс произвольного вспоминания знаком каждому человеку.

При этом каждый человек на собственном опыте знает, насколько такое вспоминание отличается от непроизвольного, когда события или факты вдруг сами всплывают в памяти, причем появляются зачастую без видимых причин, сами по себе, совершенно без связи с текущими мыслями и делами. Кстати говоря, анализ такого рода фактов во многом объясняет происхождение гипотез о подсознательной работе мозга, о том, что процесс мышления не прерывается даже во сне. Последовательное сравнение результатов непроизвольного вспоминания дает еще больше оснований для гипотез о подсознательном продвижении мыслительного процесса. Анализ таких данных во многом лежит в основе теорий творческого процесса, в основе которого обычно предполагают наличие серьезных, качественных, принципиальных продвижений в понимании анализируемых явлений. Действительно, если процесс непроизвольного вспоминания имеет место через те или иные промежутки времени, а процессы мышления непрерывны, то всплывающие время от времени в сознании человека результаты мышления должны производить впечатление интуитивных скачков и творческих прорывов в решении сложных задач.

Совсем другой принцип организации памяти связан с ассоциативным или альтернативным ему поэпизодным способами запоминания и хранения информации. Действительно, один и тот же материал может запоминаться как цепь ассоциаций, когда одно событие вызывает в памяти другие, связанные с ним на основании самых разных аналогий, сравнений, элементов сходства или отличий.

С другой стороны, запоминание и хранение информации может строиться на основе чисто временной последовательности событий, то есть нанизываться на ось времени. Возможно, что этот способ запоминания ввиду его естественности и опоры на общий принцип "стрелы времени" является наиболее универсальным. Временная ассоциация, то есть связь событий на основании их последовательного или одновременного свершения, представляется намного более естественной (в смысле легко установимой), чем связь на основании причинно-следственных ассоциаций или сходства по каким-то другим признакам и характеристикам. В конце концов именно временные ассоциации лежат в основе такого фундаментального принципа запоминания и мышления, как условный рефлекс.

О важности хранения событий по принципу их нанизывания на ось времени можно судить по результатам самоанализа. Действительно, почти всегда, когда у нас появляется необходимость вспомнить какие-то события, мы начинаем "разматывать нить времени". И в результате такой процедуры вспоминаем на удиатение много, казалось бы, безвозвратно утерянных фактов, картинок, сцен, отдельных слов, интонаций, запахов, ощущений. Отдельные эпизоды часто всплывают в памяти во всем своем многообразии и объеме. О важной роли поэпизодного способа хранения информации свидетельствуют приведенные в следующей главе данные, описывающие вспоминание в условиях электрического раздражения мозга. Оказывается, что при этом в памяти всплывают именно целостные эпизоды прошлой жизни, эпизоды, представляющие собой многогранный комплекс ощущений, связанных с определенным моментом времени.

Поэпизодное запоминание и хранение информации, по-видимому основано не только на использовании чисто временных меток, но и на учете комплекса пространственно-временных координат. В пользу такого предположения свидетельствуют на первый взгляд загадочные и необъяснимые явления, суть которых состоит в следующем.

Наверно, каждый человек может вспомнить, что с ним много раз случалось странное явление: вы решили что-то сделать и отправились выполнять задуманное. Но отойдя от места, где было принято решение, вы забыли то, что хотели сделать. Выход из ситуации известен - вернуться в то место, где было принято решение. Объяснение таких событий становится ясным в рамках гипотезы учета комплекса пространственно-временных характеристик при запоминании эпизодов жизненного потока. Действительно, вы приняли некоторое решение, сформировали в памяти некоторый план, и для того чтобы извлечь его из памяти, возможно, самым простым является восстановить если не время, то место. Восстановление характеристик пространственного окружения автоматически приводит к восстановлению сопутствующей информации!

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >