Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Культурология arrow СОЦИАЛЬНАЯ И КУЛЬТУРНАЯ АНТРОПОЛОГИЯ
Посмотреть оригинал

Культурная единица в исследовании специфичной эволюции. Этнос

Важное место в изучении общей и специфичной эволюции занимает тема отношений между традиционалистскими и модернизационными тенденциями в современном мире. Этнос будет рассматриваться как пример построения социокультурной единицы, являющейся удобным объектом анализа при изучении этой темы в аспекте специфичной эволюции. Исследования можно разделить на два основных типа. Первый связан с изучением того, как сообщества, не находящиеся в центре модернизационных процессов, адаптируются к соответствующим изменениям, происходящим в обществе. Здесь основными категориями анализа становятся адаптация, аккультурация, ассимиляция, и анализируются те социокультурные группы, где обнаруживаются заметные интегративные тенденции. Предмет второго типа исследований составляют процессы этнической дифференциации, обусловленные изменениями, связанными с понятием модернизации.

Этническая группа. «Модернизация стимулирует не только классовое сознание, но и новое групповое сознание всех видов — в племени, регионе, клане и касте, а также в классе, профессиональной общности, любом социальном объединении. Модернизация означает, что все группы — старые и новые, традиционные и современные — все больше осознают себя в качестве группы и свои интересы и требования по отношению к другим группам»[1].

В исследованиях этнических единиц в контексте модернизирующегося общества рассматриваются мобилизационные факторы, интенсифицирующие процессы формирования соответствующих типов идентификации, а также социальных движений и групп, отстаивающих свое особое место в этих условиях. Задачей становится выявление механизмов интеграции разрозненных носителей соответствующих характеристик в сообщества. В частности, изучаются процессы становления и функционирования политических элит, харизматического лидерства и знаковых выражений этноидеологии — символов, ритуалов, стереотипов и т.п. Отыскиваются объяснения, относящиеся к ускорению или торможению освоения в обществе новых социокультурных элементов. Так, эмпирически подтвердилась значимость добровольного заимствования инноваций, стимулирующего их распространение в обществе или социокультурной группе. Это механизм, обусловливающий в основном общую эволюцию, в данном случае распространение модернизационных изменений. Факторы, препятствующие такому распространению, принято связывать с конфликтами между традиционалистскими и реформистскими, этноцентристскими и мультикультур- ными группами. В случае значительного разрыва между обществами или социокультурными группами в уровне развития, когда его преодоление представляется затруднительным или невозможным, этническая единица остается не интегрированной в преобразования глобального масштаба. В этом случае особый исследовательский интерес вызывает специфика процессов превращения таких сообществ либо в изолятов, либо в ресурсные придатки более развитых частей общества или мировых объединений. В частности, изучаются факторы и механизмы, обусловливающие развитие одних и деградацию других этнических регионов и групп.

Результаты исследования реальных исторических процессов опровергли идеологемы ранних представлений об эволюции (и модернизации как одного из ее проявлений) как о неизбежности преодоления национально-культурных различий и формирования глобального миропорядка, господствовавшие вплоть до 60-х гг. XX в. В 1970-е гг. стало очевидным, что не только в модернизующихся, но и в модернизованных странах этническая идентификация отнюдь не уменьшается, по увеличивается, а эт- номобилизация становится важным аспектом политической жизни. Более того, эти факторы стимулировали тенденции соответствующего самоопределения и роста социальных напряжений и конфликтов. Сегодня этническую группу можно рассматривать в качестве значимой динамической социокультурной единицы[2] и прослеживать ее генезис и развитие по крайней мере в пределах одного-двух веков.

Важно запомнить!

Принято считать, что класс и этничность являются двумя основными измерениями социального порядка, не сводимыми друг к другу. «Этничность — узы, сравнимые с родственными, основывающиеся на предположении об общем происхождении и связывающие сетью традиций людей, стоящих на различных уровнях социальной иерархии. Класс означает горизонтальную солидарность среди людей, которые безотносительно к происхождению предков разделяют общие отношения к власти и привилегиям... Для историков этничности основной вопрос — противоречие между ассимиляцией и обособлением. Для историков класса сущность дихотомии — нс между «внутри» и «вне», но между «вверх» и «вниз»[3].

Предпринимались попытки обнаружить сходство между этническими сообществами и группами интересов (такого мнения придерживаются, например, Н. Глейзер, Д. Мойнихэн, Г. Джексон). Однако при возможном структурном сходстве первые отличаются от вторых культурными характеристиками. Во-первых, их члены руководетвуются интересами общего прошлого и будущего п поэтому выражают долговременные социокультурные устремления, сохраняя традиционные черты культуры. Во-вторых, сообщество оказывается значительно более полифункциональным, удовлетворяющим многообразные чаяния его представителей из разных классов и поколений. В-третьих, принадлежность к нему подразумевает широкие возможности для социальной и культурной самореализации личности, значительно более широкие, чем к группе интересов. Отсюда, видимо, можно вывести высокую культурную ценность этничности. Парсонс считает ее аскриптивной категорией, т.е. это качество приобретается не путем личных усилий или заслуг, но «по рождению» или благодаря действию ассимиляционных механизмов.

Этническая идентификация. Этническая идентичность в рамках каждой культуры — величина переменная и ситуативная. Так, в деревне человек ощущает себя ее жителем и воспринимается как таковой другими. В городе же его считают представителем определенной местности, для которой характерны свой диалект, правы, обычаи. В ситуации войны с другим государством он прежде всего — гражданин своей страны. Иными словами, границы такой характеристики личности подвижны, динамичны и ситуационно обусловлены. Подобно классовой, она часто становится основой идеологии, а группы, порождающие и придерживающиеся ее, возглавляют этноцентристские движения.

Этнос, следовательно, представляет собой сегодня одну из центральных категорий, обозначающих культурную единицу, которая может рассматриваться как целостность во взаимодействии с окружением и с другими единицами, в структурно-функциональном и динамическом, синхронном и диахронном планах. Эта категория относится к людям, обладающим определенными идентификационными признаками, традиционно передаваемыми от поколения к поколению. «Обычно к таким признакам относят расовую принадлежность, цвет кожи, географическое происхождение, язык, обычаи, религию. Они имеют идентификационное значение, даже если не признаются носителями, и в этом смысле носят объективный характер. Можно считать, что лица, разделяющие определенный набор подобных черт, составляют группу, разделяющую общую этническую базу, подобно тому как социальный класс представляет собой группу лиц, занимающих общую позицию в системе материального неравенства»[4].

Этническое сообщество как культурная единица определяется совокупностью обязательных характеристик: выраженностью специфичных культурных черт; тенденцией к групповой идентификации (люди осознают и ценят обладание набором таких черт, т.е. причастность к этнической категории); наличием определенной организационной структуры, т.е. ассоциации устойчиво взаимодействующих лиц с общим самоотождествлснием. Подчеркивается, что все это приобретается не с помощью личного выбора, но через культурное наследование или приписывание, т.е. речь идет об общности не кровнородственных связей, но социокультурных особенностей, совокупность которых считается весьма устойчивой. «Этнические группы могут подвергаться преобразованиям, регуляции и даже разрушению, тогда как этнические категории весьма устойчивы к политическому нажиму. Одной из самых впечатляющих исторических ошибок в контроле над этничностью была политика ассимилирования социологически устойчивых этнических категорий в более широкие культуры»[5].

Таким образом, можно считать, что в дополнение к демографическим и классовым признакам этнические черты составляют важную базу для культурной и для научной дифференциации человеческих сообществ.

Формирование этнической группы. Четкая, доказанная концепция этногенеза в социальной и культурной антропологии отсутствует. Поэтому относительно ранних стадий формирования соответствующих групп и «этнической категории» существуют многочисленные точки зрения. Их многообразие, однако, принято сводить к двум основным ориентациям: примординалыюй и культурно-детерминистской (конструктивистской). В первом случае этнос считается примординальным (первозданным) социокультурным образованием, основанным на общих предках, принадлежности к одной расе и эволюционирующим на этих эндогенных (внутренних, присущих исходному популяционному ядру) предпосылках. Сторонники культурного детерминизма считают этносы ситуационными экокультур- ными образованиями, организационными конструктами, сложившимися для совместного решения определенного набора социально значимых проблем, вокруг чего и складываются характерные для общности «культурные темы» и соответствующие им институты.

Спор ведется также и относительно будущего этнической формы дифференциации человечества. Те, кто склонен считать ее пережитком более ранних стадий эволюционного процесса, полагают, что со временем она будет исчезать как анахронизм. Те же, кто рассматривает се как субстанциональную социокультурную единицу, полагают, что в процессе культурной эволюции она претерпит модификации, но сохранит свою дифференцирующую функцию.

Концепция культурного этногенеза может быть проверена и уточнена при изучении современных требований права на культурное самоопределение. Результаты исследований свидетельствуют о том, что на стадии отчетливой идентификации и в условиях напряженных отношений с окружением представители меньшинств начинают считать, что, выделившись в самостоятельную экономическую, политическую, стратификационную, государственную единицу, они получат больший выигрыш, чем в состоянии зависимости от той крупномасштабной социально-политической системы, к которой они принадлежат. Для ряда таких групп характерно стремление не столько к политической или экономической, сколько к культурной автономии. В то же время некоторые этнические сообщества образуются на основе тенденции к более полной интеграции в контекст «основной» культуры (это особенно характерно для мигрантов). Таким образом, считается, что в определенных условиях можно ожидать активизации этнической идентификации, усиления культурной значимости основанных на ней сообществ, характеризующихся интенсификацией тенденций к самоопределению.

В качестве важного социокультурного фактора, катализирующего такого рода процессы, принимается этническая мобилизация, т.е. целенаправленная деятельность, связанная с активизацией соответствующего типа идентификации, формированием и распространением идеологии с этноцентристскими обертонами, институционализацией действий, направленных на самоопределение. В этом процессе значительная роль принадлежит тщательному сохранению родного языка, носители которого составляют целостность не только во внутригрупповых отношениях, но и во внешних связях с представителями языкового большинства.

Механизмы сохранения этнической единицы. Они становятся особенно заметными в контексте концепции культурного плюрализма, которая допускает правомерность сосуществования сразу нескольких идентичностей: религиозной, лингвистической, классовой, региональной, этнической и т.н. Сегодня этот термин указывает на то, что в любой культуре обнаруживаются не только различные основания для такой категоризации, но и реальные объединения людей, использующих ее для группового самоопределения. Соответственно признается также наличие в каждом обществе различных социокультурных образцов, ценностей, норм, образа и стиля жизни, а это означает, что следует с большой осторожностью относиться к употреблению выражений «общество в целом», «культура в целом».

В этой связи важно выявить те механизмы специфичной эволюции, которые в условиях культурного плюрализма выполняют для этнических групп те же селективные, стабилизирующие и направляющие функции, какие в ходе биологической эволюции выполняет естественный отбор. В некоторых случаях это может быть ситуация напряженности и конфликта: «...возникновение социальной солидарности в ответ на ситуацию стресса превращает членов этнической категории в этническую группу»[6].

Однако важнейшая роль в поддержании этнической единицы принадлежит традиции как процессу трансляции и освоения характерных для нее культурных тем и паттернов. Это один из важнейших механизмов воспроизведения норм, ценностей, обычаев субкультуры меньшинства. Благодаря его действию структурируются признаки социокультурной идентификации, упорядочиваются взаимодействия с представителями других групп в типичных ситуациях, поскольку в процессе социализации индивид осваивает стандартный этноснецифичный опыт.

Традиция выполняет также функцию селективного механизма по отношению к инновациям, обусловливая отбор и удержание только тех, что не оказывают разрушительного воздействия на субкультурные черты, и отвержение тех, что грозят им серьезными структурными изменениями. Источником культурных инноваций принято считать индивидуальный опыт людей. Интеграция новшества в жизнь сообщества предполагает, что вначале оно должно быть признано его членами в качестве «своего», а затем наделено с помощью механизма традиции статусом культурно специфичной черты. Из сказанного следует, что действие этого механизма в этнической единице в известной мере уподобляется биологическому естественному отбору[7].

  • [1] Huntington S. Р. Political Order in Changing Societies. New Haven, 1968. P. 37.
  • [2] Ethnicity: Theory and Experience / ed. by N. Glazer, D. P. Moynihan. Cambridge (Mass.),1975. P.213.
  • [3] Cm.: Iligham J. Ethnicity in America // Report at a conference «Ethnicity in ModernAmerican Society». Princeton, 1983.
  • [4] Jackson R. Н. Ethnicity // Social Science Concepts: A Systematic Analysis / ed. by G.Sartori.Beverly Hills ; L„ 1984. P. 227.
  • [5] Jaskson R. II. Ethnicity // Social Science Concepts: A Systematic Analysis. P. 207.
  • [6] Kasfir N. Explaining ethnic political participation // World Rolitics. 1979. Vol. 31. № 3.P. 373.
  • [7] См.: Lazio Е. Evolution: The Grans Synthesis. Boston, 1987; Csanyi V. The replicative modelof evolution: a general theory // World Futures. Journal of General Evolution. 1987. Vol. 23.№ 1-2. P.31-65.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы