РОЛЬ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ИЗУЧЕНИИ ПОЛИТИКИ

В результате изучения материала данной главы студент будет:

знать

  • • основные подходы к определению идеи и к ее источникам в политической философии;
  • • соотношение между истинностью, рациональностью и эффективностью;
  • • отличия политической философии от других политических наук;
  • • комплекс идей, касающихся философского политического дискурса;

уметь

  • • использовать различные подходы к анализу природы идей в политической философии;
  • • анализировать соотношение между истинностью, рациональностью и эффективностью;
  • • объяснять проблематику использования концептов политической философии в политических науках;
  • • анализировать роль и значение дискурсивных практик в политической философии;

владеть

  • • основным терминологическим аппаратом в области политической философии;
  • • навыками анализа роли политической философии в изучении политики;
  • • способностью формулировать на основе приобретенных знаний собственные суждения и аргументы по определенным проблемам.

Политическая философия и идеи

Политическая философия и политическая идеология оперируют идеями. И политика – как практика, выработка и обеспечение реализации решений – предстает как система определенных идей, определяющих стратегию и тактику конкретной деятельности. Идеи – средство осмысления человеком действительности. Смысл же суть результат попыток постижения бесконечного мира конечным, ограниченным в пространстве и времени существом, каковым является человек. Поэтому он вынужден относиться к миру с какой-то точки зрения, с какой-то позиции, в каком-то аспекте, в каком-то смысле.

Постигаемые свойства вещей – и тем более существенные свойства – не порождены человеком. Они естественны и материальны, но их выявление возможно лишь в контексте конкретной практической деятельности, преследующей определенные цели и располагающей конкретными возможностями их реализации. Только следуя этой логике, человеческое сознание способно к формированию идеи – осмысления, в котором соединяются знание, представление об идеальном (нормативном) образце и программа его реализации. В этом плане идея есть синтез знания истины, должного и возможного. Так, идея либерализма (коммунизма, анархизма и т.д.) – это и конкретное теоретическое представление о социальной реальности, и представления о целях общественного развития, и представления о путях и способах достижения этих целей (программе преобразования реальности для достижения целей на основе имеющихся знаний об этой реальности). Аналогично идеи квантовой механики – это и научные теории, и нормативно-ценностное содержание соответствующей парадигмы (норм, образцов, программ научной деятельности). В принципе, аналогично содержание не только политических, научных, экономических или технических идей. Таково содержание также идей художественных, религиозных и т.д.

Человек вообще познает мир именно в идеях. Так, ребенок постигает окружающие его вещи как идеи: стул для него – это и реальная вещь, и ее предназначенность, и программа действий (игры) с ним. Выраженный в идеях синтез представлений об истинном, должном и возможном может быть как синкретично-целостным, так и теоретически отрефлектированным вплоть до аналитического вычленения каждого из модусов. С этой точки зрения понятие как знание о свойствах предметов и процессов является лишь одним из аспектов идеи, абстрагированным от оценочного контекста возможности и необходимости.

В истории философии можно найти широкий спектр ответов на вопрос об источниках идей. Согласно Платону, реальный мир – суть мир теней от истинного мира идей (эйдосов), а наши представления – "припоминания" о мире чистых эйдетических сущностей. Модификацией платоновской "теории припоминания" фактически является концепция "третьего мира" К. Поппера, согласно которому теоретические сущности принадлежат не миру вещей и не миру мыслей, а некоему особому миру. Однако тот же Платон уподоблял знание оттиску на восковой дощечке души. Эта метафора впоследствии легла в основу трактовки человеческого сознания как tabula rasa, заполняемой результатами опыта. Р. Декарту принадлежит концепция врожденности идей сознанию. О возможности синтетического априорного знания говорил И. Кант. Согласно французским материалистам XVIII столетия и марксистско-ленинской философии, идеи суть формы отражения сознанием объективной реальности, а согласно В. В. Налимову, идеи (смыслы) – результат спонтанной "распаковки" смыслового континуума.

Перечисление концепций и подходов можно продолжать, но очевидно, что большинство их восходит к двум основным платоновским моделям: либо идеи доопытны (врожденны, припоминания о мире чистых сущностей), либо они – результат опыта. Но в обоих случаях главным оказывается взаимосвязь мира духовного и эмпирического. Иначе говоря, идеи связаны с прорывами в иное, опытом трансценденции. Проблема возникновения и развития идей предстает в этом плане как вопрос об извлечении из опыта знания, которого в этом опыте еще не было. А поиски выхода из этой ситуации есть поиски выхода за рамки анализируемых смысловых структур.

В самом общем виде развитие осмысленного знания может реализовываться трояким образом:

  • 1) "внутриконцептуально" – как погружение в смысловую структуру познаваемого предмета и прослеживание внутренней логики его развития;
  • 2) "надконцeптуально" – как реконструкция смысловой структуры из "внешней" позиции;
  • 3) "межконцептуально" – как прослеживание связей смысловых структур, в том числе "своей" и "иной".

Однако первые два подхода являются крайними выражениями более общего третьего – "межконцептуального". Во всех трех случаях речь идет о взаимодействии смысловых структур. Это взаимодействие и выступает основной, базовой процедурой.

Диалогичность является фундаментальной чертой человеческого мышления, выражающейся в первичности бинарных – двуэлементных, но нерасчлененных структур и отношений (субъект и предикат суждения, вопрос-ответная природа понимания). Принцип диалогичности эволюционно закреплен в парности пространственно разнесенных органов чувств. Идея диалогического, вопрос-ответного характера осмысления и познания в целом в различных вариациях неоднократно высказывалась в истории человеческой мысли (Сократ, Р. Декарт, Ф. Бэкон и др.). Поэтому при рассмотрении механизма порождения осмысленного знания особенно важное значение имеет метафора – столкновение смысловых структур, их диалогическое "взаимооплотнение".

Для возникновения нового смысла, для диалогической метафоризации необходимы неоднородность информационной системы, наличие в ней по крайней мере двух гетерогенных подсистем. Речь идет о фундаментальном, коренящемся в психофизиологии сознания и мышления обстоятельстве. Так, исследования функциональной асимметрии полушарий головного мозга показывают, что деятельность мозга человека подобна функционированию именно таких систем. Биполярный характер носит и культура – как в целом, так и на различных уровнях ее интеграции: рационализм – иррационализм, схоластика– мистика, начетничество – юродство, революционаризм – фундаментализм и т.д.

Рассматривая механизм диалогового взаимодействия, следует выделить два основных его аспекта: "негативный" (разрушающий, отрицающий) и "позитивный" (созидающий, конструктивный). Первый связан с переносом осмысляемого в иной контекст осмысления, с расшатыванием привычных представлений и деструкцией старой смысловой структуры. Второй – с построением нового смыслового ряда, формированием новой системы знания. "Негативный" аспект осмысления обусловлен тем, что возникновение нового знания затруднено действующими стереотипами. Поэтому формирование новых идей предполагает выведение опыта из автоматизма его привычного восприятия и понимания, способность увидеть известное заново, сделав привычное необычным, странным. Эту сторону смыслообразования В. Б. Шкловский удачно называл "остранением", а вслед за ним Д. Барлоу – дистанцированием, Б. Брехт – очуждением, а Ж. Деррида – деконструкцией.

Остранняющая способность свойственна любому творческому сознанию – в науке, искусстве, политике и т.д. Остранение слабо выражено в период нормального развития науки, когда оно сводится к применению имеющегося концептуального аппарата для решения новых проблем по уже выработанному алгоритму. Остраненность ярко проявляется в период изменения концептуального аппарата, смены парадигм, методологических установок. В этом случае исследователь, аналитик оказывается как бы на другой планете, окруженный незнакомыми предметами, где даже знакомые предметы предстают в совершенно ином свете, когда наступает кризис очевидности, а выдвижение "сумасшедших" идей становится критерием развития, в том числе и научного прогресса.

Однако остранение не может быть самоцелью. В качестве таковой оно выступает, пожалуй, только в нонсенсе и абсурде, где остранение становится не средством, а содержанием, предметом творчества. Но даже в нонсенсе остранение, тем не менее, предполагает конструктивную деятельность сознания по выстраиванию из остраненных смыслов новых конструкций. Загадка, метафора, аллегория, пародия, критический анализ не ограничиваются игрой смысла, а дополняются позитивным переосмыслением в новой композиции, в определенной системе практики. С этой точки зрения всякое осмысление есть переосмысление, выстраивание новых смысловых конструкций из остраненных смыслов.

Новые идеи, новое осмысление – это не просто разрушение привычного смыслового ряда, это и его пересоздание. Для политика это новое обустройство социальной жизни, для ученого – новое сравнение и построение новой теоретической модели, для инженера – новое конструктивное или технологическое решение, для рабочего или спортсмена – новая последовательность операций и движений, для художника это повое композиционное решение. За всем этим стоит одно – новая конструктивная фиксация смыслового содержания социального опыта, его новое программирование.

Процесс этот подобен ковке металла, когда его разогрев до состояния полной пластичности, когда ему можно придать практически любую форму, дополняется остужением, фиксацией нужной формы. Таков, в принципе, путь формирования научной терминологии. Этимологическим истоком любого научного термина всегда является метафора, одно из значений которой однозначно фиксируется с помощью определений.

Динамика осмысления предстает, таким образом, как систематический смысловой сдвиг. Зачастую благодаря этому сдвигу нечто, представляющееся несущественным и побочным, приобретает фундаментальное значение. Например, в материальном производстве железо и стекло первоначально рассматривались как шлак в медеплавильном и гончарном деле. Рожь и конопля довольно долго считались сорняками. Аналогичные ситуации характерны и для познавательной деятельности, и для политики. Так, периферические идеи, а то и "еретические" могут оказаться ключевыми.

Любая самоорганизующаяся система в своем развитии реализует равновесие организации и дезорганизации, синтеза новой информации за счет разложения старой. Доминирование первой из этих сторон (тенденций) ведет к окостенению, заорганизованности, второй – к распаду системы. Для периода разложения характерны остранение, отрицание традиционных ценностей. Поиски новых идей порождают обилие доктрин, теоретических концепций, привлекают внимание к альтернативным поискам дилетантов и "еретиков", высмеиваемых ранее.

Социальный опыт реализуется только при условии освоения его личностью. Именно индивидуальное сознание личности является тем полем, в котором происходят изначальный смысловой сдвиг, остранение и попытки выстроить новое видение реальности. Как в профессиональной, так и в бытовой сфере жизнь часто ставит личность в ситуации, когда за неимением социального образца она вынуждена в самой себе искать пути решения и выбора образа действия или мышления. Именно ситуация непонимания, "удар о границы понимания" вызывает рефлексию, а в результате рефлексии и новое осмысление, понимание, т.е. новые идеи.

Через сознание творца проходят улавливаемые только им связи реальности, новая гармония мира, которые он, фиксируя, делает достоянием общества. Чувства человека, его эмоциональное отношение к действительности выражают ценностное отношение человека к реальности, которое образует определенный эмоциональный настрой, служащий своего рода катализатором творческой деятельности в политическом, научном, техническом, художественном поиске, создающий своеобразную "энергию заблуждения", позволяя двигаться вперед "без лишних рассуждений". При этом рациональная мыслительная деятельность – крайне необходимый, но недостаточный элемент динамической целостности и полноты творческой деятельности.

Новые идеи, новое осмысленное знание не могут возникнуть с самого начала как общее. Во всех сферах человеческой деятельности новые творческие приобретения начинаются с личных инициатив как проявление личностной свободы и ответственности. Лишь затем, приобретая общее социальное значение, они могут становиться нормами.

Таким образом, действие личностного фактора в формировании и динамике идей проявляется в трех основных сферах.

Во-первых, это сам факт откровения истины, полем которого является личность. Истина производна от метафизики свободы, которую нельзя доказать, а можно только показать в истине, т.е. открывшемся мире, как опыт принятия, а значит, и вменения, мира. Этот феномен в политической философии связан с суверенным характером свободы, о чем еще будет разговор в других разделах. Пока же стоит отметить, что свобода определяет истину сразу и целиком. Дело логики и другой познавательной техники – описывать открывшуюся свободно целостность. Открыть мир – значит, принять его, а принять – значит, взять на себя ответственность. В том, что мир открылся мне, нет моей заслуги, но открылся мир мне.

Во-вторых, динамика осмысления и смыслообразования предполагает взаимодействие как минимум двух семиотических (знаково-информационных) систем – дискретной (дискурсивной) и континуальной (целостно-образной). Систематическое отождествление нетождественного, порождение аналитически истинных метафор имеет своим полем именно личностное сознание. Интуиция, факты биографии, жизненного пути и опыта служат материалом порождения новых смысловых структур идей.

В-третьих, сама динамика перехода от нового осмысления (идеи) к научным теориям и формам институционализации знания опять-таки предполагает личностные усилия. Общение с другими порождает общее понимание, систематическое общение по поводу идеи – коллективы единомышленников и профессиональные коллективы. Это уже стадия институционализации идеи, которая подробно будет рассмотрена в других разделах учебника.

И на каждом из этих уровней – метафизическом, психологическом и социальном (коммуникативно-организационном) – решающим оказывается именно личностный фактор. Знание формируется и развивается усилием прорастания бытия в сердце души человека, усилием ума и души.

И в этой связи политология представляет собой очень яркий и убедительный пример взаимодополнительности и взаимопроникновения подходов исследования осмысления политической реальности, которая сама по себе не ограничивается причинно-следственными связями, но и пронизана личностными стремлениями, чаяниями, надеждами.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >