Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Психология arrow ЮРИДИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ
Посмотреть оригинал

Эмоциональный интеллект.

Наряду с привычным понятием интеллекта, выражающим уровень умственных (интеллектуальных) способностей человека, его умственный потенциал (IQ), в психологии с середины прошлого века стало активно развиваться направление, получившее в последующем название эмоционального интеллекта (EQ), который был признан не менее важной составной частью, свойством сознания человека, отражающим объективную реальность в виде чувственных, эмоционально окрашенных образов, сопровождающих его практическую, познавательную деятельность, процесс осознания им на чувственном, эмоциональном уровне самого себя, окружающей действительности и за счет этого позволяющих добиваться гораздо больших успехов в своей повседневной жизни.

Психологи, разрабатывающие вопросы, относящиеся к эмоциональным аспектам сознания, интеллекта, мышления, сходятся во мнении, что эмоциональный интеллект в качестве способности человека лучше (можно сказать — тоньше) понимать чувства, психические состояния, эмоции окружающих людей, а также свои собственные эмоциональные состояния, переживания, в значительной мере влияет на более эффективное управление ими на чувственном уровне[1].

Поэтому, как полагают С. Шабанов, А. Алешина, эмоциональный интеллект проявляется прежде всего в эмоциональной компетентности, чуткости, тактичности человека, в его способности «услышать собеседника, понять его эмоциональное состояние», избежать в диалоге с ним раздражения[2].

Американский психолог Д. Гоулман пишет о том, что у человека есть как бы «два мозга, два ума, две разные способности мышления: рациональная, которая отправляется от разума, и эмоциональная. То, насколько мы преуспеваем в жизни, определяется обеими. Значение в данном случае имеет не только коэффициент умственного развития, но и эмоциональная способность мышления... Интеллект не способен всегда быть на высоте без эмоционального разума». И далее, обращая внимание на эту взаимосвязь рационального и эмоционального, на дополнение их друг другом, Д. Гоулман приходит к важному выводу о том, что при их успешном взаимодействии «повышается эмоциональная способность мышления, равно как и умственная способность мыслить». Такая новая парадигма, по мнению ученого, побуждает нас поддерживать «гармонию между головой и сердцем», понимать «что значит пользоваться эмоциями с умом»[3].

Первоначально развитие данного направления начиналось с научных публикаций, посвященных в целом интеллекту человека в его социальных контактах, в «эмоциональной грамотности», в умении высказывать свои мысли и выслушивать мнение других, в интеллектуальном компоненте нашего вербального и невербального поведения.

И лишь в начале 1990-х гг. с расширением исследовательской базы Д. Майер, П. Сэловей, Д. Карузо вводят в научный оборот наряду с привычным понятием интеллектуального коэффициента (IQ) понятие эмоционального коэффициента (EQ), с помощью которого стали характеризовать уровень эмоционального интеллекта человека. Этими учеными тогда же была разработана и модель эмоционального интеллекта, своего рода эмоциональной компетентности человека, включающей четыре элемента, а именно:

  • — точность восприятия, оценки и выражения как своих собственных эмоций, так и эмоционального состояния других лиц;
  • — использование субъектом информации об эмоциях в ходе мыслительной деятельности в целях повышения ее эффективности;
  • — понимание (самоосознание) как своего эмоционального состояния, так и эмоций, чувств других людей; эмпатия — осознанное сопереживание их мыслям и чувствам;
  • — управление своим эмоциональным (психическим) состоянием; определение тактических приемов своего вербального и невербального поведения, оказание управляющего воздействия на процесс формирования и развития оптимального эмоционального фона своего поведения с использованием информации, которую несут эмоции других лиц[4].

В ходе исследования вопросов, относящихся к эмоциональному интеллекту, было со всей очевидностью подтверждено, что как успехи, так и неудачи в жизни человека во многом обусловлены не только его собственно умственными способностями, но и его психическим состоянием, чувствами, подпитывающими эмоциональный интеллект, активно воздействующими на мышление, в конечном итоге — на результаты его активности, в том числе и противоправного характера, что, кстати, нашло отражение и в целом ряде статей УК и ГК, в различных комментариях к ним. Здесь и психические страдания (ст. 117), и внезапно возникшее сильное душевное волнение, аффект (ст. 107, 113), и состояние психической беспомощности (ст. 131, 132), и нервно-психические перегрузки (ст. 28) и некоторые другие.

Как справедливо замечает Д. Гоулман, «способность человека время от времени отслеживать чувства имеет решающее значение для психологической проницательности и понимания им самого себя»[5]. К этим словам можно добавить: и не только «самого себя», но и других лиц, вовлеченных в сферу профессиональной деятельности юриста. Сколько тому известно примеров из следственной практики, когда тот или иной участник уголовного процесса (свидетель, подозреваемый и т.д.), отказываясь свидетельствовать на допросе одному следователю, в то же время (даже при той же доказательной базе) дает развернутые показания другому сотруднику следственного органа! Не в этом ли проявляется тесная связь эмоционального интеллекта следователя, его эмоциональная компетентность с таким хорошо известным криминалистическим явлением, которое получило название психологический контакт с допрашиваемым?

Можно привести и другой пример, из области гражданского судопроизводства, когда один из участников сделки при ее заключении (хотя и дееспособный с сохранным интеллектом!) вопреки своим интересам, находясь «в таком состоянии» (см. ст. 177 ГК), принимает ущербное, проигрышное для себя решение, поскольку, как видно из заключения судебно-психологической экспертизы, он «не был способен понимать значение всех своих действий и руководить ими».

В связи с этим уместно привести объяснение такого, на первый взгляд, парадоксального явления, сославшись опять-таки на мнение Д. Гоулмана относительно значения эмоционального интеллекта, который «может оказаться столь же мощным критерием, как и коэффициент умственного развития, а иногда и превосходить его»[6].

И наконец, если значение эмоционального интеллекта в ряде случаев столь велико, тогда закономерен и такой вопрос: на какие качества личности следует обращать внимание (применяя те или иные тестовые методики) при оценке коэффициента эмоционального интеллекта индивида (EQ), в том числе в ходе проведения профессионального психологического отбора в правоохранительные органы, а также при назначении в них должностных лиц на руководящую работу? Насколько соотносится эмоциональный интеллект, уровень эмоциональной компетентности кандидата с его будущей профессиональной пригодностью?

Замечено, что люди с высоким эмоциональным интеллектом отличаются своей большей эмоциональной устойчивостью, высокой работоспособностью, уверенностью, настойчивостью, способностью управлять своими эмоциями, настроением.

Считается, что люди с высокоразвитым эмоциональным интеллектом:

  • — в социальном отношении более уравновешены, открыты для общения, менее других подвержены тревожному состоянию, страху;
  • — имеют развитую интуицию, эмпатию, большую эмоциональную чувствительность к проблемам других людей (сотрудников, членов семьи и т.д.);
  • — более продуктивно работают в группе, легко избегают конфронтации, реже прибегают к внешне обвиняющим формам реагирования;
  • — не создают там, где работают, обстановку, вызывающую стресс (фрустрацию) у сотрудников;
  • — владеют методами, поднимающими настроение у окружающих, вызывающими оптимизм, мотивацию к достижению успехов[7].

Все эти качества, характеризующие интеллект с высокими значениями — IQhEQ личности юриста лежат в основе его социально-психологической адаптивности, положительно влияют на его социальное, профессионально функционирование, стрессоустойчивость, достижение более высоких результатов в работе.

Поэтому лица с перечисленными выше качествами коммуникативной компетентности, имеющие высокий коэффициент эмоционального интеллекта (EQ), могут рассматриваться в первую очередь в качестве кандидатов на службу в правоохранительные органы, отбираемых туда с помощью современных методов обследования их личности.

В качестве примера можно сослаться на методику Н. Холла в виде теста EQ (под названием: «The Emotional intell-gence Self-Evaluation»), с помощью которого выявляются и оцениваются такие качества эмоционального интеллекта человека, как: его осведомленность об эмоциональных состояниях; умение разбираться в своих эмоциях, управлять ими и своим поведением; эмпатия, навыки распознавания эмоционального состояния других лиц и некоторые другие качества личности.

Полезную дополнительную информацию в целях более углубленного исследования эмоционального интеллекта личности можно также получить и в результате зарекомендовавших себя тестовых методик, как СМИЛ, 16-ФЛО Кэттелла и некоторые другие (см. гл. 2 настоящего учебника). Полученная с их помощью информация существенно дополнит оценку эмоционального интеллекта, уровня эмоциональной компетентности лица, отбираемого на службу в органы юстиции и на руководящую в них работу.

  • [1] Подробнее см.: Фернхем Э. Психология. 50 идей, о которых нужно знать. М., 2014.С. 56; Гоулман Д. Эмоциональный интеллект. Почему он может значить больше, чем IQ.М„ 2015. С. 236.
  • [2] Шабанов С., Алешина А. Эмоциональный интеллект. Российская практика. 2-е изд.М„ 2015. С. 69.
  • [3] Гоулман Д. Эмоциональный интеллект. Почему он может значить больше, чем IQ.М., 2005. С. 69.
  • [4] Там же. С. 165.
  • [5] Гоулман Д. Эмоциональный интеллект. Почему он может значить больше, чем IQ.М., 2005. С. 75.
  • [6] Там же. С. 75.
  • [7] Гоулман Д. Эмоциональный интеллект. Почему он может значить больше, чем IQ.М„ 2005. С. 95.
 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы