Система рычагов диктатуры в Коммуне

Отсутствие руководящей партии в Парижской коммуне лишало механизм пролетарской диктатуры той основной силы, которая могла бы обеспечить руководство массами через систему рычагов или приводов от партии к массам. Поэтому применительно к Парижской коммуне говорить о системе рычагов, приводов, которая соединяет массы с ведущим авангардом, можно только условно.

Федеральный совет парижских секций "Международного товарищества рабочих" по составу своему был в большинстве прудонистским. Не являясь направляющей классовой силой, повседневное руководство которой так нужно было пролетариату, Федеральный совет все же сыграл известную роль.

Профсоюзный рычаг или привод, в лице Федерального совета (палаты) рабочих объединений, был в общем в таком же состоянии, как и Федеральный совет секции "Международного товарищества рабочих", и на его массовой базе особенно отразились мобилизации и безработица. Из профессиональных союзов надо отметить союзы металлургов и механиков, боровшиеся за реализацию декрета Коммуны о национализации покинутых хозяевами промышленных предприятий, профсоюзов булочников, проведший декрет о запрещении ночного труда в булочных, федерацию художников, проделавшую большую работу по перестройке работы в области народного просвещения, а также ряд других профсоюзных организаций, сыгравших большую роль в ломке старого и создании нового государственного аппарата.

До известной степени характер рычага в системе диктатуры пролетариата имел Центральный республиканский комитет национальной обороны 20 округов Парижа, опиравшийся на свои окружные комитеты бдительности.

Одним из главных рычагов Коммуны являлась Национальная гвардия с ее Центральным Комитетом во главе. Сознавая свою силу и свои классовые задачи, руководящее ядро Центрального комитета провело новый устав Национальной гвардии, в первых ведущих параграфах определенно носящий не парижский, а общереспубликанский характер. И эти параграфы Центральный Комитет Национальной гвардии стал последовательно проводить в жизнь, рассылая своих делегатов в крупные города Франции для установления связей и инструктирования Национальной гвардии этих городов.

За исключением обоих федеральных советов, не устанавливавших официальной связи с Советом Коммуны, все остальные перечисленные здесь организации как бы объединялись вокруг Совета Коммуны, признавая в заявлениях, сделанных их делегациями в первом же заседании Совета Коммуны, ее верховенство. Но ясно, что Совет Коммуны не мог играть роль последовательного руководителя и направляющей силы в системе пролетарской диктатуры.

В апреле создались женские окружные комитеты, создавшие свой Центральный комитет Союза женщин по защите Парижа и помощи раненым, функции которого далеко выходили за эти рамки. Союз становится весьма существенным рычагом в системе пролетарской диктатуры.

К числу рычагов надо отнести далеко выходящий за пределы Парижа республиканский Союз департаментов, представлявший свыше 100 тысяч живущих в Париже уроженцев различных департаментов, стремившийся объединить вокруг Парижской коммуны провинциальную Францию.

Наконец, надо упомянуть объединение народных клубов, игравших значительную роль во всех революциях Франции.

Избирательная система

До выборов Совета Коммуны, состоявшихся 26 марта, правительством являлся, как мы уже знаем, ЦК Национальной гвардии. В п. 1 Устава Гвардии говорилось: "Республика, являясь единственным правительством права и справедливости, стоит выше всеобщего голосования, которое само создано республикой" и, следовательно, - может в случае надобности для своего сохранения ограничивать всеобщее избирательное право. 200 тысяч вооруженных пролетариев - членов Национальной гвардии - избирали орган своего самоуправления открытым голосованием, неравным, поскольку некоторые преимущества предоставлялись выборному командному составу, и не прямым, а двух- (батальонные советы), трех- (легионные советы) и даже четырехстепенным (сам ЦК Национальной гвардии).

За основу выборов Совета Коммуны взят был избирательный закон 1849 г. Но что касается всеобщего избирательного права, то незачем было применять п. 1 Устава, так как несколько десятков тысяч "лишенцев" бежало из Парижа вместе с правительством Тьера, а оставшиеся объявили в своих газетах бойкот выборов, если не будет принят ряд их условий.

И в принципе и на практике предоставлялось избирательное право женщинам.

Что касается тайного голосования, то Центральный Комитет выразил желание, чтобы в будущем голосование было поименное, так как эта форма более всего соответствует демократическим принципам. Предместья вняли этому и голосовали подписанными карточками.

Говоря о непрямых выборах Коммуны, Маркс замечает: "Собрание уполномоченных, заседающих в главном городе округа, должно было заведовать общими делами всех сельских общин каждого округа, а эти окружные собрания должны были в свою очередь посылать уполномоченных в Национальное собрание, заседающее в Париже; уполномоченные должны были строго придерживаться инструкций своих избирателей (императивный мандат) и могли быть сменены во всякое время".

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >