ОГРАНИЧЕНИЕ ПРАВОСПОСОБНОСТИ И ДЕЕСПОСОБНОСТИ ЮРИДИЧЕСКИХ И ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦ - ДОЛЖНИКОВ В РАМКАХ ПРОЦЕДУР, ПРИМЕНЯЕМЫХ В ДЕЛАХ О НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВЕ)

Общие положения о правоспособности и дееспособности и об их ограничениях

Понятие правоспособности и дееспособности

Понятие правоспособности юридических лиц действующее российское законодательство не определяет, а только указывает на ее виды (п. 1 ст. 49 ГК РФ).

Учитывая возможность применения при правовом регулировании гражданско-правовых отношений аналогии закона (п. 1 ст. 6 ГК РФ), к юридическим лицам может применяться понятие, установленное для физических лиц.

В соответствии с и. 1 ст. 17 ГК РФ под гражданской правоспособностью гражданина понимается способность иметь гражданские права и нести обязанности.

Ценность данной категории заключается в том, что только при наличии правоспособности возможно возникновение конкретных субъективных прав и обязанностей. Она выступает необходимой общей предпосылкой их возникновения и тем самым их реализации1.

Правоспособность является правом в виде возможности иметь права, но не субъективным правом. Субъективным правом является предоставленная конкретному субъекту юридическими нормами в целях удовлетворения его интересов мера возможного (дозволенного) поведения в правоотношении, обеспеченная корреспондирующей обязанностью другого субъекта правоотношения и гарантированная государством.

Понятие дееспособности в отношении юридических лиц в ГК РФ вообще не употребляется.

Однако это не означает, что дееспособность у юридических лиц отсутствует.

Так, Г. Ф. Шершеневич обращал внимание, что коль скоро юридическое лицо признается законом субъектом права, оно должно обладать не только правоспособностью, но и дееспособностью3.

Иными словами, наличие у юридического лица дееспособности доказывается наличием у него собственной воли.

Действующее гражданское законодательство прямо признает наличие воли у юридического лица. Согласно п. 2 ст. 1 ГК РФ юридические лица, так же как и граждане (физические лица), приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе.

Кроме того, в современном российском законодательстве явно прослеживаются случаи, когда у юридических лиц ограничивается не только правоспособность, но и дееспособность.

В данном случае необходимо учитывать два аспекта.

Первый — воля юридического лица должна быть оформлена в правовой документ, поскольку его принятие порождает правовые последствия.

Второй — оформление этой воли производится в рамках определенной процедуры выработки и принятия решения, которое только при ее соблюдении приобретает юридическую силу и олицетворяется с волей самого юридического лица.

Соответственно к юридическим лицам также применимо по аналогии понятие дееспособности гражданина, закрепленное в п. 1 ст. 21 ГК РФ. Согласно этому пункту под гражданской дееспособностью гражданина понимается сто способность своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их.

Содержание дееспособности тесно связано с содержанием правоспособности. Если содержание правоспособности составляют права и обязанности, которые лицо может иметь, то содержание дееспособности характеризуется способностью лица эти права и обязанности приобретать и осуществлять собственными действиями1.

Исходя из этого, правоспособность и дееспособность — это атрибуты субъектов права, которые существуют, пока существуют эти субъекты.

Правоспособность юридического лица возникает в момент его создания и прекращается в момент внесения записи о его исключении из единого государственного реестра юридических лиц (абз. 1 п. 3 ст. 49 ГК РФ). В свою очередь, юридическое лицо считается созданным со дня внесения соответствующей записи в Единый государственный реестр юридических лиц (п. 8 ст. 51 ГК РФ).

Принципиальным отличием правоспособности и дееспособности юридических лиц от правоспособности и дееспособности физических лиц является их единство, что подразумевает одновременность их возникновения, отсутствие возможности возникновения дееспособности не в полном объеме и допустимость только ее последующего ограничения.

Однако возникает вопрос, почему ГК РФ не упоминает понятие дееспособности применительно к юридическим лицам? Это является отражением точки зрения, согласно которой дееспособность юридического лица является элементом его правоспособности. Однако этот подход не позволяет объяснить некоторые моменты, все более четко проявляющиеся по мере развития законодательства о несостоятельности (банкротстве), которые показывают, что отсутствие упоминания в ГК РФ дееспособности юридических лиц скорее нужно отнести к его недостаткам. Такими моментами являются:

1) необходимость разделения правоспособности и дееспособности у юридических лиц.

У физических лиц правоспособность и дееспособность возникают в разное время. Например, лицо в возрасте до 14 лет обладает правоспособностью, но не обладает дееспособностью, поскольку не может самостоятельно реализовать имеющиеся у него права. Мало того, его воля не имеет юридического значения при реализации этих прав его законным представителем. При этом в содержание прав, составляющих правоспособность, могут входить правомочия на совершение определенных действий, например но распоряжению имуществом. Однако в период отсутствия дееспособности реализовываться эти действия будут все равно законным представителем.

Наличие дееспособности у юридических лиц доказывается наличием у них собственных интересов и воли, которые не тождественны интересам и воле отдельных лиц и их групп, составляющих людской субстрат (основу) юридического лица.

Хотя у юридических лиц правоспособность и дееспособность возникают одновременно, но впоследствии при сохранении прав их реализация может принудительно передаваться другим лицам. Как уже отмечалось, в период конкурсного производства полномочия исполнительных органов юридического лица должника приостанавливаются, а управление юридическим лицом переходит к конкурсному управляющему;

2) уяснение содержания понятия "ограничение дееспособности". Отдельные категории как физических, так и юридических лиц обладают разным объемом (видом) правоспособности, но механизм се реализации одинаков, поскольку ограничение дееспособности связано с ограничением самостоятельного участия в отношениях.

Физические лица могут реализовывать свою правоспособность (вступать в правоотношения) самостоятельно, а могут — через представителей (законных или действующих на основании доверенности). При этом случаи, когда физические лица участвуют в отношениях непосредственно или через представителей, нельзя полностью отождествлять, поскольку может возникнуть вопрос об ответственности этих представителей, если они совершают сделки не в интересах представляемых.

Юридические лица также могут действовать через представителей, но в основном действуют через свои органы. При этом органы юридических лиц в отличие от представителей не являются самостоятельными субъектами права и, таким образом, не обладают собственной правоспособностью и дееспособностью.

У физических лиц случаи добровольного и принудительного назначения представителей соответствуют делению представительства на законное (вне зависимости от воли представляемого) и па основании доверенности (по его воле). Следовательно, ограничением дееспособности у физических лиц являются случаи их участия в отношениях через законных представителей.

У юридических лиц также можно выделить случаи добровольного и принудительного (па основании закона) назначения органов. Напрашивается вывод, что действия юридического лица через орган, назначаемый его учредителями, и есть аналог самостоятельных действий юридического лица. Соответственно, ограничением дееспособности юридических лиц должно признаваться принудительное назначение его органов;

3) разграничение понятий "ограничение дееспособности" и "ограничение правоспособности".

Не вызывает сомнений, что правоспособность у юридических лиц ограничивается в тех случаях, когда для них исключается возникновение прав и обязанностей.

Однако существует уже упоминавшееся ограничение в виде установления дополнительных условий для реализации своих прав в виде получения согласия другого лица.

При этом необходимо отметить, что у физических лиц совершение сделок с согласия законных представителей является ограничением их дееспособности (ст. 26, 30 ГК РФ).

Однако ограничение дееспособности, как уже отмечалось, должно связываться с невозможностью действовать самостоятельно. В данном случае речь идет об установлении дополнительных обязанностей. Сама сделка будет совершаться самостоятельными действиями юридического лица через единоличный исполнительный орган или представителя. Поэтому применительно к данному случаю правильнее говорить об ограничении правоспособности1.

Поскольку юридическое лицо в рамках дела о его несостоятельности (банкротстве) остается стороной в обязательствах, оно не может быть полностью лишено правоспособности. До момента исключения из реестра должник продолжает существовать как юридическое лицо и вследствие этого обладает правоспособностью.

Соответственно, оно не может быть лишено возможности самостоятельно реализовывать право на защиту. При этом данная возможность должна реализовываться, минуя арбитражного управляющего, который, действуя в интересах кредиторов и иных лиц, сам может быть нарушителем прав юридического лица — должника. Эти правомочия определяют пределы ограничения (минимальный объем) правоспособности и дееспособности юридических лиц — должников.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >