Основные школы и теоретические направления развития мирового хозяйства и международного разделения труда

В главе рассматриваются основные положения теорий мирового хозяйства и международного разделения труда:

■ теории развития, ориентированного на внешние связи;

■ теории технологического разрыва;

■ цикла жизни продукта;

■ теоретических исследований, посвященных проблемам международной внутриотраслевой специализации и, соответственно, международной внутриотраслевой торговли;

■ направления, которое авторы определяют как синтез теорий сравнительных преимуществ;

■ теории экономии за счет масштабов производства;

■ теории интернализации;

■ теория конкурентных преимуществ американского экономиста М. Портера;

■ теории нового протекционизма;

■ теории стратегической или управляемой торговой политики.

При раскрытии основных положений указанных теоретических направлений и школ показывается их связь с реальной практикой развития мирового хозяйства и международного разделения труда.

С начала 70-х гг. XX в., когда произошло, с одной стороны, определенное "потепление" международных политических отношений и начали развиваться процессы индустриализации в целом ряде развивающихся стран, а с другой стороны мировой топливно-энергетический и сырьевой кризис 1973-1974 гг. очень остро поставил проблемы структурных изменений в мировом хозяйстве, произошли определенные изменения и в теоретических оценках основных тенденций и направлений развития мирового хозяйства в целом и международной торговли, в частности. Объективно встали проблемы формирования нового международного разделения труда, его теоретического обоснования, и развития на этой основе международной торговли.

Рядом экономистов (Д. Пау, Т. Сцитовски, Б. Беласса, Гарри Г. Джонсон (США), Я. Литл, М. Скотт (Великобритания) и другие учеными) были сформулированы концептуальные положения теории развития, ориентированного на внешние связи. Они исходили из недостаточности политики развития промышленности, ориентированного на внутренний рынок и импортозамещение в развивающихся странах, и необходимости формирования в них промышленности, ориентированной на экспорт. Указанные авторы брали за основу необходимость индустриализации развивающихся стран, но, следуя положениям теории Э. Хекшера - Б. Олина, полагали, что эти страны должны развивать прежде всего трудоемкие отрасли промышленности, основанные на использовании дешевой рабочей силы и ориентированные на экспорт. Как правило, развивающимся странам предлагалось заниматься производством простых промышленных изделий, не требующим использования высококвалифицированного труда, развивать трудоемкие производства на основе использования дешевой и избыточной рабочей силы, а также развивать отрасли производства, в которых указанные страны конкурентоспособны по причинам обладания соответствующими природными ресурсами. Кроме того развивающимся странам предлагалось фактически снять барьеры для иностранных инвестиций, которые могли бы стать фактором динамичного экономического развития.

Хотя основные положения данной теории в целом вполне обоснованы и базируются на реальной оценке ситуации в развивающихся странах и в мировом хозяйстве в целом, однако реализация только этого направления развития недостаточна, поскольку актуальной для развивающихся стран является и задача формирования в национальной экономике комплексов взаимосвязанных отраслей, способных удовлетворять и собственные потребности внутреннего рынка этих стран.

Учитывая резкое возрастание с начала 1970-х гг. воздействия НТР на всю систему мирохозяйственных отношений получили свое развитие и соответствующие новые трактовки теории Э. Хекшера - Б. Олина, отражающие существенное возрастание роли технологических факторов в производстве и, как следствие, неравномерности технологического развития. Эти трактовки можно объединить общим названием теории технологического разрыва.

Основу развития данной теории заложили работы английского экономиста М. Познера, в которых он исходил из того обстоятельства, что своеобразный толчок для развития торговли между странами задают технические сдвиги, происходящие в какой-либо отрасли торгующих между собой стран. Уменьшая издержки, они создают ей сравнительные преимущества. Как полагал Познер, осуществление таких технических сдвигов и создание на их основе качественно нового товара предоставляет данной стране квазимонополию, которая позволяет ей получать добавочную прибыль, подталкивающую, в свою очередь, к расширению экспорта этого нового товара.

Эти сравнительные преимущества сохраняются до тех пор, пока другим странам не удается сократить, а затем и преодолеть технологический разрыв, образовавшийся в данной отрасли. Преодоление разрыва, по Познеру, делает неактуальным дальнейшее развитие торговли соответствующим товаром. Поскольку такие явления постоянно возникают в разных странах и отраслях и представляют собой непрерывный процесс, связанный с изменением положения отдельных стран и отраслей, то Познер использует понятие "поток нововведений".

Идеи Познера получили свое развитие в работах других ученых, в частности таких, как Р. Вернон, Э. Мэнсфилд, Р. Финдли, Д. Хафбауэр. Они при этом обращали внимание на временный характер технологического разрыва со стороны одной страны и полагали, что идеи Познера дают основания для заключения о том, что от технических нововведений, происходящих в одной стране, выигрывает не только она сама (за счет добавочной прибыли или технологической ренты), но и торгующие с ней страны, поскольку они получают более совершенную в техническом отношении продукцию и сами не расходуют никаких средств на ее разработку, внедрение и освоение в производстве. С течением времени складывается ситуация, когда страна-импортер данной продукции продолжает получать экономические выгоды от ее приобретения и использования, а страна-экспортер постепенно утрачивает свои экономические преимущества.

Фактически целым теоретическим направлением, в определенной мере вытекающим из теории технологического разрыва, явилась теория американского экономиста Р. Вернона, получившая наименование цикла жизни продукта. Однако принципиальным отличием теории цикла жизни продукта от теории технологического разрыва является тот факт, что основные положения М. Познера вытекали из теории Э. Хекшера - Б. Олина, а Р. Верноном идеи этой теории по существу отвергались.

Суть принципиальных положений теории Вернона состоит в следующем. Каждый новый продукт проходит несколько стадий своего цикла жизни: введение, расширение, зрелость и старение. На первой стадии расходы на внедрение и выпуск продукта в стране-инноваторе оказываются достаточно большими. Поэтому велики и цены на данный продукт, а спрос на него ограничен потребителями с высокими доходами. На этой стадии масштабы экспорта продукта будут незначительными. На второй стадии (расширения или роста) производство данного продукта приобретает крупномасштабный (часто серийный) характер, издержки, а вслед за ними и цены начинают снижаться, что стимулирует рост спроса, как в своей собственной стране, так и за рубежом. В других странах этот спрос сначала удовлетворяется за счет экспорта из страны, инициировавшей производство данного продукта, а затем и за счет постепенного развертывания своего собственного производства этого продукта.

На третьей стадии (стадии зрелости) на внутреннем рынке уже достигается ситуация насыщения внутреннего спроса на данный продукт. Технологии его производства широко освоены, растет число фирм-производителей продукта как внутри страны-инноватора, так и за рубежом. Объем производства данного продукта достигает своего максимума. Одновременно у фирм-производителей уже возникают проблемы снижения издержек производства и поиска возможностей привлечения более дешевых факторов производства. В качестве выхода из создавшейся ситуации фирмами-производителями нередко используется перемещение производства данного товара в страны с более низкими издержками производства (обычно - в развивающиеся страны с более дешевой рабочей силой, низкими экологическими стандартами, низкими налогами и т.д.). При этом достаточно часто на третьей стадии цикла жизни продукта экспорт товара из страны-инноватора сменяется его ввозом из страны-имитатора. Как правило, в современных условиях одновременно с отказом от производства морально устаревающего продукта и перемещением его производства за рубеж в стране-инноваторе уже начинают появляться первые образцы новой модели продукта, для которой наступает первая стадия жизненного цикла. При этом нередко новый продукт уже начинает позиционироваться в средствах массовой информации еще до того, как начинается его массовое производство.

Четвертая стадия (старения) характеризуется тем, что данный продукт как бы исчерпывает свой исторический (жизненный) ресурс, устаревает. Цены на него снижаются, но одновременно с этим снижается и спрос на него, а вслед за этим снижаются и масштабы его производства.

Следует отметить, что Вернон в качестве страны-инноватора рассматривал главным образом США, для чего, естественно, есть основания, связанные с тем, что именно в США сконцентрирован основной мировой научно-технический потенциал и имеются значительные финансовые, материальные, кадровые, интеллектуальные предпосылки для создания новых поколений товаров. Это действительно соответствует реальному положению вещей. Однако последующая практика показала, что возможности для создания товаров новых поколений имеются и в Западной Европе и в Японии. Есть примеры проведения все более активной инновационной политики и в таких странах, как Китай, Индия, Республика Корея, Бразилия. Несмотря на тяжелые последствия экономического спада 1990-х гг. в России также сохраняется научно-технический, кадровый, интеллектуальный потенциал для создания новых поколений товаров, сложности при этом часто связаны прежде всего с финансовой поддержкой реализуемых проектов. Переход к инновационной модели развития экономики страны рассматривается руководством России как одна из центральных задач в экономической области.

Размышляем самостоятельно. В каких отраслях и по каким видам продукции Россия, следуя положениям теории "цикл жизни продуктов", могла бы уже в ближайшее время стать страной-инноватором?

Еще одним направлением экономической теории, развиваемым с начала 1970-х гг. XX в., явились работы, посвященные проблемам международной внутриотраслевой специализации и, соответственно, международной внутриотраслевой торговли. Дело в том, что теория факторов производства Э. Хекшера - Б. Олина не давала ответов на вопросы, связанные с развитием международной внутриотраслевой торговли между странами, имеющими примерно одинаковый уровень развития и примерно в равной степени наделенными факторами производства.

Попыткой решения указанных проблем стала разработка положений о внутриотраслевых сравнительных преимуществах. Английский экономист П. Таракан при этом исходил из положения о том, что в тех отраслях, где имеется значительная потребность в соответствующих производственных факторах (капиталоемкие или трудоемкие отрасли), значительной будет и дифференциация издержек производства. Эти различия в издержках производства и создают предпосылки для развития международной межотраслевой торговли. В тех же отраслях, где дифференциация в издержках производства существенно меньше, складываются предпосылки для развития внутриотраслевой специализации и соответственно торговли.

Существенное значение при этом приобретает дифференциация продукта, в основе которой находятся различия в предпочтениях покупателей. Следует отметить, что в анализе проблем внутриотраслевой торговли Таракан и другие западные экономисты рассматривали ее в аспекте обмена продуктами конечного потребления, различающихся по сорту, номенклатуре и ассортименту, в то время как в стороне от внимания оказывались проблемы внутриотраслевой подетальной, поузловой и технологической специализаций.

Шведским ученым С. Линдером в теорию внутриотраслевой торговли были внесены существенные коррективы, связанные с тем, что он предложил рассматривать ее не с позиций предложения (и, соответственно, дифференциации в издержках производства), а с позиций спроса населения, который он связывал с величиной национального дохода на душу населения.

По мнению Линдера, если страны имеют примерно одинаковый или близкий по своей величине уровень национального дохода на душу населения, то и потребители в этих странах имеют примерно одинаковые потребности, которые могут удовлетворяться поставками продукции из различных стран. Внешняя торговля здесь выступает как существенный фактор расширения многообразия предоставляемых для потребителей товаров (с точки зрения разнообразия качества, стилей, дизайна и т.д.). Отмеченные обстоятельства в первую очередь относятся к потребительским товарам - одежде, обуви, бытовой технике, электронике, спектр которых неуклонно расширяется. По Линдеру чем более близки между собой страны по уровню национального дохода на душу населения и чем ближе их структуры потребления, тем больше предпосылки для развития между ними внутриотраслевого обмена товарами (международной внутриотраслевой специализации производства и соответственно международной внутриотраслевой торговли) и тем более динамично развивается этот обмен.

Размышляем самостоятельно. Возможно ли более активное развитие международной внутриотраслевой специализации производства и соответственно международной внутриотраслевой торговли в рамках СНГ по мере углубления между ними интеграционного сотрудничества?

Критики положений теории Линдера отмечают, что развиваемые им положения далеко не всегда подтверждаются реальной практикой. Это касается, например, развивающихся стран, которые имеют примерно одинаковые показатели национального дохода на душу населения, но стремящихся развивать не взаимную торговлю (как это должно было быть в соответствии с теорией Линдера), а торговать с ведущими развитыми странами. Линдер полагал, что основные положения его теории относятся и к товарам производственного назначения. Однако практика показывает, что международная торговля такого рода продукцией проистекает не из стремления разнообразить применяемое в них производственное оборудование (по аналогии с потребительскими товарами), а основывается на реальной специализации производства в соответствующих отраслях (где создается продукция производственного назначения) - в том числе и международной внутриотраслевой специализации производства. Вместе с тем, нельзя не согласиться с Линдером в том, что расширение внутриотраслевого многообразия в производстве потребительских товаров является существенным фактором развития международной торговли, роль которого возрастает особенно в связи с очень динамичным нарастанием международного информационного обмена.

К числу направлений развития теорий международного разделения труда и международной торговли можно отнести и направление, которое рассматривается как синтез теорий сравнительных преимуществ. Появление этого направления экономической мысли было связано с тем, что фактически ни одна из основных теорий международной торговли, базирующихся на принципах сравнительных преимуществ, не дала полного, системного объяснения всего комплекса причин развития международной торговли. Попыткой решения указанных проблем стала гипотеза С. Хирша о том, что страны специализируются на производстве (и соответственно экспорте) либо материалоемких товаров (которые Хирш определяет как товары Рикардо), либо капиталоемких или трудоемких товаров (товары Хекшера - Олина), либо наукоемких товаров.

Он показывает, что применительно к производству материалоемких товаров действуют идеи Д. Рикардо о сравнительных преимуществах, в соответствии с которыми природные и иные аналогичные условия существенным образом влияют на производительность труда в соответствующих отраслях и, как результат, на международную специализацию стран (это так называемые товары Рикардо). Действительно, даже в условиях мировой экономики начала XXI в., несмотря на огромную роль современных достижений НТР, сохраняют свое существенное значение факторы, связанные с обладанием странами теми или иными видами полезных ископаемых, топливно-энергетических и сырьевых ресурсов, климатическими условиями, позволяющими выращивать те или иные виды сельскохозяйственной продукции и т.д.

Факторы труда и капитала, по Хиршу, действуют применительно к промышленной продукции (это товары Хекшера - Олина). При таком подходе страны с избытком трудовых ресурсов (на практике - это развивающиеся страны) могут специализироваться не только на добыче полезных ископаемых или производстве сельскохозяйственной продукции, но и на производстве ряда видов промышленной продукции - технически относительно несложных машин и оборудования, текстильной продукции, одежды, обуви, металлов, химикатов (в том числе экологически грязной продукции). Капиталоемкое производство в рамках системы товаров Хекшера - Олина должно развиваться в развитых странах с рыночной экономикой. Вместе с тем, историческая практика показывает, что ситуация в различных странах и их место в системе международного разделения труда может изменяться. Примером такого рода являются некоторые так называемые новые индустриальные страны или страны с развивающимися рынками (new emerging markets), которые ранее ощущали явный недостаток капитала, однако сумели реализовать активную инвестиционную политику как за счет привлечения иностранных инвестиций, так и затем путем экспансии отечественного капитала.

Третий (по Хиршу) сегмент международной торговли, связанный с производством и экспортом наукоемкой продукции, связан с внутриотраслевым обменом между промышленно развитыми странами. Как уже отмечалось в данной главе, теории технологического разрыва, цикла жизни продуктов основываются на подходах теорий сравнительных преимуществ и факторов производства с учетом обладания научно-техническим потенциалом и развития на этой базе инновационной деятельности.

Еще одним направлением экономической мысли, получившим свое развитие в последнюю четверть XX в., является теория экономии за счет масштабов производства. Эта теория базируется на положении о том, что существенным фактором снижения издержек производства и, соответственно, снижения издержек производства и роста международной конкурентоспособности является рост масштабов производства в обрабатывающей промышленности.

Крупномасштабное автоматизированное производство неизбежно вырастает за национальные рамки. Обострение связанной с этим процессом международной конкуренции ведет к усилению специализации отдельных стран на выпуске определенных видов продукции (с учетом расширения номенклатуры выпускаемой промышленной продукции, ее усложнения и растущих требований к качеству продукции и ее научно-техническому уровню).

Значительное место в теории экономии за счет масштабов производства занимают работы американских экономистов Д. Кисинга и Д. Хафбауэра. Они исходят из положения о том, что экономия за счет масштабов производства лежит в основе международной специализации производства, однако показывают, что этот фактор влияет на национальную экономику отдельных стран в разной мере и сам зависит от масштабов внутреннего рынка. Как полагает, в частности, Кисинг, результатами экономии за счет масштабов производства могут воспользоваться только крупные страны, малые же страны не могут получить сравнительных преимуществ при производстве большинства видов готовой продукции. Эта точка зрения представляется сомнительной и опровергается практикой развитых в экономическом отношении небольших стран, примерами которых являются современные Нидерланды, Бельгия, некоторые другие западноевропейские страны. Экспортные квоты в ВВП этих стран существенно выше, чем, например, у США (и зависимость от внешнего рынка у них, соответственно, больше), и они очень активно участвуют в процессах международной специализации производства на основе развития прежде всего современных наукоемких отраслей.

Положения теории экономии за счет масштабов производства получили свое развитие в широко используемом во многих странах мира (в том числе и в России) учебнике американских экономистов П. Кругмана и М. Обстфелъда "Международная экономика. Теория и политика" (первое издание в России было осуществлено в 1997 г.). По мнению авторов этого учебника, страны мира различаются по ресурсам и технологиям и специализируются на тех товарах, которые они делают лучше всего, а во-вторых, причиной торговли является экономия (или возрастающая доходность), делающая выгодной специализацию страны на относительно узком круге продуктов. При этом Кругман и Обстфельд в международной специализации фирм выделяют внешнюю и внутреннюю экономию. С внешней экономией они связывают ситуацию, когда та или иная страна либо в силу исторически сложившихся условий, либо на основе реализации достижений НТР достигает положения основного производителя (и, соответственно, экспортера) соответствующего вида продукции. Это дает фирмам данной страны необходимые преимущества и выступает как внешний фактор наращивания производства и экспорта продукции, что, в свою очередь, способствует снижению затрат на единицу продукции. Внутренняя экономия основывается на расширении выпуска продукции данной фирмой на базе увеличения ее экспорта, что также создает предпосылки снижения затрат на выпуск единицы продукции.

Как полагают Кругман и Обстфельд, внешняя экономия в большей степени характерна для отраслей, в которых действует значительное число небольших фирм, и экономическая ситуация близка к совершенной конкуренции. Внутренняя экономия, напротив, свидетельствует о преимуществах крупного производства и ведет к формированию рынка несовершенной конкуренции и появлению монополий и/или олигополий (как, например, на европейском автомобильном рынке).

Они показывают, что развертывание экономической деятельности фирм за национально-государственные рамки дает им возможность наращивать объемы производства продукции и снижать его издержки, поскольку постоянные издержки распределяются на растущие объемы (количество единиц) выпускаемой продукции. С учетом фактора международной специализации производства, количество фирм, участвующих в монополистической (или олигополистической) конкуренции на мировом рынке, оказывается, как правило, больше, чем на внутреннем рынке каждой страны. Это становится фактором снижения цен. Если даже та или иная фирма становится на данном сегменте мирового рынка чистым монополистом, то и в этом случае, в связи с ограниченностью спроса на мировом рынке, ей приходится для увеличения объемов производства снижать цены. Зарубежные фирмы, которые специализируются на мировом рынке в выпуске другой продукции, имеют возможность снижения издержек производства. При этом, преследуя цели наращивания выпуска продукции и участвуя одновременно в монополистической (или олигополистической) конкуренции, они также идут по пути снижения цен.

Экономия за счет масштабов производства тесным образом связана с международной внутриотраслевой специализацией производства и соответственно международным внутриотраслевым обменом, что в наибольшей степени проявляется у стран, примерно в одинаковой степени наделенных факторами производства и имеющих примерно одинаковые издержки. НТР ведет к усложнению и все большей дифференциации выпускаемой продукции, что становится фактором усиления международной внутриотраслевой специализации и наращивания международного внутриотраслевого обмена.

Размышляем самостоятельно. В какой мере в перспективном плане положения теории экономии за счет масштабов производства могут быть на практике реализованы в России?

В развитии теории международного разделения труда и международной торговли объективно существенное место занимают проблемы, связанные с той значительной ролью, которую в современной мировой экономике играют транснациональные корпорации (ТНК). Применительно к их деятельности получило свое развитие направление экономической мысли, которое определяют как теорию интернализации. К числу представителей этого направления относят канадского экономиста А. Рагмена и английского экономиста Р. Коуза, лауреата Нобелевской премии по экономике 1991 г., присужденной за открытие и определение роли трансакционных издержек и прав собственности в базовых структурах функционирования экономики.

Суть этой теории состоит в том, что в ходе своего развития для устранения негативного воздействия внешнего рынка ведущие ТНК фактически создают свои собственные внутренние, интернальные (internal - внутренний) рынки, в которых участвуют головные (материнские) фирмы и дочерние фирмы, разбросанные по различным странам мира. Это позволяет ТНК осуществлять торговлю на основе внутренних контрактных соглашений по так называемым "трансфертным ценам", нередко существенно отличающимся от общих цен мировой торговли, уходить от налогообложения, использовать факторы дешевой рабочей силы и дешевых сырьевых ресурсов, а также низкие экологические стандарты и т.д.

Размышляем самостоятельно. Какие примеры создания собственных "интернальных" рынков транснациональными корпорациями можно было привести? Есть ли подобные рынки у ведущих российских ТНК?

Значительное место в общей совокупности современных теорий международного разделения труда и международной торговли занимает теория конкурентных преимуществ американского экономистам. Портера, которая рассмотрена в гл. 3.

По существу новое направление теорий международной торговли представляют работы, посвященные проблемам так называемого нового протекционизма. К началу XXI в. достаточно ясным стал тот факт, что новыми возможностями, которые действительно создает глобализация, по мере нарастания открытости национальных экономик в наибольшей степени пользуются прежде всего наиболее развитые в экономическом отношении страны (хотя и между ними не только сохраняются старые, но и возникают новые противоречия в экономической сфере). Поэтому, хотя в мировой экономике объективно протекает процесс либерализации торговых режимов взаимодействующих стран, не только воспроизводится старая почва для протекционизма, но и создается новая почва для соответствующего новым реалиям нового протекционизма.

Характерно при этом, что новый протекционизм реализуется во внешнеэкономической политике все более широкого круга стран - развитых, развивающихся, стран с переходной экономикой.

Как отмечает профессор Колумбийского университета, специальный советник по вопросам глобализации при ООН Джагдиш Бхагвати, "судя по реакции неправительственных организаций (НПО), выступающих против торговли, и даже по заявлениям лидеров бедных стран на Всемирном экономическом форуме в Давосе (Швейцария), тенденция руководства некоторых международных учреждений (например, Всемирного банка) публично говорить о протекционизме богатых стран и не упоминать при этом о протекционизме бедных стран привела к распространению заблуждений, представляющих опасность для проведения надлежащей политики в бедных странах". Развивая эту мысль, Дж. Бхагвати называет три существующих в данной области заблуждения, "распространяемых в результате однобокой риторики".

  • 1. Уровень защиты в богатых странах выше, чем в бедных. Как показывает Дж. Бхагвати, средние тарифные ставки в бедных странах по-прежнему выше, чем в богатых странах, и это справедливо для большинства секторов современной торговли. Кроме того, число антидемпинговых мероприятий, проводимых бедными странами, начинает превышать число таких же мероприятий, проводимых богатыми странами.
  • 2. Неправильно было бы требовать от бедных стран снижения торговых барьеров, при том, что такие барьеры существуют в богатых странах. Критикуя эту позицию, Дж. Бхагвати ссылается на положения одного из наиболее известных экономистов XX в., Джоан Робинсон о том, что "если ваш торговый партнер бросает камни в свою гавань, то нет никаких причин для того, чтобы и вы начали бросать в свою".
  • 3. Экспорт из бедных стран не увеличивается ввиду защиты рынков богатых стран. Частично соглашаясь с такой точкой зрения, Дж. Бхагвати при этом пишет, что хотя мы осуждаем протекционизм богатых стран, однако причиной низких показателей экспорта и экономического развития в целом бедных стран нередко являются их собственные меры торговой политики. В качестве позитивного примера для подражания Дж. Бхагвати при этом приводит опыт экспортной деятельности таких стран, как Гонконг и Сингапур, которые придерживаются практики свободной торговли, или Республики Корея, использующей экспортные субсидии, в сравнении с невысокими показателями экспортной деятельности Индии за последние сорок лет.

Совместно с А. Панагария, профессором Мэрилендского университета и главным экономистом Азиатского банка развития Дж.

Бхагвати в 2001 г. выступил с предложением об организации движения "Юбилей - 2010", согласно которому 2010 г. должен стать годом окончательного отказа от протекционизма богатых стран. Это предложение предусматривает отказ от защиты рынков от трудоемкой продукции (поступающей, главным образом, из развивающихся стран) на основе режима наибольшего благоприятствования. При этом он сравнивает эту инициативу с инициативой 2001 г. ЕС, который предложил группе из 49 наименее развитых стран возможность свободного доступа "ко всем рынкам ЕС, кроме оружия" (иными словами, ЕС предусматривается отказ от защиты на преференциальных условиях для этой группы стран).

В инициативе ЕС фактически предусмотрена граница между бедными странами, получающими преференции, и бедными странами, их не получающими. В случае реализации этой инициативы, она может повредить бедным странам, находящимся непосредственно над чертой бедности, за счет переориентации их экспорта в целях оказания помощи странам, находящимся ниже черты бедности. Таким образом, по мнению Дж. Бхагвати, "преференции дают наименее развитым странам неправильную идею о том, что они могут участвовать в конкуренции только с помощью искусственной поддержки, что не соответствует внушительному опыту стран Дальнего Востока с сопоставимой экономикой, приобретенному несколько десятилетий назад. Несомненно, вместо этого лучше полностью демонтировать защиту от трудоемкой продукции и ориентировать специальную и щедрую помощь и программы технического содействия на наименее развитые страны".

Общая картина протекционизма начала XXI в. (нового протекционизма), как представляется, выглядит более сложной, поскольку она не сводится лишь к взаимоотношениям развитых стран с развивающимися. Она относится и к взаимоотношениям между самими развитыми странами, между ними и странами с переходной (транзитивной) экономикой, к взаимоотношениям внутри групп развивающихся стран и государств с переходной экономикой.

Действительно, несмотря на достаточно очевидную аргументацию сторонников либерализации международной торговли, состоящую в том, что в результате ее осуществления мировое экономическое сообщество придет к более рациональному и эффективному использованию всех видов ресурсов и на этой основе к достижению более высокого уровня жизни населения всех участвующих в этом процессе стран, проблемы защиты национальных рынков и отечественных производителей приобрели новую актуальность, т.е. по-новому поставили проблемы протекционизма начала XXI в.

При этом специфической разновидностью современного протекционизма является групповой (коллективный) протекционизм современных интеграционных, экономических, торговых и т.д. союзов.

Размышляем самостоятельно. Что необходимо сделать для того, чтобы Россия не просто более основательно учитывала основные проявления и инструменты так называемого нового протекционизма, а и более активно использовала их в своей практике регулирования внешней торговли?

Отмеченные процессы не могли не получить своего отражения и в экономической теории. В частности, в теории современной международной торговли на смену концепциям свободной торговли и совершенной конкуренции пришли теории стратегической или управляемой торговой политики, под которыми понимается взаимосвязанная совокупность правительственных мер, направленных на создание, укрепление и расширение конкурентных преимуществ данной страны и ее отечественного бизнеса (эти меры не сводятся только к традиционным экономическим инструментам внешнеэкономической политики, но и подкрепляются целым рядом мер политического (а иногда и военно-политического) характера (нередко фактически мер "силового давления")).

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >