Стратегия национальной безопасности Российской Федерации (2015)

Формирование и развитие стратегической культуры в Российской Федерации

Современное положение Российской Федерации, обусловленное характером ее общественно-политического и экономического развития, ставит перед государством и обществом задачи по совершенствованию существующего и разработке нового законодательства в интересах укрепления национальной безопасности страны.

Развитие российского законодательства в этой области было неоднородным, что связано со сложным процессом становления теории национальной безопасности. В течение трех лет были утверждены две Концепции национальной безопасности Российской Федерации 1997 и 2000 гг., где впервые была представлена национальная безопасность Российской Федерации как «безопасность ее многонационального народа как носителя суверенитета и единственного источника власти в Российской Федерации».

Ранее действовала Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года. В настоящее время действует Стратегия национальной безопасности РФ, утвержденная Указом Президента РФ от 31.12.2015 № 683. Необходимость разработки и реализации Стратегии обусловлена необходимостью выработки концептуальных положений, которые на строго научной оценке текущей обстановки могли бы рекомендовать политику безопасного выживания в конкретно складывающихся условиях. Кроме того, произошли изменения в России и мировом геополитическом пространстве, появились новые объективные условия XXI в.

Идея создания стратегии не нова: проблемы национальной безопасности изучаются западными теоретиками в контексте «стратегических исследований», а «стратегия» определяется ими как планирование, координация и концентрированное использование разнообразных средств и ресурсов, имеющихся у союза, государства, политической группы или командующего, с целью достижения преимущества над противником. Однако стратегия национальной безопасности всегда трактовалась на русском языке как «военно-политическая стратегия», поэтому в нашей стране стратегия национальной безопасности ранее не находила применения.

Изучение проблем национальной безопасности в основном осуществляли исследовательские центры США, поэтому формированием стратегического мышления в этой сфере занимались США. Как отмечает Колин Грей, понятие стратегической культуры стало для американцев «полезным инструментом понимания самих себя, других и того, как это другие видят нас»[1].

Стратегическая культура находится в постоянном развитии вместе с развитием общества, аккумулируя в себе его национальные ценности. Стратегическая культура в отечественной науке рассматривается в двух плоскостях: на теоретическом уровне в виде общих представлений об окружающей действительности (о мире, политике, системе ценностей); на организационном уровне как сфера управления государством (знания и умения специалистов, принимающих решения в сфере национальной безопасности).

Профессор С. В. Смульский предлагает рассматривать ее также в виде двух составляющих: концептуально-идеологической и процессуальнопрактической[2]. Концептуально-идеологический аспект раскрывает суть стратегического управления национальными интересами и включает четкие перспективные цели, представление о приоритетном направлении достижения целей, о необходимых ресурсах. Процессуально-практический аспект стратегии раскрывает основные направления и пути реализации национальных интересов, которыми являются прогнозирование развития политических процессов с целью предупреждения неблагоприятных последствий; баланс интересов государств с целью развития сотрудничества и др.

В настоящее время стоит задача сформировать свою стратегическую культуру мировой державы на основе своей национальной идеи, своего исторического опыта, своих традиций и экономических возможностей для достижения своих национальных целей.

  • [1] Gray С. S. Comparative Strategic Culture // Parameters. Winter, 1984. P. 26—33.
  • [2] См.: Смульский С. В. Национальная безопасность и национальные интересы Россиив современных условиях // Новые угрозы национальной безопасности Российской Федерации / под общ. ред. С. В. Смульского. М., 2009. С. 9—18.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >