Передача владения (traditio)

Приобретение владения считается всегда первоначальным (см. и. 169), даже если владение передается одним лицом другому. Для приобретения владения в любом случае требуются наличие у приобретающего владение обоих его элементов - animus possessionis и corpus possessionis:

... et apiseimur possessionem corpore et animo, ñeque per se animo aut per se corpore (D. 41.2.3.1).

Si venditorem quod emerem deponere in mea domo ius-scrim, possidere me certum est, quam-quam id nemo dum attigcrit(D. 41.2.18.2).

... и приобретаем мы владение посредством материального и полевого элементов, а не одним материальным или одним волевым элементом. Если я прикажу продавцу сложить купленный у пего товар в моем доме, несомненно, я уже владею, хотя впрочем до тех нор, пока никто не захватит его.

Однако если владение переходит от одного лица к другому по их обоюдному согласию (посредством передачи), тем самым облегчаются требования в отношении corpus possessionis и animus possessionis нового владельца.

(1) При приобретении движимых вещей от прежнего владельца с его согласия достаточно было, чтобы вещи были перемещены отчуждателем в дом приобретателя и находились там под охраной.

По аналогии способом передачи товаров считалась передача ключей от помещений, где находились проданные товары. Она рассматривалась как установление власти над всем, что находится в запертом помещении.

Clavibus traditis ¡ta mercium in horreis conditarum possessio tradita videtur, si claves apud horrea traditac sunt: quo tacto confestim emptor dominium et possessionem adipiscitur, et si non aperuerit horrea: quod si venditoris merces non fuerunt, usucapio confestim inchoabitur (Pap. D. 18.1.74).

Владение товарами, сложенными в складах, представляется переданным с передачею ключей, если последняя была совершена при складах. Этим путем покупатель немедленно приобретает и собственность и владение, если даже и не откроет складов. Поэтому если товары окажутся не принадлежавшими продавцу, давность немедленно начнется в пользу покупателя.

Требовалось, чтобы передача ключей происходила перед складами, чем подчеркивается наличие товара - и момент свободного доступа к передаваемому объекту.

Благодаря постоянному фактическому содействию подвластных и рабов римские владельцы могли вдали от своего домицилия через них осуществить передачу.

Possessionem... adquiri per eos [servos], quos in provincia habe-mus(D. 41.2.1.14).

Приобретать... владение через тех (рабов), которых имеем в провинции.

(2) Точно также при приобретении владения недвижимостями от предшествующих владельцев требование полного материального овладения ослаблялось допущением частичного овладения, при полноте знания плана и границ имения.

[Non accipiendum est] ut qui fundum possidere velit omnes glebas circumambulet: sed sufficit quamlibet partem eius fundi in troire, dum mente et cogitatione hac sit, uti totum fundum usque ad terminuni velit possidere (D. 41.2.3.1).

[Не следует полагать], что желающий владеть имением, должен обойти каждый участок поверхности: но достаточно войти на какую-либо часть этого имения, только бы он оставался мысленно в намерении, что хочет овладеть им всем до самых границ.

Продавцу при отчуждении недвижимости достаточно было показать покупателю передаваемый участок с соседней башни, чтобы совершить акт передачи участка.

Aut si vicinum mihi fundum mercatum venditor in mea turre demonstret vacuamque se possessionem tradere dicat. non minus possidere coepi, quam si pedem finibus intulissem (D. 41.2.18.2).

Если при покупке продавец покажет мне соседний участок с моей башни и скажет, что передает свободно владение, то я начинаю владеть точно так, как если бы и обошел границы.

Те случаи, когда прежний владелец, не передавая предмета, лишь указывает на него приобретателю, получили название "передачи длинной рукой" (traditio longa manu).

В приведенных случаях обмен волеизъявлений между владельцами сопутствует акту упрощенной передачи. Но иногда выражение и изменение воли могло также предшествовать или следовать за установлением фактического господства над вещью.

(3) Право Юстиниана пошло дальше по пути облегчения передачи владения и стало пользоваться наличным материальным отношением к вещи, чтобы изменять его значение путем выражения соответствующих намерений сторон. Оно ввело traditio brevi manu - передачу короткой рукой (сокращенно). Прежний держатель с согласия прежнего владельца становился сам владельцем, что бывало, например, когда наниматель покупал вещь у наймодателя.

Interdum etiam sint tradi-tione nuda voluntas domini sufficit ad rem transteren-dam, veluti si rem, quam commodavi aut locavi tibi aut apud te deposui vendide-ro tibi: licet enim ex ea causa tibi cam non tradidcrim, co tamen, quod patior earn ex causa emptionis apud te esse, tuam officio (D. 41.1.9.5).

Иногда достаточно даже одной голой воли собственника, без передачи владения, чтобы перенести владение вещью, например, если я продам тебе вещь, которую ссудил, или сдал тебе в наем, или положил у тебя на сохранение. Ведь хотя бы я и не передал ее тебе на новом основании [продажи], однако тем самым что я допускаю нахождение ее у тебя на основании покупки, я делаю ее твоею.

Наряду с этим некоторые классики сформулировали еще один способ приобретения владения, при сохранении материального момента, но путем изменения волевого элемента. Это бывало в тех случаях, когда собственник продавал кому-нибудь вещь и одновременно брал се у покупателя в паем, не выпуская вещи из рук. В средневековом праве этот способ получил название constitutum possessorium (от constituere - устанавливать).

Quod meo nomine possideo possum alieno nomine possidere: nec enim muto mihi causam possessionis, sed desino possidere el alium possessorem ministerio meo facio (D. 41.2.18 pr.).

Тем, чем я владею от своего имени, я могу владеть и на чужое имя; ведь я не меняю основания своего владения, по перестаю владеть и делаю при моем содействии владельцем другого.

Эта мысль Цельза не встречала сначала поддержки у современников, и Гай, Марцелл и Павел прямо отрицали возможность приобретения владения одним актом воли. Позднее отношение изменилось; в праве Юстиниана были устранены все сомнения, и этот способ дополнил виды передачи.

Самовольный захват владения

Более сложным вопрос представлялся в тех случаях, когда выступало постороннее лицо и завладевало участком в отсутствие и без ведома владельца. Самовольный захватчик, по воззрению Ульпиана, насильственно (vi) нарушивший существовавшее до тех пор владение, окончательно приобретал владение только в том случае, если прежний владелец, узнав об этом, не оспаривал захвата, или если и оспаривал, то без успеха. С более древней точки зрения Лабеона признавалось за таким захватчиком только тайное владение - clandestina possessio, которое становилось сразу недействительным, если прежний владелец оспаривал его.

Насильственное вытеснение владельца из земельного участка не прекращало его владения, если его подвластным удавалось удержаться на нем.

Si quis me vi dcicccrit, meos non deiecerit... per eos retineo possessionem, qui deiecti non sunt (D. 43.16.1.45).

Если кто-нибудь насильственно изгнал меня, но не изгнал моих [подвластных)... я удерживаю владение через тех, которые не были изгнаны.

Приобретение владения через других лиц

Приобретение владения домовладыкой через подвластных ему лиц вытекало из строения римской familia. Приобретение владения через третьих свободных лиц получило признание лишь в эпоху классической юриспруденции. Одной из причин этого является то обстоятельство, что в этот период крупную роль в ведении хозяйства богачей играли вольноотпущенники. Per quemlibet volentibus nobis possidere adquirimus - мы приобретаем через любое лицо, раз мы желаем владеть.

Значение воли хозяина при приобретении подчеркивал Павел:

Possessionem adquirimus animo utique nostra, corpore vel nostra vel alieno (Paul. S. R. 5.2.1).

Мы приобретаем владение только, если имеем сами волю владеть, фактическая же сторона владения может осуществляться или нами самими, или посторонними.

Посторонний мог или непосредственно приобрести владение для другого, или сделаться сам владельцем с тем, чтобы позже передать вещь другому. Приобретение владения через постороннего предполагало, что: а) последний подчинил вещь своему господству, б) имел намерение приобрести владение для другого лица, и в) этим другим лицом была изъявлена воля приобрести владение через постороннее лицо. Это выражение воли могло предшествовать владению, в виде поручения приобрести владение, или следовать за ним, в виде одобрения. Юристы-классики признавали наличие всех этих условий за управляющим, прокуратором в назначенном ему кругу дел, а также за опекуном при опеке.

Per procuratorem adquiri nobis possessionem posse utilitatis causa receptum est (Paul. S. 5.2.2).

По соображениям полезности было установлено, что мы можем приобрести владение через прокуратора.

В таком же смысле высказывался Нераций (D. 41.1.13; D. 41.3.41). За возможность приобретения владения через любое свободное лицо per liberam personam категорически высказывались Ульпиан (D. 41.1.20.2) и Модестин (D. 41.1.53). Такое широкое обобщение объяснялось фактическим характером самого владения. Привлечение третьих (посторонних) лиц к приобретению владения было допущено раньше, чем в сложных процессуальных отношениях. Императорские конституции и право Юстиниана лишь завершили укрепившуюся практику.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >